Комментарий Дж.Дарби

Переводы: (скрыть)(показать)
LXX Darby GRBP NRT IBSNT UBY NIV Jub GRBN EN_KA NGB GNT_TR Tanah Th_Ef MDR UKH Bible_UA_Kulish Комментарий Далласской БС LOP ITL Barkly NA28 GURF GR_STR SCH2000NEU New Russian Translation VANI LB CAS PodStr BibCH UKDER UK_WBTC SLR PRBT KZB NT_HEB MLD TORA TR_Stephanus GBB NT_OdBel 22_Macartur_1Cor_Ef VL_78 UBT SLAV BHS_UTF8 JNT UKR KJV-Str LXX_BS BFW_FAH DONV FIN1938 EKKL_DYAK BB_WS NTJS EEB FR-BLS UNT KJV NTOB NCB McArturNT Makarij3 BibST FIN1776 NT-CSL RST Mc Artur NT BBS ElbFld RBSOT GTNT ACV INTL ITAL NA27 AEB BARC NZUZ שRCCV TORA - SOCH LOGIC VCT LXX_Rahlfs-Hanhart DRB TanahGurf KYB DallasComment GERM1951 Dallas Jantzen-NT BRUX LXX_AB LANT JNT2 NVT
Книги: (скрыть)(показать)
. Быт. Исх. Лев. Чис. Втор. Иис. Суд. Руф. 1Цар. 2Цар. 3Цар. 4Цар. 1Пар. 2Пар. Ездр. Неем. Есф. Иов. Пс. Прит. Еккл. Песн. Ис. Иер. Плач. Иез. Дан. Ос. Иоил. Ам. Авд. Ион. Мих. Наум. Авв. Соф. Агг. Зах. Мал. Матф. Мар. Лук. Иоан. Деян. Иак. 1Пет. 2Пет. 1Иоан. 2Иоан. 3Иоан. Иуд. Рим. 1Кор. 2Кор. Гал. Еф. Фил. Кол. 1Фесс. 2Фесс. 1Тим. 2Тим. Тит. Флм. Евр. Откр.
Главы: (скрыть)(показать)
1 2 3 4 5

Комментарий Дж.Дарби

К Филиппийцам 1

Это ввело апостола в особенно близкую связь с собранием, и он, и Тимофей, сопровождавший его в его трудах в Македонии, его истинный сын в вере и в деле, обратился к святым и к тем, кто нес служением именно в этом собрании. Это послание не взывает к высоте намерений Бога, подобно посланию Ефесянам, оно устанавливает божественный порядок, везде приличествующий христианам, подобно двум посланиям Коринфянам. Это послание не кладет основание для связи души с Богом, подобно посланию Ефесянам. Не было оно предназначено и для того, чтобы защищать христиан от вкравшихся между ними ошибок, подобно некоторым другим посланиям, написанным нашим апостолом. Оно основывается на драгоценной внутренней жизни, общей любви христиан друг к другу, но такой любви, которая была в сердце Павла, воодушевляемая и направляемая Святым Духом. Отсюда мы также видим простые отношения, существовавшие внутри собрания: есть пресвитера и служители, и помнить их было тем более важно, что непосредственная забота апостола больше не была возможной. Отсутствие этой непосредственной заботы образует основу наставлений апостола и придает посланию особую важность.

Любовь филиппийцев, выраженная в оказании апостолу помощи, напоминала ему о духе, который они всегда проявляли. Они сердечно присоединились к трудам и невзгодам благовествования. И эта мысль ведет апостола дальше к тому, что в послании определяет течение мысли (чрезвычайно ценное для нас). Кто произвел в филиппийцах этот дух любви и преданности интересам евангелия? Поистине, это был Бог благовествования и любви: и это было залогом того, что он, начавший доброе дело, закончит его в день Христов. Какая прекрасная мысль! - теперь, когда у нас нет больше апостола, нет пресвитеров и дьяконов, как в те дни у филиппийцев. Невозможно отнять у нас Бога, нам достался неизменный, истинный и живой источник всего благого, выше слабостей и даже ошибок, лишающих христиан всякой помощи. Апостол видел Бога, действующего в филиппийцах. Плоды свидетельствовали об этом источнике. Следовательно, он рассчитывал на неиссякаемость благодати, которой им суждено было насладиться {В стихе 7, как и в примечаниях, следует читать "потому что я имею вас в сердце"}. Но чтобы сделать подобные заключения, должна быть вера. Христианская любовь, ясно различима и преисполнена доверия в отношении предметов этой любви, ибо в ней есть сам Бог и сила его благодати.

Вернемся к этому принципу; то же самое происходит и с собранием Бога. Разумеется, что касается внешних средств и тех проявлений присутствия Бога, которые связаны с человеческой ответственностью, она может многое потерять, но бесценная благодать Бога не может быть потеряна. Вера всегда может положиться на нее. Плоды благодати дали апостолу эту уверенность, как в Евр. 6,9.10; 1 Фес. 1,3.4. Разумеется, в 1 Кор. 1,8 и в послании Галатам он рассчитывал на верность Христа, несмотря на множество огорчений. Истина Господня поддержала его в отношении христиан, чье положение в другом отношении явилось причиной великого беспокойства. Но здесь - случай, поистине, более счастливый, хождение христианина само по себе привело его к источнику уверенности в них. Он с любовью и нежностью вспоминает, как они всегда к нему относились, и он обращает это в пожелание для них, о том, что Бог породивший это пожелание, произведет для их блага совершенные и изобильные плоды этой любви.

Он также открывает им свою душу. Той же благодатью, действующей в них, они приняли участие в деле Божьей благодати в нем, и приняли с любовью, отождествившей себя с ним и его трудом. И его сердце обратилось к ним с обильным воздаянием любви и желания. Бог, вызвавший эти чувства, которому он представил все, происшедшее в его душе, тот самый Бог, действовавший в филиппийцах, был свидетелем между ними (теперь, когда Павел своим трудом среди них не мог предоставить им другого) его горячей радости о всех них. Он чувствовал их любовь, но более того он желал, чтобы эта любовь была не только действенной и сердечной, но также и была ведома мудростью и разумением добра и зла, созданного силой Духа, то есть, действуя в любви, они также смогли бы ходить в той мудрости и в понимании того, что в этом мире тьмы было истинно в соответствии с божественным светом и совершенством, так чтобы они были бы безупречны до дня Христова. Как это отличается от равнодушного уклонения от явного греха, чем довольствовались бы многие христиане! Необходимо искреннее желание всякого превосходства и подобия Христу, чей божественный свет может показать им то, что отличает в нас жизнь Христа.

Итак, произведенные плоды были уже знаком того, что с ними был Бог и что Он исполнит дело до конца. Но апостол желал, чтобы они весь путь прошли в том свете, который дал Бог, чтобы когда они придут к концу, ничто не смогло бы упрекнуть их, но напротив, освободило бы их от всего, что могло бы ослаблять их или сбить с пути; им следовало преизобиловать в плодах праведности, которые даются Иисусом Христом во славу и хвалу Бога. Какое прекрасное изображение естественного состояния христианина в его ежедневном труде до самого конца, как и в послании Филиппийцам мы всегда на пути к нашему небесному покою, куда помещает нас искупление.

Таково вступление в послании. После этого выражения пожеланий к ним его души, он говорит, полагаясь на их любовь, о своих узах, о которых они вспомнили, но он делает это в связи с христианством и евангелием, которое больше всего остального занимало его душу. Прежде чем я перейду от вступления к содержанию самого послания, я бы хотел отметить мысли, лежащие в основе чувств, выраженных в послании.

Существуют три элемента, составляющих особенность послания.

Во-первых, оно говорит о христианском странствии в пустыне; спасение рассматривается как результат того, что необходимо получить в конце путешествия. Искупление, совершенное Христом, устанавливается как основание для этого странствия (как это было в случае с Израилем при его исходе в пустыню), но представление вознесения и славы перед Богом, когда над каждым препятствием одержана победа, является темой послания и тем, что здесь названо спасением.

Во-вторых, сложившееся положение характеризуется отсутствием апостола, когда собранию самому приходилось преодолевать противоречия. Ему пришлось побеждать, вместо того, чтобы наслаждаться победой, одержанной апостолом над силой врага, когда он был с ними и мог сделаться слабым со всеми, кто был слаб.

И в-третьих, изложена уже упомянутая важная истина о том, что собрание в этих условиях было более непосредственно предоставлено Богу - неистощимый для нее источник благодати и силы, которым оно непременно могло воспользоваться через веру, источник, который никогда не может иссякнуть {Мы увидим развитие жизни, являющейся выражением проявленной в ней силы Духа Бога. Это подчеркивает то, что грех или плоть пагубно в нас действующие, не упомянуты в послании. Это описывает и особенности жизни Христа; ибо, если мы живем в Духе, мы должны и поступать по Духу. Мы увидим благодатность христианской жизни (гл. 2), силу христианской жизни (гл. 3) и ее превосходство над всеми обстоятельствами (гл. 4). Первое, что было естественно, более открывает душу апостола в сложившихся обстоятельствах и его чувствах. Проповедь начинается с 4-ой главы. Однако даже в главе 1 мы видим апостола, полностью превосходящего обстоятельства во власти духовной жизни}.

Я возобновляю рассуждения над текстом со стиха 12, начинающего послание после введения. Павел был узником в Риме. Появился враг, чтобы одержать великую победу, ограничив таким образом, его деятельность; но властью Бога, управляющего всем и действующего в апостоле, даже козни врага послужили распространению евангелия. Во-первых, заключение апостола в темницу сделало евангелие известным в высоких инстанциях Рима, где оно иначе не было бы проповедано, и множество других братьев, ободрившись положением {В первом издании я рассматривал (как следствие заключения апостола в тюрьму) побуждение веры в тех бездействующих людях в то время, когда он действовал. Таков был бы смысл английского перевода, и это является подлинной первопричиной. Но кажется, что значение этих слов таково: "Ободрись узами моими". Им угрожал позор из-за него, словно он был преступником} апостола, стали более смелыми и проповедовали евангелие без страха. Но был другой путь, которым воздействовало отсутствие апостола. Многие из тех, кто в присутствии его силы и его даров были слабыми и незначительными, могли теперь иметь определенный вес, когда в неисследимых, но совершенных путях Бога это могущественное орудие его благодати было отвергнуто. Они могли надеяться блистать и привлекать внимание, когда лучи этого великолепного света были остановлены стенами тюрьмы. Ревнивые, но скрытые в его присутствии, они воспользовались его отсутствием, чтобы встряхнуться, - вероломные братья или завистливые христиане, они стремились в его отсутствие нанести ущерб его авторитету в собрании и его блаженству. Однако только способствовали и тому и другому. Бог был со своим слугой, и вместо своекорыстия, провоцировавшего этих жалких проповедников истины, в Павле проявилось искреннее желание к благовествованию о Христе, всю ценность которого он глубоко ощущал и чего он желал превыше всего; и пусть будет так, как будет!

Апостол уже видит для себя помощь в независимых действиях Бога по духовному управлению его домом теми средствами, которые Он использует. Естественное состояние собрания - это то, что Дух Бога действует в членах тела, каждый на своем месте, в проявлении единства тела и взаимодействии его членов. Христос, победив сатану, своим собственным Духом напоминает тех, кого Он избавил от руки этого врага для того, чтобы они смогли проявить в то же время силу Бога и показать подлинность их освобождения от власти врага, являя это в хождении, которое, будучи выражением разума и силы самого Бога, не оставляет места для тех, кто принадлежит врагу. Они составили воинство и свидетельство Бога против врага в этом мире. Но затем каждый член, начиная с апостола и кончая наислабейшим, плодотворно трудятся на своем собственном месте. Власть сатаны исключена. Внешнее отвечает внутреннему и делу Христа. Тот, кто в них, более велик, чем тот, кто в миру. Но везде для этого нужна сила и единомыслие. Существует другое положение вещей, в котором, хотя и не все действуют на своем месте, по мере дара Христова, но все же возрождающая сила Духа в орудии, подобном апостолу, защищает собрание или же, когда она частично ослабевает, возвращает его в обычное состояние. Эти два периода в истории собрания и показывает послание Ефесянам, с одной стороны, и послания Коринфянам и Галатам - с другой.

В послании Филиппийцам через вдохновленного Богом апостола говорится о том положении вещей, в котором недостает этого последнего источника. Теперь апостол не мог трудиться так, как раньше, но он смог передать нам помыслы Духа о состоянии собрания, когда по воле Бога, оно лишилось этой обычной силы. Однако оно не смогло лишиться Бога. Вероятно, собрание не отошло так далеко от своего нормального состояния, как это произошло сейчас, но зло уже проявляло себя. Все ищут своего, говорит апостол, а не того, что от Иисуса Христа; и Бог допустил это во время жизни в апостолов для того, чтобы мы в этих условиях могли быть направлены к истинным источникам его благодати.

Самому Павлу пришлось в первую очередь познать именно эту истину. Узы, соединившие его с собранием и делом благовествования, были самыми прочными из всего, что существовало на земле, но он был вынужден доверить евангелие и собрание Богу, которому он принадлежал. Это было больно: но следствием этого явилось безупречное послушание, доверие, чистота ока и самоотречение в сердце, чтобы улучшить их по мере действия веры. Тем не менее, боль, вызванная этим стремлением, выдает неспособность человека утвердить дело Бога на должной высоте. Все это происходит для того, чтобы Бог имел всю славу дела, это необходимо для того, чтобы творение соответствовало истине во всех отношениях. Отрадно видеть, как и во 2-ом послании Тимофею упадок личной жизни и духовная сила вызывает более полное, чем еще где-либо развитие личной благодати с одной стороны, и пастырской с другой, где есть вера. Разумеется, так бывает всегда. Во времена фараонов, Саулов, Ахавов существуют Моисеи, Давиды, Илии.

Апостол ничего не мог поделать; ему пришлось видеть, как проповедуется евангелие без него, - некоторые в зависти и в духе раздора, другие в любви, воодушевленные узами апостола, третьи, продолжая его дело, желали облегчить их. Христос проповедуется всевозможными способами, и ум апостола возвысился над причинами, вдохновившими проповедников, в созерцании того великого факта, что Спаситель, избавитель, посланный Богом, был проповедан миру. Христос и сами души были Павлу дороже, чем его личное осуществление дела. Его продолжал сам Бог, и поэтому оно могло быть торжеством Павла, соединившего себя с намерениями Бога {Мы видим блаженную веру в это. Но для этого человек всю свою жизнь должен посвятить делу. Жизнь для него есть Христос. Если так, если дело процветает, то и он процветает; если Христос прославляется, то он счастлив, даже если Господь отказался от его службы}. Он понимал великую борьбу, происходящую между Христом (в его членах) и врагом, и если последний появился, чтобы через заключение Павла в тюрьму одержать победу, то Бог воспользовался этим событием для распространения евангелия Христова и, таким образом, для одержания новых побед над сатаной, побед, с которыми, с тех пор, как Павел был поставлен на защиту евангелия, он был связан. Поэтому все это обернулось к его спасению; его вера укрепилась этими средствами верного Бога, который полнее обращает взор своего слуги на себя. Поддерживаемый молитвами других и с помощью Духа Иисуса Христа вместо того, чтобы быть низвергнутым или устрашенным врагом, он все больше и больше прославляется в несомненной победе Христа, в которой он принимал участие.

Собственно говоря, он выражает свое непоколебимое убеждение в том, что его ни в чем нельзя обвинить и что это ему будет дано, чтобы воспользоваться смелостью, и что Христос прославится в нем смертью ли его или жизнью, и что смерть перед его взором. Он должен был предстать перед кесарем. Приговор императора мог лишить его жизни; с человеческой точки зрения, результат был совершенно непредсказуем.

Он упоминает об этом в гл. 1,22.30; 2,17; 3,10. Но, жил он или умирал, его взор был направлен более на Христа, чем на дело, на Христа, занимающего в его сознании положение такого человека, чья жизнь выражается в одном слове - Христос; и это более высокое положение, чем само дело. Для него жизнью являлось не дело само по себе, а то, что верующий должен твердо пребывать в евангелии, хотя это невозможно отделить от мысли о Христе, потому что они были членами его тела - тела Христа; смерть была приобретением, ибо ему надлежит быть со Христом.

Таково было очищающее действие путей Бога, заставившего его пройти через тяжелое и ужасное для него испытание, отстранив его на несколько лет (возможно, на четыре года) от дела Господнего. Господь занялся этим делом, по крайней мере, насколько это было связано с Павлом, и дело было вверено самому Господу. Возможно, то, что он был так поглощен этим делом, способствовало его заключению, ибо лишь мысль о Христе держит мысль в равновесии и все ставит на свое место. Бог использовал заключение в тюрьму как способ, благодаря которому Христос стал для Павла всем. Не то, чтобы он потерял интерес к делу; но лишь Христос главенствовал во всем, и Павел видел все - даже свое дело - во Христе.

Какое это утешение, что мы, осознавая свою слабость и неспособность поступать по силе Божьей, чувствуем, что единственный, имеющий право прославиться никогда не потерпит неудачи.

Теперь, когда Христос стал всем для Павла, смерть была для него единственным приобретением, ибо он был с ним. Тем не менее, стоило жить (таково значение первой части стиха 21), ибо это был Христос и его служение, и он не знал, что избрать. Умирая, он для себя приобретал Христа; это было гораздо лучше. Живя, он служил Христу, и здесь, что касается его, он имел намного больше, так как жизнь означала "Христос", и смерть, естественно, положила бы этому конец. Таким образом, перед ним был выбор. Но он научился забывать во Христе о себе, и он видел Христа в его истинной мудрости. И это разрешило вопрос, ибо таким образом, будучи наученным Богом, сам не зная, что избрать, Павел думает не о себе, но только о нужде собрания по разумению Христа. То, что ему надлежит остаться, было благом для собрания - даже если для одного только поместного собрания, поэтому ему надлежит остаться. И посмотрите, какое спокойствие дает слуге Божьему это взирание на Христа, утратившее себялюбие в исполнении долга. Прежде всего, Христос обладает всей властью на земле и на небесах, и Он всем распоряжается по своей воле. Следовательно, если известна его воля (а его воля - это любовь к собранию), то можно сказать, что она будет исполнена. Павел без колебаний решает свою собственную судьбу, не взирая на время и не беспокоясь о том, как поступит император. Христос любит собрание. То, что Павлу надлежало остаться, было благом для собрания, поэтому Павел должен был остаться. Как все здесь исполнено Христа! Какой свет, какой покой благодаря чистому оку, благодаря сердцу, омытому любовью Господа! Как славно видеть полное устранение собственного "я" и любовь к собранию, рассматриваемую таким образом как основу, на которой все установлено.

И теперь, когда Христос является всем для собрания и для Павла, Павел желает, чтобы собрание стало таковым, каким ему следовало быть для Христа и, следовательно, для собственного сердца Павла, для кого Христос был всем. Поэтому сердце апостола обращается к собранию. Радость филиппийцев преизобиловала бы при его возвращении к ним, но независимо от того, придет он или нет, - пусть их поведение будет достойно евангелия Христова. Его разумом овладели две мысли: надлежит ли ему их увидеть или только услышать известие о них, чтобы они могли иметь в себе твердость и постоянство в единении сердца и разума и избавиться от страха перед врагом в той борьбе, которую они должны были вести против него с силой, порожденной этим единением. Это является свидетельством присутствия и пребывания в собрании Святого Духа в отсутствие апостола. Своим присутствием Он удерживает христиан вместе, у них одно чувство и одна цель. Духом они действуют сообща. И так как Бог присутствует, то нет страха, внушенного злым духом и их врагами (то, что он всегда стремится совершить, ср. 1 Петр. 5,8). Они поступают в духе любви и силы здравого человека. Их состояние, таким образом, - явное свидетельство спасения - является полным и окончательным избавлением, так как в войне с врагом, они не чувствуют страха, присутствие Бога внушает им другие мысли. Что касается их врагов, то открытие бессилия всех их попыток производит чувство недостаточности их возможностей. Хотя они обладают всей властью мира и их князя, им приходится встретиться с превосходящей их власть силой - силой Бога, и они стали ее врагами. Ужасное осуждение с одной стороны, глубокая радость - с другой, где не только была, таким образом, уверенность в избавлении в искушении, но также и подтверждение того, что они будут спасены и избавлены рукой самого Бога. Таким образом, было даром то, что собранию надлежало пребывать в борьбе, как было даром и отсутствие апостола (самого борющегося с властью врага). Отрадная мысль! Это было дано им, чтобы пострадать за Христа, и общение с Его верным служителем, страдания ради его спасения, теснее объединяло их в Нем.

Заметим здесь, насколько глубоким является свидетельство Духа о жизни, в власти над плотью, а не по плоти. Павла ни в чем нельзя обвинить, и он полностью доказал то, что ни в чем он не будет осужден. Павел не знает, что ему избрать: жизнь или смерть, и то и другое было благословением, жизнь - Христос, смерть - приобретение, хотя его труд тогда закончится; такая уверенность в любви Христа и собрания, что он решает свой жребий перед Нероном, к чему приведет эта любовь. Лишь бы ревность и соревнование с ним, побуждающие некоторых проповедовать Христа, обернулись только победой для него. Он был доволен, если проповедовался Христос. Не то, чтобы было превосходство над плотью, полное господство над ней, не то, чтобы изменилась ее сущность. У него было, как мы везде видели, жало в плоти (посланник сатаны для уязвления его). Но это является славным свидетельством силы и действия Духа Бога.