Комментарии Баркли к НЗ

Переводы: (скрыть)(показать)
LXX Darby GRBP NRT IBSNT UBY NIV Jub GRBN EN_KA NGB GNT_TR Tanah Th_Ef MDR UKH Bible_UA_Kulish Комментарий Далласской БС LOP ITL Barkly NA28 GURF GR_STR SCH2000NEU New Russian Translation VANI LB CAS PodStr BibCH UKDER UK_WBTC SLR PRBT KZB NT_HEB MLD TORA TR_Stephanus GBB NT_OdBel 22_Macartur_1Cor_Ef VL_78 UBT SLAV BHS_UTF8 JNT UKR KJV-Str LXX_BS BFW_FAH DONV FIN1938 EKKL_DYAK BB_WS NTJS EEB FR-BLS UNT KJV NTOB NCB McArturNT Makarij3 BibST FIN1776 NT-CSL RST Mc Artur NT BBS ElbFld RBSOT GTNT ACV INTL ITAL NA27 AEB BARC NZUZ שRCCV TORA - SOCH LOGIC VCT LXX_Rahlfs-Hanhart DRB TanahGurf KYB DallasComment GERM1951 Dallas Jantzen-NT BRUX LXX_AB LANT JNT2 NVT
Книги: (скрыть)(показать)
. Матф. Мар. Лук. Иоан. Деян. Иак. 1Пет. 2Пет. 1Иоан. 2Иоан. 3Иоан. Иуд. Рим. 1Кор. 2Кор. Гал. Еф. Фил. Кол. 1Фесс. 2Фесс. 1Тим. 2Тим. Тит. Флм. Евр. Откр.
Главы: (скрыть)(показать)
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

Комментарии Баркли к НЗ

Откровение 1

 

1-3

 

Божье откровение людям (Отк. 1,1-3)

 

Эту книгу иногда называют Откровением, а иногда - Апокалипсис. Она начинается словами: "Откровение Иисуса Христа", которые значат не откровение об Иисусе Христе, а откровение, дарованное Иисусом Христом. Откровение - по-гречески апокалупсис, и это слово имеет свою историю.

 

1. Апокалупсис состоит из двух слов: апо, что значит прочь от и калупсис - покров, и потому апокалупсис значит снятие покрова, откровение. Первоначально это слово не было сугубо религиозным, а попросту значило разоблачение какого-то факта. Весьма интересно употребляет это слово греческий историк Плутарх ("Как отличить льстеца от друга", 32). Он рассказывает о том, что однажды Пифагор подверг публичному порицанию одного из своих преданных учеников, и как этот молодой человек пошел и удавился. "С тех пор Пифагор никогда больше не наставлял никого при посторонних, потому что к ошибкам надо относиться так же, как к заразной болезни и всякое наставление и разъяснение (апокалупсис) должно совершаться в тайне". Но затем апокалупсис стало исключительно христианским словом.

 

2. Оно употребляется для раскрытия воли Божьей для направления наших действий. Так Павел говорит, что прибыл в Иерусалим по откровению (апокалупсис). Он пошел, потому что Бог сказал ему, что желает от него этого (Гал. 2,2).

 

3. Оно употреблено для откровения истины Божьей людям. Евангелие, которое благовествовал Павел, он принял не от человека, а через откровение (апокалупсис) Иисуса Христа (Гал. 1,12). Весть проповедника в христианском собрании - откровение (1 Кор. 14,6).

 

4. Оно употребляется и для откровения Божиих сокровенностей людям, особенно в воплощении Иисуса Христа (Рим. 14,24; Еф. 3,3).

 

5. В особенности же оно употребляется для определения откровения силы и святости Божьей, которые грядут в последние дни; это будет откровение праведного суда (Рим. 2,5); для христиан же это будет откровением "к похвале, чести и славе" (1 Пет. 1,7), благодати (1 Пет. 1,13), радости (1 Пет. 4,13).

 

Прежде чем обратиться к более специфическому употреблению слова апокалупсис, надо отметить два факта.

 

1. Откровение связано особым образом с деятельностью Святого Духа (Еф. 1,17).

 

2. Следует понимать, что здесь перед нами образ всей христианской жизни, потому что в ней нет такой части, которая не была бы освещена откровением Божьем. Бог открывает нам, что нам надлежит делать и говорить; в Иисусе Христе Он открывает нам Себя, ибо видевший Иисуса видел Отца (Иоан. 14,9), а жизнь движется к последнему и завершающему откровению, в котором будет суд для тех, кто не подчинился Богу, и благодать, слава и радость для тех, кто пребывает в Иисусе Христе. Откровение - это не специфически богословская идея; это то, что Бог предлагает каждому, кто готов слушать.

 

А теперь обратимся к специфическому значению слова апокалупсис, которое имеет непосредственное отношение к этой книге.

 

Иудеи уже давно перестали надеяться на то, что они смогут своими силами получить воздаяние, полагающееся им, как избранному народу, и потому надеялись на прямое вмешательство Бога. Для этого они делили все время на два века - на век нынешний, подчиненный пороку, и на век грядущий, который является Божиим веком. А в промежуток - время великой скорби. В эпоху между Ветхим и Новым Заветами иудеи написали много книг, представлявших собой видения ужасного последнего времени и грядущего затем блаженства. Эти книги назывались апокалипсисами; Откровение является такой книгой. Хотя в Новом Завете нет больше ничего подобного, оно относится к литературному жанру, типичному для эпохи между Ветхим и Новым Заветами. В этих книгах было что-то дикое и невразумительное, потому что в них пытаются описать неописуемое. Откровение так труднодоступно для понимания именно из-за предмета и темы, которой оно посвящено.

 

Средства Божьего откровения (Отк. 1,1-3 (продолжение))

 

В этом отрывке коротко показано, как откровение достигло людей.

 

1. Откровение исходит от Бога, источника всякой истины. Всякая истина, открытая людьми, содержит в себе два элемента: она является открытием человеческого ума и даром Божиим. Однако важно помнить, что человек никогда не создает истины, а получает ее от Бога. Нам следует также помнить, что он получает ее двумя путями. Человек постигает ее в результате серьезных поисков. Бог даровал человеку разум и поэтому Он часто говорит нам посредством нашего ума. Конечно, Он не доверяет истину тому, кто слишком ленив, чтобы размышлять о нем. Ее постигают в результате благоговейного ожидания. Бог дарует Свою истину тому, кто не только напряженно думает о ней, но и спокойно ожидает откровения ее в молитве и преданности. Но опять же надо помнить, что молитва и преданность Богу не являются чисто пассивным делом, а благоговейным прислушиванием к голосу Божьему.

 

2. Бог даровал Свое откровение Иисусу Христу. Библия не превращает Иисуса в второго Бога; скорее наоборот, она подчеркивает Его абсолютную зависимость от Бога. "Мое учение, - сказал Иисус, - не Мое, но Пославшего Меня" (Иоан. 7,16). "Я... ничего не делаю от Себя, но как научил Меня Отец Мой, так и говорю" (Иоан. 8,28). "Ибо Я говорил не от Себя, но пославший Меня Отец, Он дал Мне заповедь, что сказать и что говорить" (Иоан. 12,49). Иисус возвещает людям Божью истину и именно потому Его учение является единственным в своем роде и завершающим.

 

3. Иисус даровал эту истину Иоанну посредством Своего Ангела (Отк. 1,1). Следовательно, автор Откровения - дитя своего времени. В тот период истории особенно сознавали трансцендентность (непознаваемость) Бога. Другими словами, на них производило большое впечатление различие между Богом и человеком, притом настолько, что они считали невозможным прямое общение между Богом и человеком, и что для этого всегда необходимы посредники. В Ветхом Завете Моисей получил закон непосредственно из рук Божьих (Исх. 19 и 20), а в Новом Завете дважды говорится, что закон был принят при служении ангелов (Деян. 7,53; Гал. 3,19).

 

4. Наконец, откровение даровано Иоанну. В этом есть нечто возвышенное, при мысли о том, какую роль играют люди в процессе передачи Божьего откровения. Богу необходимо было найти человека, которому Он мог доверить Свою истину, и которого Он мог бы употребить в качестве Своих уст.

 

5. Следует отметить содержание откровения, дарованное Иоанну. Это откровение того, "чему надлежит быть вскоре" (1,1). Здесь два важных слова: во-первых, надлежит. Заметим, что в истории ничего нет случайного, у нее своя цель. Во-вторых, вскоре. Это служит доказательством того, что неправильно было бы использовать Откровение как некую таинственную таблицу грядущих событий, которые могут совершиться через тысячу лет. В представлении Иоанна то, о чем идет речь в Откровении, должно совершиться немедленно. И потому Откровение нужно истолковывать в контексте того времени.

 

Рабы Божии (Отк. 1,1-3 (продолжение))

 

Слово раб употреблено в этом отрывке дважды. Бог даровал откровение рабам Своим через раба Своего Иоанна. В греческом это доулос, а в древнееврейском - ебедх. Оба слова трудно переводимы. Обычно доулос переводится как раб. Истинный слуга Божий - это, фактически, Его раб. Слуга может уволиться, когда ему угодно; у него установленные часы работы и отдыха; он работает за определенную плату, имеет свое мнение и может торговаться, когда и за сколько будет работать. Раб же лишен этого; он является полной собственностью своего хозяина, и не имеет ни своей воли, ни своего времени. Слова доулос и ебедх указывают, насколько абсолютным должно быть наше подчинение Богу.

 

Весьма интересно отметить, к кому относятся эти слова в Писании.

 

Авраам - раб Божий (Быт. 26,24). Моисей - раб Божий (2 Пар. 24,6; Неем. 1,7; 10,29; Пс. 104,26; Дан. 9,11). Иаков - раб Божий (Ис. 44,1.2; 45,4; Иез. 37,25). Халев и Иисус Навин - рабы Божие (Числ. 14,24; Иис. Н. 24,29; Суд. 2,8). После Моисея чаще всего рабом Божиим назван Давид (3 Цар. 8,66; 11,36; 4 Цар. 19,34; 20,6; 1 Пар. 17,4; Пс. 132,10; 144,10; в заглавиях к Пс. 17 и 35; Пс. 88,4; Иез. 34,24). Илия - раб Божий (4 Цар. 9,36; 10,10). Исаия - раб Божий (Ис. 20,3); Иов - раб Божий (Иов. 1,8; 42,7). Пророки - рабы Божии (4 Цар. 21,10; Ам. 3,7). Апостолы - рабы Божии (Фил. 1,1; Тит. 1,1; Иак. 1,1; Иуда 1; Рим. 1,1; 2 Кор. 4,5). Такой человек, как Епафрас - раб Иисуса Христа (Кол. 4,12). Все христиане - рабы Христовы (Еф. 6,6). Из этого мы можем прийти к следующим выводам.

 

1. Величайшие мужи почитали за честь быть рабами Божиими.

 

2. Интересно отметить объем их служения: законодатель Моисей; отважный странник Авраам; пастушок Давид, милый певец Израиля и его царь; Халев и Иисус Навин - воины и деятельные мужчины; Илия и Исаия - пророки и мужчины Божие; Иов - верный и в беде; апостолы, несшие людям весть об Иисусе; каждый христианин - раб Божий. Бог может использовать всех, кто согласится на служение Ему.

 

Благословенные Богом (Отк. 1,1-3 (продолжение))

 

Этот отрывок заканчивается тремя благословениями.

 

1. Блажен человек, читающий эти слова. Читающий - в данном случае это не человек, читающий сам по себе, а который публично читает слово Божие в присутствии всей общины. Чтение Писания было в центре всякой службы в иудейской синагоге (Лук. 4,16; Дели. 13,15). В иудейской синагоге Писание общине читали семь простых членов общины, но если присутствовал священник или левит, то право первенства принадлежало ему. Христианская Церковь заимствовала многое из порядка службы в синагоге, и чтение Писания оставалось центральной частью служения. Самое раннее описание христианской церковной службы находим у Иустина Мученика; она включала чтение "сказаний апостолов (то есть Евангелий), и писаний пророков" (Иустин Мученик: I,67). Со временем читающий стал в Церкви официальным должностным лицом. Тертуллиан жалуется, в числе прочего, на то, что в еретических общинах человек мог слишком быстро получить официальную должность, не получив предварительно для этого надлежащей подготовки. Он пишет: "И так бывает, что сегодня у них один епископ, а завтра другой, сегодня он диакон, а завтра - чтец" (Тертуллиан, "О прескрипции против еретиков", 41).

 

2. Слушающий эти слова блажен. Мы поступаем хорошо, если будем помнить, как велико преимущество слушать слово Божие на родном языке, а это право куплено дорого. Люди умирали за то, чтобы Дать нам его; а профессиональное духовенство долго пыталось сохранить старые, непонятные для народа языки за собой. Однако и по сей день совершается всякий труд, предлагающий людям Писание на их родном языке.

 

3. Блажен человек, соблюдающий эти слова. Слышать слово Божие - привилегия; повиноваться Ему - обязанность. В том нет подлинного христианского чувства, кто слышит слово и забывает или умышленно игнорирует их.

 

Это тем более важно, потому что время близко (1,3). Ранняя Церковь жила в живом ожидании пришествия Иисуса Христа и это ожидание было их твердой надеждой в беде и постоянным предупредительным знаком. Независимо от этого, никто не знает, когда его позовут от земли и, для того, чтобы он мог с надеждой встретить Бога, ему необходимо дополнить слушание послушанием.

 

В Откровении содержится семь блаженств.

 

1. Блаженны те, о которых мы только что говорили. Блаженны все те, которые читают Слово, слушают его и повинуются ему.

 

2. Блаженны мертвые, умирающие в Господе (14,13). Это можно назвать небесным блаженством друзей Христовых на земле.

 

3. Блажен бодрствующий и хранящий одежду свою (16,15). Это можно назвать блаженством бодрствующего странника.

 

4. Блаженны званные на брачную вечерю Агнца (19,9). Это можно назвать блаженством званных гостей Божиих.

 

5. Блажен и свят имеющий участие в воскресении первом (20,6). Это можно назвать блаженством человека, над которым смерть вторая не имеет власти.

 

6. Блажен соблюдающий слова пророчества книги сей (22,7). Это можно назвать блаженством мудрого, читающего Слово Божие.

 

7. Блаженны те, которые соблюдают заповеди Его (22,14). Это можно назвать блаженством слушающих и повинующихся.

 

Такие блаженства доступны каждому христианину.

 

4-6

 

Послание и его назначение (Отк. 1,4-6)

 

Откровение - это послание, написанное семи церквам, находящимся в Асии. В Новом Завете Асия - это не континент Азия, а римская провинция. Некогда это было царство Атталы Третьего, который завещал его Риму. В него входило западное средиземноморское побережье полуострова Малая Азия с областями Фригия, Мисия, Кария и Ликия; столицей ее был Пергам.

 

Семь церквей перечислены в 1,11 - Ефес, Смирна, Пергам, Фиатира, Сардис, Филадельфия и Лаодикия. Конечно, в Асии были не только эти семь церквей. Была церковь в Колоссах (Кол. 1,2); в Иераполе (Кол. 4,13); в Троаде (2 Кор. 2,12; Деян. 20,5); в Милите (Деян. 20,17); и в Магнезии и Траллесе, как видно из посланий Игнатия, епископа антиохийского. Почему же Иоанн выбрал только эти семь? Для этого могло быть несколько причин.

 

1. Эти церкви можно рассматривать как центры семи почтовых округов, соединенных между собой своеобразной кольцевой дорогой, проходящей внутри Провинции. Троада лежала в стороне от проезжей Дороги, а Иераполь и Колоссы находились сравнительно недалеко от Лаодикии - туда можно было дойти пешком; а Траллес, Магнезия и Милит находились недалеко от Ефеса. Послания в эти семь городов было несложно распространить и в близлежащие районы, а, ввиду того, что каждое послание писалось от руки, их следовало послать туда, где они стали бы доступными наибольшему числу людей.

 

2. При чтении Откровения сразу же обнаруживается предпочтение Иоанна к числу семь. Оно встречается пятьдесят четыре раза: это семь золотых светильников (1,12); семь звезд (1,16); семь огненных светильников (4,5); семь печатей (5,1); семь рогов и семь очей (5,6); семь громов (10,3); семь Ангелов, семь золотых чаш и семь язв (15,6. 7-8). В древности число семь считалось совершенным, и оно проходит через все Откровение.

 

Некоторые ранние комментаторы делали из этого интересный вывод. Семь - совершенное число, потому что оно символизирует завершенность, полноту. И потому они предположили, что когда Иоанн писал семи церквам он, в сущности, писал всей Церкви. В первом официальном списке книг Нового Завета в каноне Муратория об Откровении сказано:

 

"Ибо Иоанн также, хотя он пишет в Откровении к семи церквам, тем не менее, обращается ко всем". Это тем более вероятно, если мы вспомним, как часто Иоанн говорит: "Имеющий ухо да слышит, что Дух говорит церквам" (2,7.11.17.29; 3,6.13.22).

 

3. Хотя приведенные нами причины для выбора этих семи церквей обоснованы, но может быть, что подлинная причина, почему он остановил свой выбор на них заключается в том, что пользовался там особым уважением. Это были, так сказать его церкви, и, обращаясь к ним, он направил Откровение в первую очередь тем, кто лучше знал и более любил его, а через них ко всякой церкви в каждом поколении.

 

Благословения и их источник (Отк. 1,4-6 (продолжение))

 

Иоанн начинает с того, что передает им благословения от Бога.

 

Он посылает им благодать, а это значит все незаслуженные дары чудесной любви Божьей. Он посылает им мир, который один английский богослов определил как, "гармония, восстановленная между Богом и человеком Христом".

 

Иоанн посылает приветствия от Того, Который есть и был и грядет. Собственно, это обычный титул Бога. В Исх. 3,14 Бог говорит Моисею: "Я семь Сущий". Иудейские раввины объясняли, что Бог этим хотел сказать: "Я был; Я существую еще и в будущем Я буду". Греки говорили: "Зевс, который был, Зевс, который есть и Зевс, который будет". Последователи религии орфиков говорили: "Зевс - первый и Зевс последний; Зевс - это голова и Зевс - это середина и от Зевса произошло все". Все это получило в Евр. 13,8 такое прекрасное выражение: "Иисус Христос вчера и сегодня и во веки Тот же".

 

В то ужасное время Иоанн оставался неизменно верным идее неизменчивости Бога.

 

Семь духов (Отк. 1,4-6 (продолжение))

 

Каждого, кто читает этот отрывок, должна удивить приведенный здесь порядок ипостасей Троицы. Мы говорим: Отец, Сын и Святой Дух. Здесь же речь идет об Отце и Иисусе Христе, Сыне, а вместо Духа Святого - семь духов, находящихся пред престолом. Эти семь духов упоминаются в Откровении не один раз (3,1; 4,5; 5,6). Было дано три объяснения.

 

1. Иудеи говорили о семи ангелах присутствия, которых они прекрасно называли "первые семь белых" (1 Ен. 90,21). Это были, как мы их называем, архангелы и они "возносят молитвы святых и восходят пред славу Святого" (Тов. 12,15). Имена у них не всегда одни и те же, но их часто называют Уриил, Рафаил, Рагуил, Михаил, Гавриил, Саракиил (Садакиил) и Иеримиил (Фануил). Они регулировали различные элементы земли - огонь, воздух и воду и были ангелами-хранителями народов. Это были наиболее знаменитые и близкие слуги Божие. Некоторые комментаторы полагают, что они-то и есть упомянутые семь духов. Но это невозможно; какими бы великими эти ангелы не были, они все же были сотворены.

 

2. Второе объяснение связано со знаменитым отрывком из Ис. 11,2-За: "И почиет на Нем Дух Господень, дух премудрости и разума, дух совета и крепости, дух ведения и благочестия и страхом Господним исполнится". Этот отрывок послужил основой для великой концепции семи даров Духа.

 

3. Третье объяснение связывает идею семи духов фактом существования семи церквей. В Евр. 2,4 читаем о "раздаянии Духа Святого" по Его воле. В греческом выражении, переведенном на русский язык словом раздаяние, стоит слово мерисмос, которое значит доля, часть, и как бы передает идею, что Бог дает каждому человеку долю Своего Духа. Таким образом, в данном случае идея заключалась в том, что эти семь духов символизируют доли Духа, которые Бог дал каждой из семи церквей, и значение ее сводится к тому, что ни одно христианское общество не оставлено без присутствия, силы и освящения Духа.

 

Имена Иисуса Христа (Отк. 1,4-6 (продолжение))

 

В этом отрывке мы видим три великих титула Иисуса Христа.

 

1. Он свидетель верный. Эта одна из любимых идей автора четвертого Евангелия, что Иисус - свидетель истины Божьей. Иисус сказал Никодиму: "Истинно, истинно говорю тебе: Мы говорим о том, что знаем, и свидетельствуем о том, что видим" (Иоан. 3,11). Понтию Пилату Иисус сказал: "Я на то родился и на то пришел в мир, чтобы свидетельствовать об истине" (Иоан. 18,37). Свидетель говорит о том, что видел собственными глазами. Вот почему Иисус - свидетель Божий: у Него Одного из первых рук знание о Боге.

 

2. Он первенец из мертвых. Первенец, в греческом прототокос, может иметь два значения, а) Оно может в буквальном смысле значить первенец, первый, старший ребенок. Если оно употреблено в этом смысле, то это должно быть указанием на Воскресение. Через Воскресение Иисус одержал победу над смертью, в которой может соучаствовать каждый, кто верит в Него, б) Вследствие того, что первенец - это сын, наследовавший честь и власть отца, прототокос получило значение человека, облеченного властью и славой; занимающего первое место, принца среди обыкновенных людей. Когда Павел говорит об Иисусе как о рожденном прежде всякой твари (Кол. 1,15), он подчеркивает, что Ему принадлежат первое место и честь. Если мы примем это значение слова, то это значит, что Иисус - Господь умерших, также как и Господь живых. Во всей вселенной, в этом мире и в мире грядущем, и в жизни и в смерти, нет такого места, где бы Иисус не был Господь.

 

3. Он владыка царей земных. Здесь следует отметить два пункта, а) Это параллель к Пс. 88,28: "И Я сделаю его первенцем, превыше царей земных". Иудейские книжники всегда считали, что этот стих - описание грядущего Мессии; и, поэтому, сказать, что Иисус - владыка царей земных, значит сказать, что Он - Мессия, б) Один комментатор указывает на связь этого титула Иисуса с историей о Его искушении, когда дьявол взял Иисуса на высокую гору, показал Ему все царства мира и славу их и сказал Ему "все это дам Тебе, если падши поклонишься мне" (Мат. 4,8.9; Лук. 4,6.7). Дьявол утверждал, что ему отдана власть над всеми царствами земными (Лук. 4,6) и предлагал Иисусу, если Он вступит с ним в союз, дать Ему долю в них. Поразительно, что Иисус Сам, Своими муками и смертью на Кресте и властью Воскресения приобрел то, что дьявол обещал Ему, но никогда не смог бы дать. Не компромисс со злом, а непоколебимая верность и верная любовь, принявшие даже Крест, сделали Иисуса Господом вселенной.

 

Что иисус сделал для людей (Отк. 1,4-6 (продолжение))

 

Лишь в немногих отрывках изложено так прекрасно, что Иисус сделал для людей.

 

1. Он возлюбил нас и омыл нас от грехов наших Кровью Своею. В греческом слова мыть и освобождать очень похожи, соответственно луейн и лиейн, но произносятся совершенно одинаково. Но не остается никаких сомнений в том, что в самых старых и самых хороших греческих списках стоит лиейн, то есть освобождать.

 

Иоанн понимает это так, что Иисус освободил нас от грехов наших ценой Своей крови. Именно это же Иоанн говорит позже, когда говорит о тех, искупленных Богу Кровию Агнца (5,9). Это же имел в виду

 

Павел, когда говорил о том, что Христос искупил нас от клятвы закона (Гал. 3,13). В обоих этих случаях Павел употребил слово ексагорадзейн, что значит выкупить из, уплатить цену при покупке человека или вещи у того, кто владеет человеком или вещью.

 

Многие должны почувствовать облегчение, когда узнают, что Иоанн говорит здесь, что мы освобождены от грехов наших ценою крови, то есть ценою жизни Иисуса Христа.

 

Здесь есть еще один очень интересный пункт. Надо обратить особое внимание на время, в котором стоят глаголы. Иоанн настаивает на том, что выражение Иисус любит нас стоит в настоящем времени, что значит, что любовь Божья в Иисусе Христе есть нечто постоянное и непрерывное. Выражение освободил (омывшем) напротив, стоит в прошедшем времени; греческая форма аорист передает совершенное действие в прошлом, то есть наше освобождение от грехов было совершенно в одном акте Распятия. Другими словами, то что произошло на Кресте, было единственным доступным во времени актом, послужившим выражению постоянной любви Божьей.

 

2. Иисус сделал нас царями и священниками Богу. Это цитата из Исх. 19,6: "А вы будете у Меня царством священников и народом святым". Иисус сделал для нас двоякое.

 

а) Он дал нам царское достоинство. Через Него мы можем стать подлинными чадами Божиими; а если мы - чада Царя царей, то нет более высшей родословной, чем наша.

 

б) Он сделал нас священниками. По прежней традиции лишь священник имел право доступа к Богу. Иудей, вошедший в храм, мог пройти двор язычников, двор женщин и двор израильтян, но здесь он должен был остановиться; он не мог войти во двор священников, он не мог приблизиться к Святому Святых. В видении о грядущих великих днях Исаия сказал: "А вы будете называться священниками Господа" (Ис. 61,6). В тот день каждый человек будет священником и получит доступ к Богу. Вот это и имеет в виду здесь Иоанн. Благодаря тому, что сделал для нас Иисус, каждому открыт доступ к Богу. Это - священство всех верующих. Мы можем смело подойти к престолу благодати (Евр. 4,16), потому что у нас есть путь новый и живой в присутствие Бога (Евр. 10,19-22).

 

7

 

Грядущая слава (Отк. 1,7)

 

С этого места нам придется постоянно, почти в каждом отрывке, отмечать обращение Иоанна к Ветхому Завету. Иоанн был настолько пропитан Ветхим Заветом, что почти не мог написать абзац, не процитировав его. Это примечательно и интересно. Иоанн жил в эпоху, когда было просто страшно быть христианином. Он сам познал ссылку, заключение и тяжелый труд; а многие приняли смерть в самых жестоких формах. Наилучший способ поддерживать в этой ситуации мужество и надежду - помнить, что в прошлом Бог никогда не бросал на произвол судьбы Своих людей, и что Его власть и сила не уменьшились.

 

В этом отрывке Иоанн излагает девиз и текст своей книги, свою веру в победоносное возвращение Христа, Который спасет христиан в беде от зверств их врагов.

 

1. Для христиан возвращение Христа является обетованием, которым они питают свои души. Картину этого возвращения Иоанн взял из видения Даниила четырех больших зверей, владевших миром (Дан. 7,1-14). Это были Вавилон - зверь, подобный льву с орлиными крыльями (7,4); Персия - зверь, похожий на дикого медведя (Дан. 7,5); Греция - зверь, как барс, на спине у него четыре птичьих крыла (Дан. 7,6); и Рим - зверь ужасный и страшный, у него большие железные зубы, неописуемый (Дан. 7,7). Но время этих зверей и жестоких империй прошло, и владычество должно быть передано нежной власти, как бы Сыну человеческому. "Видел я в ночных видениях, вот, с облаками небесными шел как бы Сын человеческий, дошел до Ветхого днями и подведен был к Нему. И Ему дана власть, слава и царство, чтобы все народы, племена и языки служили Ему" (Дан. 7,13.14). Вот из этого видения пророка Даниила происходит вновь и вновь появляющаяся картина Сына человеческого, грядущего на облаках (Мат. 24,30; 26,64; Мар. 13,26; 14,62). Если очистить эту картину от элементов воображения, свойственных тому времени - мы, например, уже не думаем о том, что небеса расположены где-то сразу за твердью небесной, - перед нами остается неизменная истина, что придет день, когда Иисус Христос будет Господь всего. В этой надежде всегда черпали силу и утешение христиане, жизнь которых была трудна, а вера не редко значила смерть.

 

2. Врагам Христовым Его приход принесет страх. Здесь Иоанн обращается к цитате из Зах. 12,10: "... они воззрят на Него, которого пронзили, и будут рыдать о Нем, как рыдают об единородном сыне, и скорбеть, как скорбят о первенце". Цитата из Книги пророка Захарии связана с историей о том, как Бог дал народу Своему доброго пастыря, но люди, в своем непослушании безумно убили его и взяли себе негодных и эгоистичных пастухов, но настанет день, когда они горько раскаются, и в тот день они посмотрят на доброго пастыря, которого они пронзили, и будут скорбеть о нем и о том, что они сделали. Иоанн берет эту картину и применяет ее к Иисусу: люди распяли Его, но придет день, когда они снова посмотрят на Него, и в этот раз перед ними будет не униженный Христос на Кресте, а Сын Божий в славе небесных, Которому отдана власть над всей вселенной.

 

Совершенно очевидно, что первоначально Иоанн имел здесь в виду иудеев и римлян, которые действительно распяли Его. Но в каждом поколении и в каждую эпоху те, которые грешат распинают Его снова и снова. Настанет день, когда тот, кто отворачивался от Иисуса Христа или противился Ему, увидит, что Он - Господь вселенной и судья их душ.

 

Отрывок заканчивается двумя восклицаниями: Ей, аминь! В греческом тексте этому выражению соответствуют слова най и амин. Най - это греческое слово, а амин - слово древнееврейского происхождения. Оба они обозначают торжественное согласие: "Да будет так!" Употребляя сразу и греческое и древнееврейское слова, Иоанн подчеркивает их особую торжественность.

 

8

 

Бог, в которого мы верим (Отк. 1,8)

 

Перед нами величественный образ Бога, в Которого мы верим и Которому поклоняемся.

 

1. Он - Альфа и Омега. Альфа - первая, и омега - последняя буква греческого алфавита, а сочетание альфа и омега указывает на полноту и завершенность. В древнееврейском алфавите первая буква - алеф, и последняя - тав; иудеи имели подобное выражение. Это выражение указывает на абсолютную полноту Бога, в Котором, по выражению одного английского комментатора "безграничная жизнь, которая все охватывает и все превосходит".

 

2. Бог есть, Он был и Он грядет. Другими словами Он - Вечный. Он был, когда началось время, Он есть сейчас и Он будет, когда время кончится. Он был Богом всех, кто верил в Него, Он - Бог, Которому мы можем довериться сегодня и в будущем никогда не может произойти ничего, что может разделить нас с Ним.

 

3. Бог - Вседержитель. В греческом Вседержитель - пантократор - тот, чья власть распространяется на все.

 

Интересно отметить, что это слово встречается в Новом Завете семь раз: один раз - в 2 Кор. 6,18 в цитате из Ветхого Завета, а все остальные шесть раз - в Откровении. Очевидно, что употребление этого слова характерно только для Иоанна. Подумайте только, в какой ситуации он писал: бронированная мощь римской империи поднялась, чтобы сокрушить христианскую Церковь. Ни одна империя до этого не могла противостоять Риму; какой шанс против Рима был у страждущего, маленького, сбившегося стада, единственным преступление которого был Христос? Чисто по-человечески говоря, никакого; но, когда человек думает так, он упускает из вида самый важный фактор - Бога Вседержителя, пантократора, Который держит в руках все.

 

Этим словом в Ветхом Завете охарактеризован Господь Бог Саваоф (Ам. 9,5; Ос. 12,5). Это же слово Иоанн употребляет в потрясающем контексте: "...воцарился Господь Бог Вседержитель" (Отк. 19,6). Если люди находятся в таких руках, ничто не может их уничтожить. Когда за христианской Церковью стоит такой Бог, и пока христианская Церковь верна своему Господу, ничто не может разрушить ее.

 

9

 

Через скорби в царство (Отк. 1,9)

 

Иоанн представляется не каким-то официальным титулом, а просто как брат ваш и соучастник в скорби. Свое право говорить он получил тем, что сам прошел через обстоятельства, которые проходят те, кому он писал. Пророк Иезекииль пишет в своей книге: "И пришел я к переселенным в Тел-Авив, живущим при реке Ховаре, и остановился там, где они жили" (Иез. 3,15). Люди никогда не будут слушать того, кто проповедует терпение из удобного кресла или героическое мужество, обеспечив себе сперва благоразумно безопасное местечко. Лишь тот, кто сам прошел через это, может помочь тем, которые проходят через это сейчас. У индейцев есть поговорка: "Никто не может критиковать другого, если не побыл один день в его мокасинах". Иоанн и Иезекииль могли говорить, потому что они сидели там, где сидели сейчас их слушатели.

 

Иоанн ставит в один ряд три слова: скорбь, царствие и терпение. В греческом скорбь - флипсис. Первоначально флипсис значило просто давление, бремя и могло, например, означать давление большого камня на тело человека. Сперва слово употреблялось в совершенно буквальном смысле, но в Новом Завете оно стало означать бремя событий, известное нам как гонения. Терпение - в греческом это хупомоне. Хупомоне - это не то терпение, которое пассивно переносит все перипетии и события; это дух мужества и триумфа, придающий человеку храбрость и отвагу и обращающий даже страдания в славу. Христиане же находились вот в каком положении. Они были в скорби, флипсис, и, как полагал Иоанн, в центре ужасных событий, предшествующих концу мира. Они пребывали в ожидании базилейа, царства, в которое они хотели войти и которого они страстно желали. Был лишь один путь от флипсис в базилейа, от несчастья к славе, и этот путь лежал через хупомоне, всепобеждающее терпение. Иисус сказал: "Претерпевший же до конца спасется" (Мат. 24,13). Павел говорил своим читателям: "Многими скорбями надлежит нам войти в Царствие Божие" (Деян. 14,22). В 2 Тим. 2,12 читаем: "Если терпим, то с Ним и царствовать будем".

 

Дорога в Царствие Божие - путь долгого терпения. Но, прежде чем мы перейдем к следующему отрывку, отметим еще один пункт: это терпение нужно обрести во Христе. Он Сам вытерпел до конца и Он может дать тем, которые идут с Ним, способность обрести то же долготерпение и достичь ту же цель.

 

Остров ссылки (Отк. 1,9 (продолжение))

 

Иоанн сообщает, что в момент, когда ему даны были видения Откровения, он находился на острове Патмос. Традиция раннехристианской Церкви единодушна в том, что Иоанн был сослан на остров Патмос в царствование императора Домициана. Иероним из Далмации говорит, что Иоанн был сослан в четырнадцатый год после смерти императора Нерона и освобожден после смерти императора Домициана ("О блестящих мужах": 9). Это значит, что он был сослан на Патмос около 94-го года и освобожден около 96-го года.

 

Патмос - маленький бесплодный скалистый остров, из группы Южные Спорады, размером в 40 х 2 км.

 

Он в форме полумесяца, обращенного рогами на восток. Его форма делает его хорошей естественной бухтой; остров лежит в 60 км от побережья Малой Азии и имел важное значение, потому что это была последняя гавань на пути из Рима в Ефес и первой - в обратном направлении.

 

Ссылка на отдаленный остров широко практиковалась в римской империи как наказание, особенно для политических заключенных, и надо сказать, что это было далеко не самым страшным наказанием для политических преступников. Такое наказание влекло за собой лишение гражданских прав и имущества, за исключением прожиточного минимума. Со ссыльными таким образом не обращались плохо и они не должны были сидеть в тюрьме; они могли свободно передвигаться в узких пределах своего острова. Так обстояло дело с политическими ссыльными, но с Иоанном все обстояло совсем по-другому. Он был руководителем христиан, а христиане были преступниками. Удивительно даже, что его просто не казнили сразу. Ссылка была связана для Иоанна с тяжелой работой в карьерах и каменоломнях. Один богослов считает, что ссылка Иоанна была предварена бичеванием и была связана с ношением кандалов, бедной одеждой, недостаточным питанием, сном на голом полу, темной тюрьмой, работой под плетью военных надсмотрщиков.

 

Патмосская ссылка оставила свои следы на стиле письма Иоанна. До сегодняшнего дня на острове показывают посетителям пещеру на скале над морем, где, говорят, было написано Откровение. С острова Патмос открываются величественные виды на море и, как сказал кто-то, Откровение полно "видов и звуков безбрежного моря". Слово море, фаласса встречается в Откровении не менее двадцати пяти раз. Как выразился тот же комментатор, "нигде больше голоса многих вод не создают такой музыки, как на Патмосе; нигде больше не образуют восходящее и заходящее солнце столь прекрасного моря стекла, смешанного с пламенем, и, тем не менее, нигде больше не является таким естественным желание, чтобы больше не было этого разделяющего моря".

 

Все эти лишения, страдания и тяжелый труд ссыльного Иоанн принял на себя за Слово Божие и за свидетельство Иисуса Христа. Греческий текст этой фразы можно истолковать трояко: она может значить, что Иоанн отправился на Патмос для того, чтобы проповедовать Слово Божие; она может значить, что он отправился в одиночество на Патмос, чтобы получить Слово Божие и видение Откровения. Но, совершенно очевидно, что ссылка Иоанна на Патмос была следствием непоколебимой его верности Слову Божиему и его настойчивости в проповедовании благой вести Иисуса Христа.

 

10-11

 

В духе в день воскресный (Отк. 1,10-11)

 

Это чрезвычайно интересный в историческом смысле отрывок, потому что здесь мы имеем первое упоминание в литературе дня Господня - воскресенья.

 

Мы уже часто говорили о Дне Господнем - дне гнева и суда, когда век нынешний, век зла, перейдет в век грядущий. Некоторые комментаторы прямо и утверждают, что в своем видении Иоанн был перенесен в День Господень и видел наперед все то удивительное, что произойдет тогда. Таких людей, правда, немного, да и смысл этих слов не таков.

 

Совершенно очевидно, что говоря о воскресенье - о дне Господнем, - Иоанн употребляет его в том же смысле, как и мы, и это первое упоминание о нем в литературе. Как произошло, что христианская Церковь перестала соблюдать субботу и стала соблюдать день Господень - воскресенье? Субботу соблюдали в память отдыха, на который Бог расположился после сотворения мира; день Господень - воскресенье, - был установлен в память Воскресения Иисуса из мертвых.

 

По-видимому, к трем первым упоминаниям воскресенья - дня Господня, - можно отнести следующие: в Дидахе, "Учении двенадцати апостолов", первом руководстве и наставлении для христианского богослужения, сказано: "В день Господень мы собираемся и преломляем хлеб" (Дидахе: 14,1). Игнатий Антиохийский в послании к Магнезийцам говорит, что христиане - это те, которые "уже не живут более для субботы, а для дня Господнего" (Игнатий: "Послание к Магнезийцам" 9,1). Мелит из Сардиса написал трактат "О дне Господнем". Уже где-то во втором веке христиане перестали соблюдать субботу и их признанным днем стало воскресенье - день Господень.

 

Одно можно отметить достоверно: все эти ранние упоминания относятся к Малой Азии и именно там первоначально стали соблюдать воскресенье. Но что послужило причиной того, что христиане стали еженедельно соблюдать первый день недели? На востоке был такой день месяца и такой день недели, который назывался Себасте, что значит день императора; вне всякого сомнения, именно этот факт побудил христиан посвятить первый день недели Господу.

 

Иоанн был в духе, то есть в экстатическом состоянии боговдохновенности, а это значит, что он был вознесен превыше мира материи и времени в мир вечности. "И поднял меня дух, - говорит Иезекииль, - и я слышал позади себя великий громовой голос" (Иез. 3,12). Иоанн же слышал громкий голос, как бы трубный. Звук трубы вплетен в язык Нового Завета (Мат. 24,31; 1 Кор. 15,52; 1 Фес. 4,16). Вне всякого сомнения, перед мысленным взором Иоанна была еще одна картина из Ветхого Завета. В истории о том, как Моисей получил закон, говорится: "... были громы, и молнии, и густое облако над горою, и трубный звук весьма сильный" (Исх. 19,16). Глас Божий сравним с повелительной, безошибочной ясностью звука трубы.

 

Иоанн получил повеление записывать видение, которое он видит. Он должен поделиться с другими тем, что Бог дал ему. Человек должен сперва услышать, а потом передать другим, даже если за это ему и придется дорого заплатить. Может быть человеку сперва нужно уединиться, чтобы получить свое видение, но потом он должен дать его гласности.

 

Эти два стиха составляют единство. Иоанн был на острове Патмос и он был в духе. Мы уже видели, что представлял собой Патмос, и мы видели, какие трудности и страдания пришлось вынести Иоанну; но, где бы человек ни жил, какой бы трудной жизнь ни была, через что ему не надлежало бы переходить, он все же может быть в духе. И, если он в духе, даже на острове Патмос к нему придет слава и весть Божья.

 

12-13

 

Небесный посланник (Отк. 1,12-13)

 

Мы начинаем с первого видения Иоанна и отмечаем, что его ум столь насыщен Писанием, что для каждого элемента картины есть аналоги и параллели из Ветхого Завета.

 

Иоанн говорит, что обернулся, чтобы увидеть, чей голос. Мы бы сказали: "Я обернулся, чтобы увидеть, кому принадлежит голос".

 

Обратившись, он увидел семь золотых светильников. Иоанн не только намекает на Ветхий Завет, он берет отдельные элементы из различных мест и создает из них цельную картину. У этой картины - семь золотых светильников, - три источника.

 

а) Светильник из чистого золота в скинии. У него было шесть ветвей, по три с каждой стороны и семь лампад (Исх. 25,31-37).

 

б) Картина Соломонова храма. В нем было пять светильников из чистого золота по правую сторону и пять по левую сторону (3 Цар. 49).

 

в) Видение пророка Захарии. Он видел "светильник весь из золота и чашечка для елея наверху его, и семь лампад на нем" (Зах. 4,2).

 

Видение Иоанна состоит из различных ветхозаветных элементов и случаев, когда Бог уже открылся Своему народу. В этом, несомненно, есть урок нам. Лучший способ подготовить себя к открытию новой истины состоит в изучении того откровения, которое Бог уже дал людям.

 

Посреди семи светильников увидел он подобного Сыну Человеческому. Здесь мы вновь возвращаемся в Дан. 7,13.14, где Ветхий днями дает власть, славу и царство некоему подобному Сыну человеческому. Как мы уже хорошо знаем из того, как это выражение употреблял Иисус, Сын Человеческий стал ни менее, ни более как титулом Мессии; и, употребляя его здесь, Иоанн дает ясно понять, что полученное им откровение исходит от Самого Иисуса Христа.

 

Эта фигура была облачена в подир и опоясана по персям золотым поясом. И здесь ассоциации с тремя картинами.

 

а) Подир - в греческом переводе Ветхого Завета, - длинная до пят одежда иудейских первосвященников (Исх. 28,4; 29,5; Лев. 16,4. Римский историк Иосиф Флавий тоже тщательно описывает одежды, которые священники и первосвященник носили во время службы в храме. Они носили "длинную одежду до пят" и вокруг груди, "повыше локтей" - пояс, свободно обмотанный несколько раз вокруг тела. Пояс был украшен и расшит красками и цветами, с вплетенными золотыми нитями (Иосиф Флавий: "Иудейские древности", 3,7:2,4). Все это значит, что описание одеяния и пояса облеченного славою Христа почти точно соответствует описанию одеяний священников и первосвященников. Это - символ первосвященнического характера деятельности Воскресшего Господа. В понимании иудеев священник был человеком, имеющим доступ к Богу и открывающим другим доступ к Нему; даже в небесах, Иисус, великий Первосвященник, исполняет Свою священническую деятельность, открывая всем людям доступ в присутствие Бога.

 

б) Но длинные одежды и высокие пояса носили не только священники. Это была одежда великих мира сего - принцев и царей. Подир называлась одежда Ионафана (1 Цар. 18,4), и Саула (1 Цар. 24,5.11), и князей моря (Иез. 26,16). Одежды, которые носит Воскресший Христос, это одежды царского достоинства. Он уже не был более преступником на кресте; Он был облечен, как царь.

 

Христос - Священник, и Христос - Царь.

 

в) Но у этой картины есть еще одна параллель. Пророку Даниилу явился в видении муж, облеченный в льняную одежду (в греческом переводе Ветхого Завета она названа подир) и чресла опоясаны золотом из Уфаза (Дан. 10,5). Таково одеяние посланника Божьего. Таким образом, перед нами Иисус Христос как высочайший посланник Божий.

 

И это величественная картина. Проследив источник мыслей Иоанна, мы видим, что уже самим одеянием Воскресшего Господа он представляет Его нам в Его тройном служении: пророка, священника и царя, Который приносит истину Божью, Который открывает другим доступ в присутствие Бога и Которому Бог дал силу и власть навеки.

 

14-18

 

Образ воскресшего Христа (Отк. 1,14-18)

 

Перед тем как начать подробное изучение отрывка, отметим два общих факта.

 

1. Легко не обратить внимание, как тщательно Откровение было задумано и написано. Эта книга не из тех, которые были написаны наскоро; это тесно сплетенное и цельное художественное литературное произведение. В настоящем отрывке мы видим несколько описаний Воскресшего Христа, и интересно отметить, что каждое из посланий семи церквам в последующих главах, за исключением послания к лаодикийской церкви, начинается одним из описаний Воскресшего Христа, взятой из этой главы. В этой главе как бы затронуты несколько тем, которые позже должны стать текстами посланий к церквам. Запишем начала каждого из первых шести посланий и посмотрим, как они соответствуют данному здесь описанию Христа.

 

"Ангелу Ефесской церкви напиши: так говорит Держащий семь звезд в деснице Своей" (2,1).

 

"Ангелу Смирнской церкви напиши: так говорит Первый и Последний, Который был мертв и се жив" (2,8).

 

"Ангелу Пергамской церкви напиши: так говорит имеющий острый с обеих сторон меч" (2,12).

 

"Ангелу Фиатирской церкви напиши: так говорит Сын Божий, у Которого очи - как пламень огненный, и ноги подобны халколивану" (2,18).

 

"Ангелу Сардийской церкви напиши: так говорит имеющий семь духов Божиих и семь звезд" (3,1).

 

"Ангелу Филадельфийской церкви напиши: так говорит Святый, Истинный, имеющий ключ Давидов, Который отворяет - и никто не затворит, затворяет - и никто не отворит" (3,7).

 

Это литературное мастерство очень высокого класса.

 

2. Во-вторых, надо отметить, что в этом отрывке Иоанн использует титулы, которые в Ветхом Завете являются титулами Бога, и дает их Воскресшему Христу.

 

"Глава его и волосы белы, как белая волна, как снег".

 

В Дан. 7,9 - это описание Ветхого днями.

 

"Глас Его - как шум вод многих".

 

В Иез. 43,2 - это описание голоса Бога.

 

"Он держал в деснице Своей семь звезд".

 

В Ветхом Завете Бог Сам управляет звездами. Бог спрашивает Иова: "Можешь ли ты связать узел Хима или раз решить узы Кесиль?" Иов. 38,31.

 

"Я есмь первый и последний".

 

Исаия слышит голос Бога: "Я первый и Я последний, и кроме Меня нет Бога" Ис.44,6; ср. 48,12.

 

живый".

 

В Ветхом Завете Бог обычно "Бог живый" Иис. Н. 3,10; Пс. 41,3; Ос. 1,10.

 

"Я имею ключи от ада и смерти".

 

У раввинов была поговорка, что Богу принадлежат три ключа, которые Он не отдаст никому - ключи рождения, дождя и воскресения мертвых.

 

Это, как ничто другое, показывает, с каким благоговением Иоанн относится к Иисусу Христу. Он относится к Нему с таким благоговением, что не может дать Ему титулов, меньших чем тех, которые принадлежат Самому Богу.

 

Титулы Воскресшего Господа (Отк. 4,14-18 (продолжение))

 

Рассмотрим коротко каждый из титулов, которыми назван Воскресший Господь.

 

"Глава Его и волосы белы, как белая волна, как снег".

 

Эта характеристика, взятая из описания Ветхого днями из Дан. 7,9, символизирует следующие:

 

а) Она символизирует глубокую старость и говорит об извечном существовании Иисуса Христа.

 

б) Она говорит о Божественной чистоте. "Если будут грехи ваши, как багряное, - сказал Исаия, - как снег убелю; если будут красны, как пурпур, - как волну убелю" (Ис. 1,18). Это символ предшествования и безгрешности Христа.

 

"Очи Его, как пламень огненный".

 

Книгу Даниила Иоанн помнит всегда; это взято из описания Божественной фигуры, принесшей Даниилу видение. "Очи его - как горящие светильники" (Дан. 10,6). При чтении евангельской истории складывается впечатление, что человек, хоть раз видевший глаза Иисуса, никогда не мог забыть их. Вновь и вновь ясно видим мы Его глаза, обозревающие окружающих Его людей (Мар. 3,34; 10,23; 11,11). Иногда глаза Его вспыхивают гневом (Мар. 3,5); иногда они останавливаются на ком-то с любовью (Мар. 10,21); а иногда в них заключена вся скорбь человека, обиженного друзьями до глубины души (Лук. 22,61).

 

"Ноги Его подобны халколивану, как раскаленные в печи".

 

Оказалось невозможным установить, что это за металл - халколиван. Может быть, это тот сказочный минерал, сплав золота и серебра, который древние называли электрум и считали дороже и золота и серебра. И это видение имеет своим источником Ветхий Завет. В Книге Даниила сказано о небесном посланнике: "Руки его и ноги его по виду - как блестящая медь" (Дан. 10,6); у пророка Иезекииля сказано об ангельских существах, что "ступни ног их... сверкали, как блестящая медь" (Иез. 1,7). Может быть, эта картина символизирует две вещи. Халколиван символизирует силу, непоколебимость Бога, а светящиеся лучи жара - скорость, быстроту, с которой Он спешит помочь Своим людям или наказать грех.

 

"Голос Его - как шум вод многих".

 

Это описание гласа Божьего в Иез. 43,2. Но, может быть, это дошедшее до нас эхо маленького острова Патмос. Как выразился один комментатор: "Шум Эгейского моря всегда стоял в ушах тайновидца, а голос Божий звучит не на одной ноте: здесь он подобен раскатам морского прибоя, но может быть подобен веянию тихого ветра; он может делать строгий выговор, а может успокоительно напевать, как мать над ушибшимся дитем.

 

"Он держал в деснице Своей семь звезд".

 

И это было прерогативой Самого Бога. Но здесь есть нечто прекрасное. Когда провидец упал в благоговейном ужасе перед видением Воскресшего Христа, Он протянул Свою десницу и положил на него, сказав: "не бойся". Десница Христа достаточно сильна, чтобы поддерживать небеса и достаточно нежна, чтобы утереть наши слезы.

 

Титулы Воскресшего Господа - 2 (Отк. 1,14-18 (продолжение))

 

"Из уст Его выходил острый с обеих сторон меч".

 

Это был не длинный и узкий, как у фехтовальщика, а короткий, в форме языка, меч для ближнего боя. И опять же провидец нашел в разных местах Ветхого Завета элементы для своего образа. Пророк Исаия говорит о Боге: "Он... жезлом уст Своих поразит землю" (Ис. 11,4) и о себе: "И соделал уста мои как острый меч" (Ис. 49,2). Этот символ говорит о всепроникающей силе Слова Божьего. Когда мы прислушиваемся к Нему, от Него не может защитить никакой щит самообмана; оно снимает с нас наш самообман, обнажает наши грехи, ведет нас к прощению. "Ибо слово Божие живо и действенно и острее всякого меча обоюдоострого" (Евр. 4,12); "...беззаконник, которого Господь Иисус убьет духом уст Своих..." (2 Фес. 2,8).

 

"Лице Его - как солнце, сияющее в силе своей".

 

В Книге Судей есть грандиозная картина, которая вполне могла стоять перед мысленным взором Иоанна. Погибнут все враги Божие, но "любящие же Его да будут как солнце, восходящее во всей силе своей" (Суд. 5,31). Если это ждет тех, кто любит Бога, то насколько вероятнее, что такое ждет возлюбленного Сына Божия. Один английский комментатор видит в этом даже нечто более привлекательное: не больше и не меньше, как воспоминание о Преображении. Тогда Иисус преобразился в присутствии Петра, Иакова и Иоанна "и просияло лице Его как солнце" (Мат. 17,2). Никто из видевших это не мог больше забыть это сияние, и если автором Откровения - тот же самый Иоанн, то, возможно, что он и видел на лице Воскресшего Христа славу, виденную им на горе Преображения.

 

"Когда я увидел Его, то пал к ногам Его, как мертвый".

 

Это же пережил пророк Иезекииль, когда Бог говорил с ним (Иез. 1,28; 3,23; 43,3). Но мы, конечно, можем и здесь найти отзвук евангельской истории. В тот великий день в Галилее, когда было поймано много рыбы, Симон Петр, увидев, Кто Такой Иисус, припал к коленам Его, понимая только, что он - грешный человек (Лук. 5,1-11). В последние дни человеку остается только благоговейно стоять в присутствии святости и славы Воскресшего Христа.

 

"Не бойся".

 

И здесь, конечно, у нас есть аналогия в евангельской истории, потому что эти слова ученики Его слышали от Иисуса не один раз. Он говорил им это, когда шел к ним по воде озера (Мат. 14,27; Мар. 6,50), и, прежде всего, на горе Преображения, когда их привели в ужас небесные голоса (Мат. 17,7). Даже на небесах, когда мы приближаемся к недоступной славе, Иисус говорит: "Я здесь; не бойся".

 

"Я есмь первый и последний".

 

В Ветхом Завете подобные слова принадлежат самому Богу (Ис. 44,6; 48,12). Тем самым Иисус заявляет, что присутствовал в начале и будет присутствовать в конце; Он присутствует в момент рождения и в момент смерти; Он присутствует тогда, когда мы становимся на христианский путь и тогда, когда мы заканчиваем наш путь.

 

"Я живый, и был мертв, и се жив во веки веков".

 

Это одновременно заявление Христом Своих прав и обетовании; заявление Того, Кто победил смерть и обетование Того, Кто жив, чтобы навеки быть со Своим народом.

 

"Я имею ключи ада и смерти".

 

У смерти свои врата (Пс. 9,14; 106,18; Ис. 38,10), и ключи от этих врат у Христа. Некоторые понимали это Его заявление - и понимают так и нынче, - как указание на сошествие в ад (1 Пет. 3,18-20). В античной Церкви существовала идея, согласно которой Иисус, сошедши в ад, отворил двери и вывел оттуда Авраама и всех верных Богу людей, живших и умерших в предшествовавшие поколения. Мы же можем понимать Его слова в еще более широком смысле, ибо мы, христиане, верим в то, что Иисус Христос навсегда уничтожил смерть и принес через Евангелие жизнь и бессмертие через блаженство (2 Тим. 1,10), что мы будем жить, потому что жив Он (Иоан. 14,19) и что, поэтому, для нас и для тех, кого мы любим, горечь смерти ушла навеки.

 

20

 

Церкви и их ангелы (Отк. 1,20)

 

Этот отрывок начинается со слова, которое употребляется во всем Новом Завете в совершенно особом случае. В Библии говорится о тайне семи звезд и семи золотых светильников. Но греческое мустерион, переведенное в Библии как тайна, значит нечто иное, нежели тайна в нашем смысле слова. Мустерион значит нечто такое, что не имеет никакого смысла для постороннего, но имеет значение для посвященного, у которого есть к нему ключ. Таким образом, здесь Воскресший Христос объясняет внутренний смысл семи звезд и семи светильников.

 

Семь светильников символизируют семь церквей. Христианин - свет мира (Мат. 5,14; Фил. 2,15); это один из величайших титулов христианина. А один толкователь дает очень проницательный комментарий к этой фразе. Он говорит, что церкви - это не сам свет, а светильник, в которых зажигается свет. Свет создают не сами церкви; свет дает Иисус Христос, а церкви - лишь сосуды, в которых сияет этот свет. Христианин светит не своим светом, а светом заимствованным.

 

Одна из важных проблем, встающих в связи с Откровением, связана со значением, которое Иоанн придает Ангелам церквей. Было предложено несколько объяснений.

 

1. Греческое слово аггелос - в греческом гг произносится как нг, - имеет два значения; оно значит ангел, но еще чаще оно значит посланник, вестник. Было высказано предположение, что собрались посланники всех церквей, чтобы получить от Иоанна весть и привезти ее в свои общины. Если бы все так и обстояло, то каждое послание начиналось бы словами: "Посланнику...церкви...". Что касается греческого текста и греческого языка, то такое толкование вполне возможно; да и смысла в этом много; но дело в том, что слово аггелос употреблено в Откровении около пятидесяти раз, не считая его употребления здесь и в обращениях к семи церквам, и в каждом без исключения случае оно имеет значение ангел.

 

2. Было высказано предположение, что аггелос имеет значение - епископ церкви. Было также высказано предположение, что эти епископы церквей собрались, чтобы встретить Иоанна, или, что Иоанн направил им эти послания. В поддержку этой теории приводят слова пророка Малахии: "Ибо уста священника должны хранить ведение, и закона ищут от уст его, потому что он вестник Господа Саваофа" (Мал. 2,7). В греческом переводе Ветхого Завета посланник, вестник переведено как аггелос, и было высказано предположение, что этот титул мог быть за просто дан епископам церквей. Они - вестники, посланники Господа Своим церквам, и Иоанн обращается к ним с речью. И такое объяснение вполне разумно, но оно не выдерживает того же контраргумента, что и первое: тогда титул ангел приписывается людям, а этого Иоанн нигде больше не делает.

 

3. Было высказано предположение, что здесь заложена идея ангелов-хранителей. По иудейскому мировоззрению у каждого народа был свой верховный ангел (ср. Дан. 10,13.20.21). Так, например, архангел Михаил был ангелом хранителем Израиля (Дан. 12,1). У людей тоже имеются свои ангелы-хранители. Когда Рода возвратилась с известием, что Петр вышел из темницы, собравшиеся не поверили ей, а подумали, что это его ангел (Деян. 12,15). И Сам Иисус говорил об ангелах, которые хранят детей (Мат. 18,10). Если принять такое значение, тогда ангелам-хранителям выносится порицание за грехи церквей. Собственно, Ориген считал, что так оно и было. Он говорил, что ангел-хранитель церкви подобает наставнику ребенка. Если испортилось поведение ребенка, порицание нужно вынести наставнику; а если испортилась церковь, Бог, в Своем милосердии, укоряет за это ангела. Но трудность заключается в том, что, хотя в адресе каждого послания упоминается ангел церкви, обращение, вне всякого сомнения, относится к членам церкви.

 

4. И греки, и иудеи верили в то, что у всего земного есть небесный аналог, и потому было высказано предположение, что ангел - это идеал церкви, и что к церквам Иоанн обращается как к их идеальным образам с тем, чтобы возвратить их на путь истинный.

 

Ни одно из этих объяснений нельзя считать совершенно удовлетворительным, но, может быть, последнее из них наилучшее.

 

Теперь мы переходим к изучению посланий семи церквам. В каждом случае мы дадим краткую историческую справку и опишем исторический фон города, в котором находилась церковь; а изучив общий исторический фон, мы перейдем к подробному изучению каждого послания.