Библия Комментарий Далласской БС

Переводы: (скрыть)(показать)
LXX Darby GRBP NRT IBSNT UBY NIV Jub GRBN EN_KA NGB GNT_TR Tanah Th_Ef MDR UKH Bible_UA_Kulish Комментарий Далласской БС LOP ITL Barkly NA28 GURF GR_STR SCH2000NEU New Russian Translation VANI LB CAS PodStr BibCH UKDER UK_WBTC SLR PRBT KZB NT_HEB MLD TORA TR_Stephanus GBB NT_OdBel 22_Macartur_1Cor_Ef VL_78 UBT SLAV BHS_UTF8 JNT UKR KJV-Str LXX_BS BFW_FAH DONV FIN1938 EKKL_DYAK BB_WS NTJS EEB FR-BLS UNT KJV NTOB NCB McArturNT Makarij3 BibST FIN1776 NT-CSL RST Mc Artur NT BBS ElbFld RBSOT GTNT ACV INTL ITAL NA27 AEB BARC NZUZ שRCCV TORA - SOCH LOGIC VCT LXX_Rahlfs-Hanhart DRB TanahGurf KYB DallasComment GERM1951 Dallas Jantzen-NT BRUX LXX_AB LANT JNT2 NVT
Книги: (скрыть)(показать)
. Быт. Исх. Лев. Чис. Втор. Иис. Суд. Руф. 1Цар. 2Цар. 3Цар. 4Цар. 1Пар. 2Пар. Ездр. Неем. Есф. Иов. Пс. Прит. Еккл. Песн. Ис. Иер. Плач. Иез. Дан. Ос. Иоил. Ам. Авд. Ион. Мих. Наум. Авв. Соф. Агг. Зах. Мал. Матф. Мар. Лук. Иоан. Деян. Иак. 1Пет. 2Пет. 1Иоан. 2Иоан. 3Иоан. Иуд. Рим. 1Кор. 2Кор. Гал. Еф. Фил. Кол. 1Фесс. 2Фесс. 1Тим. 2Тим. Тит. Флм. Евр. Откр.
Главы: (скрыть)(показать)
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

Библия Комментарий Далласской БС

Откровение 1

I. Вступление: "Что ты видел..." (гл.1)

А. Пролог (1:1-3)

1:1. Первые слова: Откровение Иисуса Христа — определяют тему всей этой книги. Русское слово "откровение" соответствует греческому "апокалипсис" и означает "раскрытие тайны*. Слова ...чему надлежит быть вскоре показывают, что речь поведет не о прошедших событиях в их историческом обозрении, как в четырех Евангелиях, а о предвозвещении будущего. Греч, ен тахеи, переведенное как "вскоре" (ср. 2:16; 22:7,12,20), имеет оттенок внезапности действия и не предполагает, что оно обязательно произойдет вот-вот. Однажды начавшись, события конца времен будут следовать друг за другом "внезапно", и в этом смысле — скоро или "вскоре".

И Он показал, соответствует греч. есеманен, означающему "показал посредством знаков и символов", а также — "сообщил словами".

Ангел, принесший откровение, не назван по имени, но многие полагают, что это был архангел Гавриил, который приносил Божественные вести Даниилу, Марии и Захарии (Дан. 8:16; 9:21-22; Лук. 1:26-31). Апостол Иоанн (так же, как Павел, Иаков, Петр и Иуда) называет себя рабом Иисуса Христа (ср. Рим. 1:1; Фил. 1:1;Тит. 1:1; Иак. 1:1;2Пет. 1:1; Иуд, 1).

1:2. Этот стих надо понимать в том смысле, что Иоанн правдиво пересказал все виденное им — как слово Божье в свидетельство Иисуса Христа. Ибо то, что он видел, было вестью от Иисуса Христа и о Нем Самом.

1:3. Краткий пролог заканчивается обещанием блаженства тем, кто читают или слушают слова пророчества сего, при условии, что онн и исполняют написанное в нем. В стихе содержится намек на то, что читающему следует читать эту книгу вслух с тем, чтобы и другие люди могли услышать ее и покориться тому, что в ней написано.

Последняя фраза пролога — время близко. Под каирос ("время") подразумевается период времени, точнее, период последнего времени (см. Дан. 8:17; 11:35, 40; 12:4, 9). В этом же значении понимается "время" в Отк.11:18 и 12:12. В Отк.12:14 это слово употреблено в ином смысле, там оно Означает "год" (ср. Дан. 7:25); фраза "в продолжение времени, времен и полвремени" (12:14) означает: "в продолжение года ("времени") плюс двух лет ("времен") плюс шести месяцев ("полвремени")"; речь таким образом идет о трех с половиной годах, составляющих "время конца".

В 1:3 — первое обещание блаженства (всего их в книге Откровения—семь: 1:3; 14:13; 16:15; 19г9; 20:6; 217,14).

Пролог вкратце касается всего, что составляет книгу: ее темы, цели и тех, посредством кого эта цель осуществляется, — ангельских сил и человеческого фактора. Очень важно заметить, что в первую очередь назначение книги было в том, чтобы преподать практический урок тем, кто читают ее и внимают ей.

Б.Приветствие (1:4-8)

1:4-6. В приветствии — как и в приветствиях, которыми начинаются послания aп. Павла, да и самого Иоанна в 2 Иоан., апостол называет тех, к кому обращается. Адресатами его были семь церквей в римской провинции Асии, находившейся в Малой Азии (см. 1:11; гл. 2 и 3).

Словами благодать в мир выражаются положение христианина перед Богом и его внутреннее состояние. "Благодатью" определяется отношение Бога к верующим; "мир" говорит как о характере взаимоотношений верующих с Богом, так и о наслаждении их Божественным миром (Фил. 4:7), исполняющим их сердца.

Семь обетований блаженства в Откровении:

· Блажен читающий и слушающие слова пророчества сего и соблюдающие написанное в нем; ибо время близко (1:3).

· И услышал я голос с неба, говорящий мне: напиши: отныне блаженны мертвые, умирающие в Господе; ей, говорит Дух, они успокоятся от трудов своих, и дела их идут вслед за ними (14:13).

· Се, иду как тать: блажен бодрствующий и хранящий одежду свою, чтобы не ходить ему нагим, чтобы не увидели срамоты его (16:15).

· И сказал мне Ангел: напиши: блаженны званые на брачную вечерю Агнца. И сказал мне: сии суть истинные слова Божий (19:9).

· Блажен и свят имеющий участие в воскресении первом: над ними смерть вторая не имеет власти, но они будут священниками Бога и Христа и будут царствовать с Ним тысячу лет (20:6).

· Се, гряду скоро: блажен соблюдающий слова пророчества книги сей (22:7).

· Блаженны те, которые соблюдают заповеди Его, чтобы иметь им право на древо жизни и войти в город воротами (22:14).

Есть, однако, в этом приветствии и нечто необычное, а именно, что о Боге Отце в нем сказано как о Том, Который есть в был, и грядет (ср. 1:8).

Под семью духами, по-видимому, разумеется Дух Святой (ср. Ис. 11:2-3; Отк. 4:5; 5:6); столь необычно Он обозначен символически (заметим, что число семь — особенное число в Св. Писании; им выражается Божественная полнота).

Из Лиц Троицы Иисус Христос упомянут тут последним, возможно, потому, что в этой книге Он занимает центральное положение. О Нем говорится как о Свидетеле верном, т. е. как об источнике предлагаемого откровения; как о Первенце из мертвых (подразумевается Его воскресение; ср. Кол. 1:18) и как о владыке царей земных (имеется в виду Его власть над землей после установления Тысячелетнего царства).

Слова "первенец из мертвых", употребленные Иоанном в приветствии, означают, что Христос был первым, Кто воскрес в новом вечном теле, положив "начало" будущим аналогичным "воскресениям" как добрых (Фил. 3:11; Отк. 20:5-6), так и злых (Отк. 20:12-13).

Христос так возлюбил нас, что отдал за нас на кресте Свою жизнь, омыв нас от грехов наших Кровью Своею. Он сделал верующих царями (в том смысле, что составил из них царство Свое) и священниками Богу и Отцу Своему. Это побуждает Иоанна воздать Ему хвалу и славу, завершаемые словом Аминь.

1:7-8. Читатели призываются сосредоточить внимание на Спасителе, Который грядет. Речь идет о Его втором пришествии — с облаками или на облаках — на землю (ср. Деян. 1:9-11). И тогда узрит Его всякое око, в те, которые пронзили Его. Конечно, непосредственных виновников и участников распятия Его давно не останется к тому времени на земле, и воскреснут они лишь после Тысячелетнего царства, но здесь говорится не о них, а о благочестивом "остатке" Израиля; именно люди этого "остатка", как представители всего народа, "воззрят на Него, Которого пронзили" (см. Зах. 12:10). Однако под теми, "которые Его пронзили", рыдающими "пред Ним" во второе Его пришествие, правомочно понимать не только иудеев, но именно все племена земные, представители которых своей греховной жизнью, своим отвержением Евангелия вторично будут распинать Христа на протяжении человеческой истории.

Второе пришествие Господа будет видимым для всего мира, т. е. и неверующие увидят Его. В отличие от Его первого "пришествия" в Вифлееме и в отличие от "восхищения Церкви", которое от жителей земли в целом, вероятно, будет сокрыто (см. Отк. 1:7 и Иоан. 14:3).

Я семь Альфа и Омега, начало и конец. Смысл этих слов в том, что Бог есть первопричина, а, значит, начало всего сущего, и вместе с тем — конец, конечная цель бытия ("альфа" — есть первая буква, а "омега" — последняя в греч. алфавите). Все сотворенное Им должно стремиться к Нему и с Его помощью — к совершенству. Далее о Христе говорится как о Том, Который есть и был и грядет, как о Вседержителе, то есть Всемогущем (ср. Отк. 4:8; 11:17). В Новом Завете соответствующее ему греч. пантократор встречается 10 раз, из них 9 — в этой книге (2 Кор. 6:18; Отк. 1:8;4:8; 11:17; 15:3; 16:7,14; 19:6,15; 21:22). В сущности в этом и есть главное откровение книги, которое содержится уже здесь, в стихах приветствия.

В. Прославленный Христос в видении на Патмосе (1:9-18)

Апостол Иоанн получил это потрясающее откровение на острове Патмос, небольшом островке в Эгейском море, расположенном между Малой Азией и Грецией, на юго-запад от Ефеса. Согласно утверждениям Иринея, Климента Александрийского и Евсевия, Иоанна сослали на этот остров за его активную пастырскую деятельность в Ефесе. Виктории, первый комментатор книги Откровения, писал, что Иоанн, будучи узником на Патмосе, работал там в рудниках. После смерти Домициана в 96 году новый император Нерва позволил апостолу возвратиться в Ефес. Итак, в мрачные дни, проведенные Иоанном на о. Патмос, Бог дал ему то поразительное откровение, которое и запечатлено в этой последней книге Библии.

1:9-11. Эта часть начинается словами: Я, Иоанн. И это — третья в первой главе ссылка на Иоанна как на человека, чьей рукой писалось Откровение, и первое место из трех (см. Отк. 21:2; 22:18), где он говорит о себе "Я". Напомним, что во 2 Иоан. 1 и в 3 Иоан. 1 апостол пишет о себе в третьем лице как о "старце", а в Иоан. 21:24 — как об "ученике" (тоже в третьем лице). В начальных главах этой книги, адресуемых к семи церквам в Асии, апостол представляет себя как брата, соучаствующего не только в царствии Иисуса Христа, но и в терпеливом перенесении скорбей за слово Божие и за свидетельство об Иисусе Христе. Страдания за служение истинному Богу Иоанн разделял и с другими хорошо известными библейскими авторами — такими, как Моисей, Давид, Исайя, Иезекииль, Иеремия, апостолы Петр и Павел.

Ап. Иоанн получил Откровение в день Господень (так в греч. тексте); в сущности нигде в Библии это выражение не относится к первому дню недели (воскресению). Согласно одному из толкований это мог быть любой из дней недели, который Иоанн со своею паствой привык проводить в служении Господу. Толкуют это место и так, что "день Господень" надо понимать в том значении, в каком употребляется это выражение в обоих Заветах (см. Ис. 2:12; 13:6,9; 34:8; Иоил. 1:15; 2:1, 11, 31; 3:14; Ам. 5:18, 20; Соф. 1:7-8,14,18; 2:3; Зах. 14:1; Мал. 4:5; 1 Фес. 5:2; 2 Пет. 3:10). То есть фразу Я был в духе (в состоянии экстаза; ср. Отк. 4:2; 17:3) "в день Господень" надо понимать в том смысле, что своим внутренним "Я" (а не телесно), в видении, апостол был перенесен в будущий день Господень, когда Бог изольет Свои суды на землю. Ибо потрясающие душу события, повествование о которых начинается в 4 главе Откровения, "проистекут" именно от судов Божиих, которые состоятся в день Господень.

Представляется маловероятным, что все сказанное в кн. Откровения было сообщено Иоанну на протяжении одного календарного дня, то есть за 24 часа, особенно в свете того, что все увиденное и услышанное апостол должен был еще и записать. По-видимому, пророчески перенесенный в будущий день Господень, апостол Иоанн все пережитое им записал позднее.

Громкий голос, как бы трубный, повелел Иоанну занести все в книгу и послать это семи церквам, находившимся в Малой Азии. Тут — первое из имеющихся в Откровении 12 повелений апостолу записать увиденное и услышанное; и каждое, как представляется, соотносится с очередным видением (ср. 1:19; 2:1, 8, 12, 18; 3:1, 7, 14; 14:13; 19:9; 21:5). Одно видение составило исключение — его не разрешено было записывать (10:4).

Каждая из семи церквей, о которых говорится в Откровении, была независимой поместной церковью; и упоминаются они в "географическом" порядке (как были они расположены в виде полумесяца), начиная от Ефеса на побережье и далее на север — Смирна и Пергам, а затем на восток и на юг — Фиатира, Сардис, Филадельфия и Ляодикия.

1:12-16. Иоанн стоял спиной к говорившему и, услышав голос, обратился (т. е. обернулся), чтобы увидеть Того, Кто говорил к нему, он увидел семь золотых светильников. Наверное это не был обычный еврейский семисвечник, но — отдельные светильники. Они символически отражали Божественную природу ("Бог есть свет" — см. 1 Иоан. 1:5). Среди них апостол увидел подобного Сыну Человеческому. Тоже выражение находим в Дан. 7:13, употребленное пророком по отношению к Иисусу Христу. Одеяние Стоявшего посреди светильников описывается как священническое и царское, с золотым поясом не по бедрам, а по груди, что придавало особое величие всей Его фигуре. Белизна Его волос соответствовала таковой у "Ветхого днями" в Дан. 7:9, где имеется в виду Бог Отел, (Эта белизна сравнивается с белизной шерстя и снега.) Она говорит о присущих как Отцу, так и Сыну чистоте и вечности. Глаза Сына сверкали, как пламень огненный (ср. 2:18), выражая Его всепроникающую силу всемогущего и всеведущего Судии.

Ноги Иисуса Христа были как бы из ливанской меди, точнее, какого-то сплава меди (халколиван), раскаленной я печи. Заметим в этой связи, что "медным" был и жертвенник (в Иерусалимском храме), образ которого был неотделим от представления о жертвоприношениях за грех и о Божием осуждении греха.

Голос Его — как шум вод многих... и лице Его — как солнце, сияющее в силе своей. Всеми этими образами вновь и вновь подчеркиваются величие и слава Христа. Тайна семя звезд, которые он держал в правой руке Своей, раскрывается Им Самим в 20 стихе: это — "Ангелы семи церквей". Тем, что Господь держал их в правой руке Своей, подчеркивается Его суверенная власть над ними. Острый с обеих сторон меч (ср. 2:12, 16; 6:8; 19:15; 21), который выходил... яз уст Его, возможно, символизировал то самое откровение о беспощадном суде Божием, которое Христос намеревался сообщить Иоанну; ибо он уже не был более Младенцем, родившимся в яслях Вифлеемских, нн исполненным скорби Человеком в терновом венце. Он явился Иоанну как Господь в полноте славы Своей.

1:17-18. И когда я увидел Его, то пал к ногам Его, вше мертвый, пишет далее Иоанн. То же произошло и с Савлом, когда он увидел Христа в славе Его (Деян. 9:4). Когда-то юный Иоанн "припадал" головой к груди Иисуса (Иоан. 13:25), но теперь апостолу Иоанну наверное и мысль не пришла о прежней человеческой близости, связывавшей его с Тем, Кто явился ему в славе.

Христос, однако, ободрил престарелого апостола, положив на него правую руку Свою и сказав ему: Не бойся. Затем Он сказал Иоанну, что Он — вечен (Я есмь первый и последний; ср. Отк. 1:8; 2:8; 21:6; 22:13), что умерщвленный некогда людьми, Он воскрес и уже не умрет никогда (и се, жив во века веков). Далее Он подтвердил апостолу, что имеет ключа ада и смерти, т. е. власть над смертью и тем местом, где она царит (ср. Иоан. 5:21-26; 1 Кор. 15:54-57; Евр.2:14; Отк. 20:12-14).

Человек не может не преклониться в благоговении и смирении перед прославленным Христом, однако верные Его последователи, каким был Иоанн, могут не сомневаться, что они приняты Сыном Божиим. Их смерть и воскресение — в Его руках.

Разительно, конечно, несходство между Христом, описываемым в славе в книге Откровения, и тем Христом, какой предстает перед нами на страницах четырех Евангелий (см. Фил. 2:6-8); исключение составляет описание Его преображения (Мат. 17:2; Map. 9:2).

Г. Повеление написать... (1:19-20)

1:19-20. После того, как Иоанн получил "откровение" Христа в славе, ему снова дано было повеление написать:

а) о том, что он уже видел;

б) о том, что открывается ему в настоящем (что есть) и

в) о том, что произойдет в будущем (что будет после сего).

Это представляется планом (или схемой) Откровения, как "составлены" они были Самим Богом. Вначале апостол должен был записать то, что увидел и ощутил при начале откровения (гл. 1); затем — послания Христа семи церквам (гл. 2 и 3). И, наконец, главное, что, собственно, и делало книгу пророческой: он должен был зафиксировать события, которые предваряли второе пришествие Христа, определяли его кульминацию и — следовали за ним (гл. 4-22).

"Хронологическое" деле те книги Откровения значительно превосходит по своему Божественному замыслу многие произвольные деления ее, на основании которых толкователи нередко хватаются за случайные фразы и обороты речи, "прилаживал" книгу к собственным заранее составленным схемам интерпретации — в угоду тем или иным частным положениям. Деление же, предложенное Иоанну свыше, отлично согласуется с той концепцией, что большая часть Откровения (начиная с 4 главы) соответствует описанию подлинных событий, которые совершатся в будущем, а не тех, которые совершились в прошлом, либо описанию каких-то духовных процессов и изложению неких принципов, облеченных в символы. Важно заметить, что последовательно и логично Отк. 4—22 можно толковать лишь в плане будущих событий. А те богословы, которые держатся аллегорического подхода к книге, редко соглашаются между собой в толковании одного и того же места. В равной степени это относится и к сторонникам аллегорического и исторического методов толкования.

В Откровении видение в символическом выражении его нередко возникает первым, но потом следует объяснение символов. Так, например, сначала Иоанну были показаны семь светильников и семь звезд, но вслед затем значение этих символов было объяснено ему: семь светильников — это семь церквей, а семь звезд — семь Ангелов или посланцев к этим церквам. (В древности под этими "ангелами" нередко разумели бесплотных ангелов-хранителей; предпочтительным представляется позднейшее толкование, согласно которому речь тут идет о епископах церквей. На страницах Откровения христианские пастыри предстают таким образом всегда находящимися в руке Бога.)

Итак, книга эта является не безнадежной мешаниной непонятных символов и необъяснимых фраз, но продуманной записью того, что дано было Иоанну увидеть и услышать — нередко в сопровождении объяснений духовного и практического смысла полученных им откровений.

Представляется, что Бог предназначил Апокалипсис к осмыслению вдумчивыми исследователями всего слова Его при условии сопоставления этой книги с другими, в которых тоже широко используется символика, например, с книгами Даниила и Иезекииля. Так же, как смысл книги пророка Даниила, смысл Откровения будет все более "проясняться" по мере развития человеческой истории.

В плане изложенных в ней истин и применения их к практической жизни книга Откровения стоит вне времени, но несмотря на это (а, может быть, благодаря этому) она — источник утешения для тех, кто, сознавая, что до второго пришествия Христа остается все меньше времени, ищут водительства Его в каждый день своей жизни.