Комментарии Баркли к НЗ

Переводы: (скрыть)(показать)
LXX Darby GRBP NRT IBSNT UBY NIV Jub GRBN EN_KA NGB GNT_TR Tanah Th_Ef MDR UKH Bible_UA_Kulish Комментарий Далласской БС LOP ITL Barkly NA28 GURF GR_STR SCH2000NEU New Russian Translation VANI LB CAS PodStr BibCH UKDER UK_WBTC SLR PRBT KZB NT_HEB MLD TORA TR_Stephanus GBB NT_OdBel 22_Macartur_1Cor_Ef VL_78 UBT SLAV BHS_UTF8 JNT UKR KJV-Str LXX_BS BFW_FAH DONV FIN1938 EKKL_DYAK BB_WS NTJS EEB FR-BLS UNT KJV NTOB NCB McArturNT Makarij3 BibST FIN1776 NT-CSL RST Mc Artur NT BBS ElbFld RBSOT GTNT ACV INTL ITAL NA27 AEB BARC NZUZ שRCCV TORA - SOCH LOGIC VCT LXX_Rahlfs-Hanhart DRB TanahGurf KYB DallasComment GERM1951 Dallas Jantzen-NT BRUX LXX_AB LANT JNT2 NVT
Книги: (скрыть)(показать)
. Матф. Мар. Лук. Иоан. Деян. Иак. 1Пет. 2Пет. 1Иоан. 2Иоан. 3Иоан. Иуд. Рим. 1Кор. 2Кор. Гал. Еф. Фил. Кол. 1Фесс. 2Фесс. 1Тим. 2Тим. Тит. Флм. Евр. Откр.
Главы: (скрыть)(показать)
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

Комментарии Баркли к НЗ

От Марка 1

 

1-4

 

Начало повествования (Мар. 1,1-4)

 

Марк начинает свое повествование об Иисусе издалека - не с рождения Иисуса, даже не с Иоанна Крестителя в пустыне. Он начинает повествование с видений древних пророков, другими словами, он начинает с глубокой древности, с предначертаний Божиих.

 

Стоики тоже верили в установленный Богом план. "Все божественное, - говорил Марк Аврелий, - пронизано провидением. Все исходит от неба". Из этого мы тоже можем научиться чему-то.

 

1) Говорят, юность "заглядывает далеко вперед", планы Божьи тоже идут далеко вперед. Бог разрабатывает Свои планы и реализует их. История - не случайный калейдоскоп не связанных между собой событий, а развивающийся процесс, где Бог уже в самом начале видит конечную цель.

 

2) Мы находимся внутри этого развивающегося процесса и потому можем содействовать ему или мешать. В определенном смысле это великая честь - помогать в большом деле, но и видеть конечную цель - это тоже большое преимущество. Жизнь намного изменилась бы, если бы мы, вместо того чтобы томиться по какой-то далекой и настоящей, недостижимой цели, делали все, что в наших силах, чтобы приблизить эту Цель.

В юности, потому что я сам не пел,

Я даже не пытался писать песни,

Я не сажал молодых деревьев вдоль дорог,

Потому что я знал - они растут очень медленно.

Но теперь, умудренный годами

Я знаю, что благородное, святое дело -

Посадить дерево, которое будут поливать другие

Или сложить песню, которую споет другой.

 

Цель никогда не будет достигнута, если никто не будет трудиться для ее достижения.

 

Приведенная Марком цитата из пророков многозначительна. "Я посылаю Ангела Моего пред лицем Твоим, который приготовит путь Твой пред Тобою". Это цитата из Мал. 3, 1. В книге пророка Малахии это угроза. Во времена Малахии священники плохо исполняли свои обязанности: приносили в жертву животных с физическими недостатками и негодных второсортных, и смотрели на службу в храме как на скучную обязанность. Посланник Божий должен был очистить богослужение в храме, прежде чем на землю придет Помазанник Божий. Таким образом, приход Христа был очищением жизни. А миру необходимо было такое очищение. Сенека называл Рим "помойной ямой всех пороков". Ювенал говорил о Риме как о "грязной водосточной трубе, в которую стекаются отвратительные отбросы всех сирийских и ахайских пороков". Куда приходит христианство, оно приносит с собой очищение.

 

Это можно показать на фактах. Брюс Бартон рассказывает, как ему пришлось, в ходе выполнения первого важного задания на поприще журналистики, писать серию статей о евангелисте Билли Санди. Были выбраны три города. "Я говорил с торговцами, - пишет Брюс Бартон, - и мне рассказывали, что во время собраний и после них люди подходили и платили по счетам столь старым, что их давно уже списали". Потом Брюс Бартон посетил председателя торговой палаты города, в котором за три года до того побывал Билли Санди. "Я не принадлежу ни к какой церкви, - сказал председатель торговой палаты, и я никогда не ходил в церковь, но вот что я вам скажу. Если бы сейчас предложили пригласить в этот город Билли Санди и если бы я вперед знал о его деятельности то, что я знаю сейчас, и если бы церковь не смогла достать необходимые для этого деньги, я бы за пол дня достал эти деньги у людей, которые вообще в церковь не ходят. Билли Санди увез отсюда одиннадцать тысяч долларов, но сюда приезжает цирк и увозит столько же за один день и не оставляет ничего. Он же оставил после себя иную моральную атмосферу". Брюс Бартон собирался разоблачать, но ему пришлось в своих статьях отдать дань очищающей силе христианского благовествования.

 

Когда Билли Грэм проповедовал в Шривпорте в штате Луизиана, продажа спиртного снизилась на сорок процентов, а продажа Библий увеличилась на триста процентов. Один из достигнутых во время его проповедования в Сиэтле результатов сформулировали очень просто: "Приостановлены несколько бракоразводных процессов". В Гринсборо, в штате Северная Каролина, констатировали такой результат: "Он оказал воздействие на всю социальную структуру города".

 

Одним из великих примеров действенности христианства является случай с мятежом на корабле "Баунти". Мятежников высадили на острове Питкэрн. Их было девять человек, да на острове жили аборигены - шестеро мужчин, десять женщин и девочка пятнадцати лет. После того, как один из мятежников преуспел в изготовлении спирта-сырца, их постигла трагедия - мятежники умерли все кроме одного, Александра Смита. Смит случайно натолкнулся на Библию, прочитал ее и решил создать с аборигенами острова общество, основанное прямо на библейском учении. Подошедший через двадцать лет к острову американский военный корабль обнаружил на острове в полном смысле слова христианскую общину. На острове не было тюрьмы, потому что там не было правонарушений; не было больницы, потому что не было больных; не было сумасшедшего дома, потому что не было сумасшедших; не было там также и неграмотных, и нигде в мире жизнь и собственность человека не были в такой безопасности как там. Христианство очистило общество.

 

Там, куда позволяется прийти Христу, противогнилостное действие христианской веры очищает общество от морального яда и делает его чистым.

 

Иоанн Креститель пришел проповедуя крещение покаяния. Иудеи были знакомы с ритуальными омовениями. Они подробно описаны в Лев. 11 - 15. "Иудей, - говорил Тертуллиан, - омывается каждый день, потому что он оскверняется каждый день". Символические смывание и очищение составляли неотделимую часть иудейского ритуала. Язычник считался нечистым, потому что он никогда не соблюдал ни одного правила иудейского закона. Потому, когда язычник становился прозелитом, то есть обращался в иудейскую религию, он должен был пройти три ритуала. Во-первых, подвергнуться обрезанию, ибо это было отличительной приметой избранного народа; во-вторых, за него должна была быть принесена жертва, ибо считалось, что ему нужно очиститься и лишь кровь могла очистить грех; и в-третьих, он должен был принять крещение, что символизировало очищение его от всякой скверны прошлой жизни. Совершенно естественно, поэтому, что крещение не было просто окроплением водой, а погружением всего тела в воду.

 

Крещение было известно иудеям, но удивительным в крещении Иоанна Крестителя было то, что Иоанн, будучи иудеем, предлагал иудеям подвергнуться обряду, которому, казалось бы, должны были подвергаться только язычники. Иоанн Креститель сделал грандиозное открытие: быть иудеем по происхождению еще не значит быть членом избранного Богом народа; иудей может оказаться как раз в том же положении, как и язычник; Богу нужен не иудейский образ жизни, а очищенная жизнь. Крещение всегда связывалось с исповеданием. При каждом обращении к Богу человек должен исповедать свою веру трем разным личностям.

 

1) Человек должен сознаться пред собою. Такова уж природа человека, что мы закрываем глаза на то, чего не хотим видеть, и, прежде всего, на свои грехи. Кто-то рассказывал о первом шаге одного человека к благодати. Посмотрев однажды утром во время бритья в зеркало на свое лицо, он вдруг сказал: "Ты, грязная маленькая крыса!" И с того дня он начал становиться другим человеком. Покидая дом свой, блудный сын, конечно, считал, что у него прекрасный и предприимчивый характер. Но перед тем, как сделать первый шаг на обратном пути, ему пришлось хорошенько взглянуть на себя и сказать: "Встану, пойду к отцу моему и скажу ему: "Отче! я уже не достоин называться сыном твоим" (Лук. 15, 18.19).

 

Труднее всего в мире посмотреть в лицо самому себе; а сделать первый шаг к раскаянию и к правильным отношениям с Богом - значит самому признать свой грех.

 

2) Человек должен исповедаться тем, кому он причинил зло. Недостаточно сказать Богу, что мы раскаиваемся, если мы не признаем свою вину перед теми, кого мы обидели и огорчили. Прежде чем могут быть убраны небесные барьеры, должны быть убраны человеческие. Однажды к священнику одной общины Восточно-африканской церкви пришла прихожанка и исповедалась, что она поссорилась со своим мужем, тоже членом этой общины. "Не надо было сразу приходить и исповедываться в этой ссоре; нужно было сначала помириться и уже потом прийти и исповедаться", - ответил ей священник. Очень часто бывает даже так, что исповедаться перед Богом легче, чем пред людьми. Но кто не унизится, не может быть прощен.

 

3) Человек должен исповедаться Богу. Конец гордыни - начало прощения. Только когда человек говорит: "Я согрешил", Бог может сказать: "Я прощаю". Прощение получает не тот, кто хочет говорить с Богом на равных пределах, а тот, кто преклоняет свои колена в робком раскаянии и произносит, преодолевая свой стыд: "Боже, будь милостив ко мне, грешнику".

 

5-8

 

Царский вестник (Мар. 1,5-8)

 

Совершенно очевидно, что проповедь Иоанна Крестителя оказала большое воздействие на иудеев, потому что они приходили толпами слушать его и принять от него крещение. Почему же Иоанн оказал такое воздействие на свой народ?

 

1) Это был человек, живший так, как он учил. Не только его слова, но и вся его жизнь была протестом. Этот протест против современного ему образа жизни выражен тремя пунктами.

 

а) Он жил не как другие - он жил в пустыне. Между центром Иудеи и Мертвым морем лежит одна из самых страшных пустынь в мире. Это известняковая пустыня; искривленная и покореженная; горячие скалы гудят под ногами, как будто под ними огромная раскаленная печь. Эта пустыня простирается до Мертвого моря и потом опускается ужасными отвесными уступами к морю. В Ветхом Завете ее иногда называют Иешиммон, что значит опустошение. Иоанн не был городским жителем. Он был человеком привыкшим к пустыне, к ее одиночеству и запустению. Он был тем человеком, кому представилась возможность услышать голос Божий.

 

б) Он одевался не как другие - он носил особую одежду из верблюжьего волоса и кожаный пояс. Такую же одежду носил Илия (4 Цар. 1,8). [В англ, переводе стих звучит так: "Человек тот носит власяницу и кожаный пояс вокруг чресел своих" - прим. переводчика]. При взгляде на Иоанна люди должны были думать не о современных модных ораторах-краснобаях, а вспоминать пророков далекого прошлого, живших очень просто и избегавших мягкой и изнеживающей роскоши, которая убивает душу.

 

в) Он ел не как другие - он ел акриды и дикий мед. Интересно, что оба слова можно двояко интерпретировать: акриды - это могут быть насекомые (саранча), которых закон разрешал есть (Лев. 11, 22.23), но это может быть и сорт бобов или орехов, которыми питались самые бедные. Мед - это может быть мед, который собирают дикие пчелы, но это может быть и какая-нибудь сладкая древесная живица, древесный сок, который получали из коры некоторых деревьев. Неважно, что эти слова обозначают, но питался Иоанн очень просто.

 

Таким был Иоанн Креститель, и люди прислушивались к словам такого человека. О Карлейле кто-то сказал, что он в двадцати томах проповедовал Евангелие молчания. Многие люди провозглашают то, что они своей жизнью отрицают; имеющие приличные банковые счета, проповедуют о том, что не нужно накапливать земных сокровищ. Другие, живя в роскошных домах, проповедуют блаженство бедности. Но Иоанн жизнью своей проповедовал то же, что и словми, и поэтому люди слушали его.

 

2) Его проповедь была действенной еще и потому, что он говорил людям о том, что они в глубине сердца знали и чего они ожидали душой.

 

а) У иудеев была поговорка: если Израиль хоть один день будет совершенно точно соблюдать закон Божий, наступит Царствие Божие. Призывая людей к покаянию, Иоанн Креститель попросту подводил их к выводу, который они давно уже должны были сделать, о чем они думали в глубине души. Когда-то Платон сказал, что образование заключается не в сообщении людям новых вещей, оно заключается в том, чтобы удалить из их памяти то, что они уже знают. Сильнее всего на человека действует такая весть и такая проповедь, которая обращена к его сознанию. Такая проповедь становится неотразимой, если ее произносит человек, имеющий на это моральное право.

 

б) Народ Израиля хорошо знал, что уже в течении трехсот лет голос пророчества молчал. Иудеи ждали подлинного слова Божия и они услышали его в проповеди Иоанна Крестителя. В каждой профессии важен профессионализм. Знаменитый скрипач рассказывает, что едва Тосканини подошел к дирижерскому месту, как оркестр почувствовал, что на него изливается авторитет дирижера. Мы сами сразу узнаем по-настоящему опытного врача. Мы сразу чувствуем оратора, который хорошо знает свой предмет. Иоанн пришел от Бога и слышавшие его сразу понимали это.

 

3) Проповедь Иоанна была действенной еще и потому, что он сам был крайне скромным и смиренным. О себе он судил, что недостоин быть рабом, недостоен развязать ремень сандалий Мессии. Сандалии представляли собой обыкновенные кожаные подметки, закреплявшиеся на ноге лентами, проходившими между пальцами. Дороги в то время не были покрыты асфальтом и в сухую погоду представляли собой кучи пыли, а в дождливую - реки грязи. Снимать сандалии было делом раба. Иоанн ничего не требовал для себя, а все для Христа, приход Которого он провозгласил. Его самозабвенность, его смиренная покорность, его полное самоуничижение, его совершенная погруженность в проповедь заставляли людей слушать его.

 

4) Его проповеди и его послание оказывали действие еще и потому, что он указывал на Нечто и на Кого-то, Которые были выше его. Он говорил людям, что крестит их водой, но что придет Тот, Кто будет крестить их Святым Духом. Причем вода, говорил он, может очистить лишь тело человека, а дух Святой - его жизнь, его самого и его сердце. Доктор Г. Дж. Джеффри приводит очень интересный пример. Когда вы хотите позвонить кому-либо через коммутатор, телефонистка часто говорит вам: "Минуточку, сейчас попробую соединить вас", а соединив, пропадает совсем и оставляет вас говорить непосредственно с нужным вам человеком. Иоанн Креститель не стремится стать центром внимания - он стремится соединять людей с Тем, Кто выше и сильнее его, и люди слушали его, потому что он указывал не на себя, а на Того, Который был нужен всем.

 

9-11

 

День принятия решения (Мар. 1, 9-11)

 

У каждого мыслящего человека история крещения Иисуса вызывает проблемы. Крещение Иоанна было крещением покаяния, предназначенным для тех, кто раскаивался в своих грехах и желал выразить свою решимость покончить с ними. А какое отношение имело такое крещение к Иисусу? Разве не был Он безгрешным и разве не было такое крещение ненужным и неуместным по отношению к Нему? Для Иисуса это крещение имело следующие четыре значения:

 

1) Это был момент принятия решения. Тридцать лет провел он в Назарете, преданно выполняя свою будничную работу и свой долг по отношению к дому и семье. Он, должно быть, уже давно осознал, что время Его выступления настало: Он, наверное, просто ждал какого-то знака. Появление Иоанна Крестителя стало этим знаком. Теперь, видел Он, наступил момент, когда Он должен был заняться выполнением возложенной на Него задачи.

 

В жизни каждого человека наступают моменты, когда нужно принять решение и когда решение принимается или отклоняется. Принять решение - значит добиться успеха, отказаться принять решение или уклониться от него, значит потерпеть неудачу. Как сказал Лоуелл:

"Для каждого человека и народа однажды настает момент, когда нужно принять решение и выбрать.

В борьбе истины с ложью, выбрать сторону добра или сторону зла.

Это великий выбор; новый Божий Мессия,

предлагает каждому цветение или увядание,

И выбор делается раз и навсегда между тьмой и светом".

 

В жизни каждого человека настает момент, когда нужно принять решение. Шекспир об этом так:

"Есть в жизни человека прилив

И, если пойти по большой воде, обретешь удачу.

Упустишь - и весь жизненный путь пройдет на мели и в невзгодах".

 

Жизнь, в которой не принято решение - напрасно потраченная, тщетная, неудовлетворенная и часто трагическая жизнь. Джон Оксенэм видел ее такой:

"Каждому человеку открыты

Пути и дороги;

Высокая душа выбирает высокий путь,

А низкая душа нащупывает низкое,

А посреди, на туманных равнинах,

Остальных несет туда и сюда".

 

Жизнь, в которой нет определенности, не может быть счастливой. Когда явился Иоанн, Иисус знал, что время пришло и необходимо принимать решение. Назарет был мирной деревней, и дом был ему мил, но Он ответил на зов и на призыв Божий.

 

2) Крещением Иисус выразил Свое единство с народом. Ему не нужно было раскаиваться в грехах; но народ шел к Богу и Он чувствовал необходимость принять участие в этом движении. Человек, имеющий покой, комфорт и богатство, может солидаризироваться с движением, ставящим своей целью дать блага угнетенным, бедным, бездомным, изможденным от работы. Действительно великое чувство радости человек проявляет тогда, когда он участвует в каком-то движении не ради себя самого или своих личных интересов, а ради интересов других людей. В аллегории Джона Буньяна христианин во время своего путешествия с Истолкователем прибыл к строго охраняемому Дворцу. Потребовалось вступить в бой, чтобы войти в него. У дверей Дворца сидел человек с чернильницей из рога, записывавший имена всех, который осмеливался на атаку. Все начали пятиться назад и тут христианин увидел, как "какой-то отважный человек подошел к записывающему и сказал: "Запишите мое имя, господин". Когда совершаются великие дела, христианин должен подойти и сказать: "Запишите, пожалуйста, мое имя", ибо именно так поступил Иисус, когда Он пришел принять крещение.

 

3) Это был для Него момент утверждения в избранном решении. Никто не оставляет своего дома со спокойным сердцем, чтобы отправиться в неведомый путь. Человек Должен быть совершенно уверен в том, что поступает правильно. Иисус уже решил, что Он будет делать дальше, и вот теперь Он ждал печати одобрения Божьего. В эпоху Иисуса иудеи говорили о так называемой Бат Кол, что значит дочь голоса. Они верили в то, что существует несколько небес, на верхнем из которых, в неприступном свете восседает Бог. В редкие моменты небеса раскрываются и Бог говорит, но по их мнению, Бог был настолько далеко, что люди слышат лишь отдаленное эхо Его голоса. К Иисусу же голос Божий воззвал непосредственно. Из рассказа Марка видно, что это был личный опыт Иисуса, нисколько не предназначавшийся для толпы. Голос не сказал: "Сей есть Сын Мой Возлюбленный", как сказано у Матфея (Мат. 3, 17). Голос сказал: "Ты Сын Мой Возлюбленный", обращаясь непосредственно к Иисусу. В акте принятия крещения Иисус представил Свое решение на рассмотрение Богу, и это решение было совершенно ясно одобрено.

 

4) Крещение было для Иисуса моментом облечения в силу. В это время на Него снизошел Дух Святой. Здесь мы имеем дело с определенной символикой. Дух Святой снизошел, как может снизойти голубь. Это не случайное сравнение. Голубь - это символ доброты. И Матфей, и Лука говорят нам о характере проповеди Иоанна (Мат. 3, 7-12; Лук 3, 7-13). Миссия Иоанна была миссией секиры при корне дерев; миссией ужасного отбора, всепожирающего огня. Он возвещал осуждение и гибель, а не благую весть. Появление же Духа Святого, сравниваемого с голубем, сразу создает ощущение доброты и мягкости. Он победит, но это будет победа любви.

 

12-13

 

Время испытания (Мар. 1,12.13)

 

Едва миновал славный час крещения, началась борьба с искушениями. Здесь нам очень ясно представляется один момент и мы не можем пройти мимо. Ведь это Дух Святой повел Иисуса в пустыню для испытания. Тот самый Дух, который снизошел на Него во время крещения, теперь повел (погнал) его на испытание.

 

В нашей жизни невозможно избежать искушений. Но одно совершенно ясно - искушения посылаются нам не для того, чтобы привести нас к падению; они посылаются нам, чтобы укрепить наши нервы, наш ум, наши сердца и наши души. Они должны не погубить нас, а пойти нам на пользу. Они должны быть испытаниями, из которых мы должны выйти воинами Божьими. Допустим, что этот юноша - хороший футболист; он хорошо выступает во втором составе и в нем видны хорошие задатки; что тогда сделает руководитель команды? Вне всякого сомнения, он не пошлет его в третий состав, где этот юноша мог бы играть с прохладцей и даже не вспотеть ни разу; а он пошлет его играть в первую команду, где юноша подвергнется совершенно новому для него испытанию и получит возможность проявить себя. Вот так же и искушения - они должны дать нам возможность испытать нашу зрелость и укрепить нас для борьбы.

 

Фразу сорок дней не нужно понимать буквально. Этот оборот иудеи обычно употребляли для выражения смысла довольно много времени. Так, например, сказано, что Моисей был на горе сорок дней и сорок ночей (Исх. 24, 18); сорок дней и сорок ночей шел Илия, подкрепившись пищей, данной ему Ангелом (3 Цар. 19, 8). Как мы говорим десять дней или около того, так и иудеи употребляли выражение сорок дней не буквально, а в смысле довольно долгое время.

 

Искушал же Иисуса сатана. В древнееврейском сатана означает противник, соперник. Сатана выступал в качестве обвинителя людей перед Богом. В этом же значении это слово употреблено в Иов. 2, 2 и Зах. 3, 2.

 

Сатана должен был выступать с обвинением против людей. У сатаны был еще один титул: диавол. Слово это происходит от греческого диаболос, что по-гречески буквально значит клеветник. Это еще небольшой шаг от того, кто старательно выискивает все, что можно сказать против человека, к тому, кто умышленно и злобно клевещет на человека перед Богом. Это величайший, злостный враг его; и величайший враг человека.

 

Другими словами, в этом мире есть Бог и Его противник, враг Божий. Почти неизбежно должно было так случиться, чтобы на сатану стали смотреть прежде всего как на врага Божьего. Вот каково значение этого имени сейчас, вот кем он был всегда для людей; сатана - это, в сущности, все то, что направлено против Бога. Если же мы обратимся к Новому Завету, то увидим, что именно сатана или диавол стоит за всеми человеческими болезнями и страданиями (Лук. 13, 16); сатана вошел в Иуду, соблазнил его (Лук. 22, 3); мы должны бороться с дьяволом (1 Пет. 5, 8; Иак. 4, 7); деяниями Христа сломлена была сила сатаны (Лук. 10, 1-19). Сатана - это сила, выступающая против Бога.

 

В этом весь смысл истории об искушении. Иисус должен был решить, как будет Он выполнять возложенную на него задачу. Он понимал грандиозность поставленной перед Ним задачи, но Он также сознавал, что Ему дана огромная сила. Бог говорил Ему: "Принеси людям Мою любовь, люби их до смерти, покори их этой неистребимой любовью, даже если Тебе придется умереть на кресте". Сатана же предлагал Иисусу: "Употреби Свою силу на то, чтобы вредить людям; уничтожь Своих врагов; завоюй мир силою, мощью и кровью". Бог говорил Иисусу: "Установи Царство любви". Сатана предлагал: "Установи диктатуру силы". И в тот день Иисус должен был выбирать между путем Божиим и путем врага Божьего.

 

Марк заканчивает свой короткий рассказ об искушении двумя яркими штрихами.

 

1) И (Он) был со зверями. В пустыне обитали леопард, медведь, кабан и шакал. Часто исследователи говорят, что этот яркий штрих несколько дополняет общую мрачную картину. Но, может быть, это вовсе не так. Может быть, эта деталь говорит о том, что звери были друзьями Иисуса. В мечтах иудеев о золотом веке, который должен был наступить после пришествия Мессии, была также мечта о том, что прекратится вражда между человеком и зверем. "И заключу в то время для них союз с полевыми зверями и с птицами небесными и с пресмыкающимися по земле" (Ос. 2, 18). "Тогда волк будет жить вместе с ягненком, и барс будет лежать вместе с козленком ... И младенец будет играть над норою аспида, и дитя протянет руку свою на гнездо змеи. Не будут делать зла и вреда на всей святой горе Моей" (Ис. 11, 6 - 9). Может быть, здесь мы видим первое предвкушение прелести мирного сосуществования человека и зверя. Может быть, здесь перед нами картина того, как звери раньше людей узнали своего Друга и своего Царя.

 

2) Ангелы служили Ему. В минуты испытаний человек всегда получает божественную поддержку. Когда Елисей со своим слугой был окружен в Дофаиме врагами и, казалось, у них не было выхода, Елисей открыл глаза молодому слуге, и тот увидел вокруг коней и колесницы огненные, принадлежавшие Богу (4 Цар. 6, 17). Иисус не был оставлен в одиночестве в Своей битве - и мы тоже не одиноки.

 

14-15

 

Благая весть (Мар. 1,14.15)

 

В этом кратком изложении благовествования Иисуса содержатся три великих слова, главные в христианстве.

 

1) Евангелие (благая весть). Иисус пришел, прежде всего, для того, чтобы принести людям благую весть. Если мы проследим в Новом Завете слово евангемон, благая весть, евангелие, мы можем уяснить себе нечто из его содержания.

 

а) Это благовествование истины (Гал. 2, 5; Кол. 1, 5). До прихода Иисуса люди могли лишь наощупь искать Бога. "О, если бы я знал, где найти Его!" - взывал Иов (Иов. 23, 3). Марк Аврелий говорит, что душа может видеть лишь неясно, при этом для "видеть" он употребляет греческое слово, означающее видеть вещи сквозь воду. С приходом же Христа люди могут ясно видеть, каков Бог: больше не нужно гадать и искать в потемках.

 

б) Это благовествование надежды (Кол. 1, 23). В античном мире господствовали пессимистические настроения. Сенека говорил о "нашей беспомощности в самых нужных вещах". Люди потерпели поражение в борьбе за добродетель. Приход Иисуса принес надежду в отчаявшиеся сердца.

 

в) Это благовествование мира (Еф. 6, 15). Человек несет в себе наказание - раздвоение личности. В человеке странным образом смешаны и соединены зверь и ангел. Рассказывают, что однажды задали такой вопрос одиноко бродившему философу-пессимисту Шопенгауеру: "Кто вы?" На это он ответил: "Я хотел бы, чтобы вы сказали мне это". А Роберт Бернс сказал о себе: "Моя жизнь напоминает мне разрушенный храм. Какая сила, какие пропорции в одних частях! Какие неоглядные бреши, какие нагромождения руин в других!" Все несчастья человека от того и происходят, что он одновременно стремится и к греху и к добродетели. Пришествие Иисуса соединяет эту раздвоенную личность в одну. Человек одерживает над своим противоборствующим "я" такую же победу, какую одержал Иисус Христос.

 

г) Это благовествование обетования (Еф. 3, 6). Будет справедливо сказать, что люди всегда ждали от Бога угроз, а не обещаний. Все нехристианские религии знают Бога, требующего и спрашивающего, лишь христианство поведало людям о Боге, готовом дать больше, чем мы просим.

 

д) Это благовествование бессмертия (2 Тим. 1, 10). Для язычников жизнь была дорогой к смерти, человек, в сущности, был умирающим человеком, а пришедший Иисус принес нам благую весть о том, что мы находимся на пути к жизни, а не к смерти.

 

е) Это благовествование спасения (Еф. 1, 13). Это спасение не есть просто нечто негативное; оно включает положительное. Оно не просто дает освобождение от наказания и избавление от прошлого греха; оно дает победоносно жить и побеждать грех. Иисус принес людям воистину благую весть.

 

2) Покаяться. Покаяние - не такая простая вещь, как это иногда кажется. Греческое слово метанойа в буквальном смысле значит изменить образ мыслей. Человек склонен смешивать две вещи - сожаление о последствиях совершенного греха и сожаление о грехе. Многие выражают крайнее сожаление из-за массы неприятностей, которые навлек на них совершенный ими грех. Но если бы они были уверены, что смогут избежать этих последствий, они совершили бы это еще раз. Они ненавидят не грех, а его последствия. Истинное раскаяние означает, что человек не только сожалеет о последствиях, причиненных совершенным им грехом себе самому и другим, но и ненавидит сам грех. Когда-то давно мудрый Монтень писал в своей биографии: "Детей следует учить ненавидеть порок из-за его сути, чтобы они не только избегали совершать его, но и ненавидели всем сердцем; чтобы одна мысль о нем могла вызвать у них отвращения, в какой бы форме он не проявлялся". Раскаяние означает, что человек, влюбленный в свой грех, начинает ненавидеть его за абсолютную греховность.

 

3) И, наконец - веруйте. "Веруйте, - говорит Иисус, - в благую весть". Верить в благую весть - это значит просто поверить Иисусу на слово, поверить, что Бог именно таков, как Он нам о Нем поведал; поверить, что Бог настолько любит мир, что принесет любую жертву, чтобы вернуть нас к Себе; это значит поверить в то, что все, что звучит на наш взгляд не совсем правдоподобно - истина.

 

16-20

 

Иисус выбирает друзей (Мар. 1,16-20)

 

Как только Иисус принял решение и определил Свой образ действий, Он стал искать людей для исполнения. Вождь всегда должен начинать с чего-то. Он собирает вокруг себя группу единомышленников, в сердцах которых он нашел бы отклик для своих идей. Марк показывает нам Христа в буквальном смысле слова закладывающим основание Своего Царства и призывающим к Себе Своих первых последователей. В Галилее было много рыбаков. Великий иудейский историк Иосиф Флавий, бывший одно время губернатором Галилеи, рассказывает, что в то время в водах озера плавало триста пятьдесят рыбачьих лодок. Простые люди в Палестине редко ели мясо, пожалуй не чаще одного раза в неделю. Рыба была их главным продуктом питания (Лук. 11, 11; Мат. 7, 10; Мар. б, 30-44; Лук. 24, 42). Обычно рыба была соленой, потому что не было средств для перевозок свежей рыбы. Свежая рыба была одним из главных деликатесов в таких больших городах, как Рим. Само название городов, расположенных на берегах Геннисаретского озера, показывает, какое важное место занимало там рыболовство. Вифсаида значит дом рыбаков; Тарихеа (в русск. Библии - магдала) - место соленой рыбы, и как раз там рыба хранилась для вывоза в Иерусалим и даже в Рим. Засол рыбы и торговля соленой рыбой занимали важное место в Галилее.

 

Рыбаки применяли два типа сетей, и они упоминаются или подразумеваются в Евангелиях. Один тип назывался сагене, своего рода трал, который спускали с кормы лодки и который был так уравновешен, что стоял прямо в воде. Судно двигалось вперед и тащило сеть за четыре конца и стягивало их, делая из сети как бы большой мешок, который передвигаясь в воде, захватывал рыбу, Другой тип сети, применявшийся Симоном Петром и Андреем, назывался амфиблестрон он был намного меньше в формезонта, и его бросали в воду руками, как невод.

 

Совершенно естественно, что люди, выбранные Иисусом в качестве Своих последователей, представляют большой интерес для изучения.

 

1. Нужно отметить кем они были. Это были простые люди. Они не учились в школах и университетах, они не происходили из священников или из аристократов; они не были ни учеными, ни богатыми. Это были рыбаки, другими словами, это были обыкновенные люди. Никто никогда не верил так в простых людей, как Иисус. Джордж Бернард Шоу сказал однажды: "Я не испытываю к рабочему классу никаких чувств, кроме одного: упразднить его и заменить благоразумными людьми". В романе "Патриций" Джона Голсуорси один из героев, Милтаун, говорит: "Чернь! Какое отвращение к ней я испытываю! Я ненавижу ее голос, а один взгляд на ее лицо - оно такое безобразное, такое незначительное!" Однажды в раздражении Карлайл заявил, что в Англии живет двадцать семь миллионов людей - и большинство из них дураки! Иисус так не считал. Авраам Линкольн говорил:

 

"Бог, должно быть, любит простых людей - Он сотворил их так много". Иисус как бы говорил: "Дайте мне двенадцать простых людей, и с ними, если они будут преданы Мне, Я изменю мир". Человек должен больше думать о том, что Иисус может сделать из него, а не о том, что он сам из себя представляет.

 

2. Нужно отметить, что они делали в момент, когда Иисус призвал их. Они выполняли обычную работу: ловили рыбу и чинили сети. "Я не пророк, - сказал Амос, - и не сын пророка; я был пастухом и собирал сикоморы. Но Господь взял меня от овец и сказал мне Господь: "Иди, пророчествуй к народу Моему Израилю" (Ам. 7, 14.15). Зов Божий может прийти к человеку не только тогда, когда он находится в доме Божием или в уединении, но и непосредственно в ходе будничной работы. Как это выразил у Киплинга шотландский инженер Макэндрю:

"От соединительного фланца до направляющего шпинделя

Везде я вижу Твою руку, о Боже!

Предопределение - в работе

Твоего шатуна!".

 

Человек, живущий в мире, в котором повсюду Бог, не может не встретиться с Ним.

 

3. Нужно отметить, как Иисус призывал их. Зов Иисуса был: "Идите за Мною!" Это вовсе не значит, что в тот день Он видел их впервые. Они, вне всякого сомнения, стояли в толпе и слушали Его, они оставались стоять и говорить, когда толпа уже давно разошлась; они ощущали очарование Его присутствия и притягательную силу Его глаз. Иисус не говорил им: "У меня есть богословская система и я хотел бы, чтобы вы изучили ее; - или, - У меня есть кое-какие теории и я хотел бы, чтобы вы поразмыслили над ними; - или, - У Меня есть этическая система и Я хотел бы обсудить ее с вами". Он же сказал им: "Идите за Мною!" Все началось с личного впечатления, которое Он производил на них; все началось с захватывающего сердце чувства, которое порождает непоколебимую верность. Это, однако, вовсе не значит, что нет таких людей, которые понимают христианство умом. Для большинства из нас последовать за Христом - всё равно, что влюбиться. Говорят, "что мы восхищаемся людьми умом, но любим их без ума". Все происходит так, потому что все так сложилось, а мы таковы, каковы мы есть. "И когда я вознесен буду от земли, - сказал Иисус, - всех привлеку к себе" (Иван. 12, 32). В громадном большинстве случаев человек следует за Христом не из-за того, что Иисус сказал, а из-за того, Кем Иисус является.

 

4. И, наконец, нужно отметить, что Иисус предложил им. Он предложил им задание. Он призвал их не на покой, а на служение. Кто-то сказал, что каждому человеку важно иметь "дело, в которое он мог бы вложить свою жизнь". И потому Иисус призвал Своих людей не на комфортабельный покой и не на летаргическое безделье: Он призвал их на выполнение задачи, на которую они должны были потратить всю свою жизнь, и на которой они должны были гореть, а в конце умереть ради Него и ради своих собратьев. Он призвал их на выполнение задачи, причем они могут добиться чего-то, лишь отдав себя целиком Ему и своим ближним.

 

21-22

 

Иисус начинает свой поход (Мар. 1,21.22)

 

Повествование Марка разворачивается в логической и естественной последовательности. В появлении Иоанна Крестителя Иисус увидел призыв Божий. Он был крещен, получил печать Божьего одобрения и был облечен силой от Бога для выполнения возложенной на Него задачи. Он прошел искушение дьяволом и выбрал Свой путь. Он выбрал Своих людей, чтобы иметь небольшой круг родственных душ и чтобы записывать Свое учение в их сердца. И вот теперь Он должен был целеустремленно начать Свой поход. Человек, у которого есть послание от Бога, совершенно естественно должен был пойти с ним в церковь, где собирается народ Божий. И именно так поступил Иисус. Свое служение Он начал в синагоге.

 

Между синагогой и церковью, какой мы знаем ее сегодня, существуют определенные различия.

 

а) Синагога служила, главным образом, целям обучения. Богослужение в синагоге состояло лишь из трех частей: молитвы, чтения слова Божия и разъяснения прочитанного. Не было ни музыки, ни пения, ни жертвоприношений. Можно сказать: местом богослужения и жертвоприношения был храм; синагога была местом учения и наставления. Синагога оказывала очень большое влияние на жизнь иудеев, потому что храм был только один, а в законе было сказано, что везде, где живут хотя бы десять иудеев, должна быть синагога. Человек, желавший проповедовать новое учение, совершенно естественно должен был проповедовать его в синагоге.

 

б) Синагога давала возможность довести до людей такое учение. В синагоге были определенные служащие. Во-первых, глава - начальник синагоги. Он отвечал за управление делами синагоги и за проведение служб. Были люди, собиравшие и распределявшие пожертвования. Каждый день собирались пожертвования деньгами и продуктами у тех, кто мог себе позволить это. Потом это распределялось между бедными: самым бедным давали пищу на четырнадцать трапез в неделю. Был так называемый хаззан, человек, который в Библии назван священником, отвечавший за хранение и выдачу священных свитков с Писанием, за чистоту в синагоге, за то, чтобы своевременно трубили в серебряные трубы, возвещая людям наступление субботы, за начальное обучение детей общины. Но в синагоге не было постоянного священника или учителя. Когда люди собирались на службу в синагоге, начальник синагоги мог призвать любого сведущего в Писаниях прочитать текст из Библии и прокомментировать его. В синагоге вообще не было ничего подобного профессиональному священнику. Именно поэтому Иисус и смог начать Свое служение в синагогах. Оппозиция Ему еще не приобрела враждебного характера. Всем Он был известен как человек, у которого есть что сказать людям; и именно поэтому синагога каждой общины представляла Ему кафедру, с которой Он мог наставлять людей и обращаться к ним. Но когда Иисус учил в синагоге, метод и дух Его учения воспринимались подобно новому откровению. Он учил не так, как учили книжники, знатоки закона. А кто такие эти книжники? Самой священной вещью в мире для иудеев была тора, закон. Суть закона составляли десять заповедей, но под законом понимали первые пять книг Ветхого Завета, Пятикнижие, как их называют. В представлении иудеев эти пять книг носили абсолютно божественный характер. Иудеи верили, что эти пять книг были даны Моисею Самим Богом. Закон был абсолютно священ и совершенно обязателен. Иудеи говорили: "Тому, кто заявляет, что тора не от Бога, нет места в мире грядущем". "Кто заявляет, что Моисей написал хоть один стих сам, по своему разумению, тот отвергает и презирает слово Божие". Если тора действительно столь священна, то из этого вытекают две вещи. Во-первых, она должна быть высшей нормой веры и жизни; и во-вторых, в ней должно быть все, что необходимо для того, чтобы регулировать и направлять жизнь. А в таком случае, тору, во-первых, нужно тщательно и досконально изучать; и во-вторых, в торе изложены великие всеобъемлющие принципы жизни, а если в ней изложены нормы и руководства для всей жизни, необходимо выявить и сделать доступным для всех все, что в ней содержится имплицитно - подразумевается, хотя прямо не сформулировано. Великие общие законы должны стать нормами и правилами, утверждали иудеи. И вот, для того, чтобы выполнить это изучение и сделать все необходимые выводы и заключения, возник целый класс ученых. Они то и были книжниками, знатоками закона. Величайшие из них носили титул равви. На книжников были возложены следующие три задачи.

 

1. Книжники должны были выводить из великих моральных принципов, изложенных в торе, нормы и правила на всякий возможный в жизни случай. Совершенно очевидно, что такая задача никогда не могла быть выполнена: все время возникали новые и новые жизненные ситуации. Иудейская религия началась с установления великих моральных законов, а закончилась бесконечным множеством норм и правил. Она началась как религия, а закончилась как система законности.

 

2. Книжники должны были передавать другим этот закон и выведенные из него правила и учить им. Эти выведенные и извлеченные из закона нормы и правила никогда не записывались; они известны как Устный закон. Хотя он никогда не был записан, он считался даже более обязательным, чем писаный закон. Из поколения в поколение ему учили по памяти и его заучивали наизусть. У хорошего студента должна была быть память, подобная "колодцу, облицованному известью, чтобы не пропала ни одна капля".

 

3. Книжники должны были выносить решения и суждения по конкретным делам; и, совершенно естественно, что практически каждое конкретное дело требовало создания нового закона.

 

Ну, а в чем учение Иисуса существенно отличалось от учения книжников? Он учил, опираясь на Свою личную силу и власть. Ни один книжник не выносил когда-либо решение опираясь на свое мнение. Они всегда начинали так: "Существует теория, что..." и потом приводили все авторитетные источники. Делая какое-либо заявление, они всегда подкрепляли его цитатами из одного, другого, третьего знаменитого законника прошлого. И напоследок они выносили свое суждение. Насколько отличался от них Иисус! Когда Он говорил, Он говорил так, словно Ему не нужны были никакие авторитетные источники, кроме Себя Самого. Он говорил совершенно независимо. Он не приводил никаких авторитетных источников и не цитировал книжников. Звучавший в Его голосе тон силы и власти производил впечатление на каждого человека.

 

23-28

 

Победа над силами зла (Мар. 1,23-28)

 

Слова Иисуса ошеломили людей в синагоге, поступки и деяния Его поразили их, как громом. В синагоге был человек, одержимый нечистым духом, который вызвал беспорядок, и Иисус исцелил его.

 

Во всех Евангелиях встречаем мы людей, одержимых нечистым духом и находившихся во власти Демонов или бесов. Что за этим кроется? Иудеи и, конечно, весь античный мир твердо верили в демонов и бесов. Как выразился Гарнак: "Весь мир и окружающая атмосфера были полны бесов; они господствовали не только в идолопоклонстве, но и во всех формах и стадиях жизни.Они сидели на престолах, они роились около колыбелей. Земля была в буквальном смысле адом". Доктор А. Рендл Шорт приводит факт показывающий насколько античный мир верил в демонов. На многих античных кладбищах были найдены черепа со следами трепанации, другими словами, в них было просверлено отверстие. На одном кладбище из ста двадцати черепов шесть оказалось со следами трепанации. Принимая во внимание, что хирургических инструментов было мало, видно, что это была сложная операция. Кроме того, состояние костей черепа показывает, что операции проводились еще при жизни человека. Размер отверстия показывает, что оно было слишком малым, чтобы иметь какое-нибудь физическое или хирургическое значение; известно также, что удаленный в ходе операции диск кости, носили на шее как амулет. Такую операцию делали для того, чтобы дать демону возможность покинуть тело человека. Если тогдашние хирурги соглашались делать такие операции, а люди были готовы подвергнуться таким операциям, значит вера в одержимость демонами должна была быть очень сильной.

 

Общее для демонов название маццикин значит тот, кто причиняет вред. Таким образом, демоны - это злобные существа, стремившиеся причинить людям вред. Человек, веривший в то, что он одержим бесом или демоном, "осознавал свое существование и одновременно существование другого существа, побуждающего и направляющего его изнутри". Встретив Иисуса, одержимые бесами часто вскрикивали: они знали, что Иисус - Мессия, что царствование Мессии - конец всем бесам и демонам. В то время было много заклинателей демонов, утверждавших, что они способны изгонять бесов. Эта вера была настолько сильной и реальной, что около 340 г. в христианской церкви даже был особый Орден заклинателей духов. Но отличие Иисуса от различных заклинателей бесов заключалось в том, что обычные иудейские и языческие заклинатели бесов употребляли сложные магические заклинания и обряды, Иисус же изгонял бесов из людей одним ясным, простым и властным словом. Прежде никто никогда ничего подобного не видывал. Сила и власть были ни в чарах, ни в формуле, ни в заклинании, ни в сложном ритуале; сила и власть были в самом Иисусе, и это поражало людей.

 

А что мы можем сказать по этому поводу? Поль Турнье пишет в книге "Случаи из практики врача": "Вне всякого сомнения, многие врачи в борьбе с болезнями чувствуют, что им противостоит не нечто пассивное, а умный и изобретательный враг". Доктор Рендл Шорт пришел опытным путем к заключению, что "земные происшествия, в сущности, моральные катастрофы, войны и злобные поступки, физические катастрофы и болезни, могут представлять собой часть большой битвы, которую ведут между собой силы в роде тех, которые мы видим в книге Иова: дьявольская злоба с одной стороны и Божественная сдержанность с другой". Эту проблему нельзя решить просто и однозначно.

 

29-31

 

Чудо по знакомству (Мар. 1,29-31)

 

Все, что Иисус говорил и делал в синагоге, было крайне примечательно. Когда служба в синагоге закончилась, Иисус пошел со своими друзьями в дом Симона Петра. По иудейскому обычаю, главная субботняя трапеза совершалась сразу после службы в синагоге, в шесть часов, то есть в 12 часов пополудни (Иудейский день начинался в 6 часов утра и часы считались от этого момента). Иисус вполне мог воспользоваться своим правом получить отдых после захватывающего и утомительного события во время службы в синагоге; но вновь был брошен вызов Его силе и власти, и Он вновь стал расходовать свои силы и время ради других. Это чудо говорит нам нечто о трех людях.

 

1. Мы узнаем нечто об Иисусе. Ему не нужна была публика, при которой Он мог бы продемонстрировать Свои власть и силу; Он был также готов исцелять людей в узком домашнем кругу, как и среди большой толпы в синагоге. Он никогда не отказывался помочь людям; потребности других людей Он ставил выше своей потребности отдохнуть. Но, прежде всего, мы видим здесь, как мы это уже видели в эпизоде в синагоге, уникальность методов исцеления Иисуса. В эпоху Иисуса было много заклинателей бесов, но им нужны были сложные магические заклинания, чары и формулы, и даже магические приборы. В синагоге Иисус произнес только одно властное предложение и исцеление наступило. И здесь снова то же самое. Теща Симона Петра "лежала в горячке" как говорится в талмуде. Горячка была, да и до сих пор еще остается широко распространенной болезнью в той части Галилеи. В талмуде даже приведен способ ее лечения. Железный ножик привязывали косичкой волос к терновому кусту. В следующие дни повторяли места Писания. В первый день Исх. 3, 2.3, во второй - Исх. 3, 4 и наконец Исх. 3,5. После этого произносили определенную магическую формулу и считалось, что исцеление совершилось. Иисус совершенно игнорировал этот набор популярных магических аксессуаров. Одним жестом и словом, исполненным уникальной властью и силой, Он исцелил женщину. В предыдущем отрывке употреблено греческое слово эксу сна, переведенное как власть, а слово эксусиа греки определяли как уникальная власть в сочетании с уникальной силой, и именно этим обладал Иисус и это он применил в доме Симона Петра. Поль Турнье пишет в своей книге: "Мои пациенты часто говорят мне: "Я восхищаюсь терпением, с которым вы выслушиваете все, что я говорю вам". Но ведь это не только терпение, это еще и заинтересованность". Иисус видел в совершаемом Им чуде не средство для повышения Своего престижа. Оказать людям помощь - в этом Он видел не утомительную работу. Он помогал бессознательно, потому что чувствовал особый интерес ко веем, кому нужна была Его помощь.

 

2. Из эпизода мы узнаем нечто об учениках. Они еще только недавно познакомились с Ним, но они уже начали обращаться к Иисусу со всеми своими проблемами. Теща Симона была больна, весь дом был в расстройстве, и для учеников не было ничего более естественного, как рассказать об этом Иисусу. Поль Турнье рассказывает о том, как он сделал величайшее открытие в своей жизни. Он часто навещал одного христианского священника, который никогда не отпускал его, не помолившись сначала вместе с ним. Поля Турнье поразила крайняя простота молитв старца. Они казались продолжением интимного разговора, который он непрерывно вел с Иисусом. "Когда я вернулся домой, - продолжает Поль Турнье, - я поговорил об этом с моей женой и мы вместе просили Бога дать нам такую же близкую дружбу с Иисусом, какая была у старого священника. И с тех пор Иисус стал центром моей привязанности и моим постоянным спутником. Он радуется тому, что я делаю (ср. Еккл. 9, 7) и оно волнует Его. Он - друг, с которым я могу обсудить все, что происходит в моей жизни. Он разделяет со мной мою радость и мою боль, мои надежды и мои страхи. Он присутствует и тогда, когда пациент говорит со мной, открывая глубины своего сердца, слушая его вместе со мной, делая это лучше, чем я сам мог бы это сделать. И, когда больной уходит, я могу говорить с ним об этом". Вот в этом и заключается вся суть христианской жизни. Как поется в гимне: "Обратись с этим в молитве к Богу". Уже так рано ученики Его познали то, что обратилось в их жизненную привычку обращаться со всеми своими проблемами к Иисусу и просить Его о помощи.

 

3. Эпизод говорит нам нечто о теще Симона Петра. Едва она выздоровела, как тут же начала заботиться о нуждах других. Свое выздоровление она употребила для нового служения. У одной знаменитой шотландской семьи был девиз: спасен для служения. Иисус помогает нам, чтобы мы могли помочь другим.

 

32-34

 

Первые толпы (Мар. 1,32-34)

 

Совершенное Иисусом в Копернауме нельзя было скрыть. Появление такой великой новой силы и власти нельзя было сохранить в секрете. И потому к вечеру дом Симона Петра оказался окруженным со всех сторон толпами людей, искавших прикосновения Иисуса. Люди прождали до вечера, потому что закон запрещал носить какой-либо груз по городу в субботу (ср. Иер. 17, 24). В те времена, конечно, не было часов - ни карманных, ни ручных, ни настольных. Суббота длилась с 6 часов утра до 6 часов пополудни; по закону считалось, что суббота закончилась и день прошел, если на небе появлялись три звезды. И поэтому жители Капернаума ждали, пока зайдет солнце и на небе вспыхнут звезды, и пришли, неся своих больных к Иисусу, и Он исцелял их.

 

Мы уже три раза видели, как Иисус исцеляет людей. сначала Он исцелял в синагоге, потом Он исцелил больную в доме своих друзей, а теперь Он исцеляет на улице. Иисус понимал просьбу каждого. О докторе Джонсоне говорили, что если кто попадал в беду, он мог быть уверен в его поддержке. И где бы ни возникали проблемы, Иисус готов был употребить Свою силу и власть. Он не подходил с лицеприятием, ни к человеку, ни к месту; Он ясно понимал всеобщий характер требования находящихся в нужде людей.

 

Люди стекались к Иисусу толпами потому, что Они распознали в Нем человека, способного совершить грандиозные вещи. Говорить, разъяснять, читать лекции и проповедовать могли многие; а Он один не только говорил, но и делал. Кто-то сказал, что если человек может сделать мышеловку лучше другого, люди протопчут к его дому тропу, даже если он живет в чаще леса. Людям нужен человек, который может делать дела. Иисус мог и может сегодня совершать великие деяния.

 

Но здесь-то и начинается трагедия. Толпы приходили, но они приходили потому, что им нужно было что-то от Иисуса. Они приходили не потому, что узрели новое видение; в конечном счете они лишь хотели использовать Его в своих интересах. Именно этого почти каждый хочет от Бога и Его Сына. На одну молитву, восходящую к Богу в эпоху процветания, приходится тысяча молитв в эпоху бедствия. Многие люди, никогда не молившиеся, когда им светило солнце, начинают молиться, когда задует холодный ветер.

 

Кто-то сказал, что люди смотрят на религию "как на службу скорой помощи, а не как на передовую линию на жизненном пространстве". О религии люди вспоминают лишь в кризисную минуту. Они начинают вспоминать Бога лишь тогда, когда они попадут в трудное положение, или когда жизнь посылает их в нокаут. Все должны обращаться к Иисусу, потому что только Он может дать нам то, что нужно для жизни, но если такое обращение и полученные дары не вызовут в нас ответной любви и благодарности, значит с нами что-то трагически неладно. Не надо смотреть на Бога только как на полезную опору в трудные дни, Его нужно любить и помнить каждый день нашей жизни.

 

35-39

 

Час покоя и призыв к действию (Мар. 1,35-39)

 

Уже читая запись происшедшего в Капернауме, видим, что у Иисуса не оставалось времени для уединения. Но Он хорошо знал, что не сможет жить без общения с Богом; что если Он и впредь хочет давать другим, Он должен получать Сам; что если Он намерен посвятить Себя служению другим, Он должен время от времени Сам обращаться за духовной поддержкой. Он знал, что не может жить без молитвы. В небольшой книге под названием "Упражнение в молитве", доктор А. Д. Белден приводит следующее определение: "Молитва - это зов души к Богу". Кто не молится - повинен в невероятном безрассудстве, отказываясь "от возможности приобщить Бога к своим способностям". "В молитве мы даем абсолютному разуму Божию возможность питать наши духовные силы". Иисус знал это; Он знал также, что если Он хочет встречаться с людьми, Он должен сначала встретиться с Богом. Если Иисусу необходимо была молитва, то насколько нужнее она нам?!

 

Но Его нашли и там, где Он молился. Иисус не мог закрыть перед ними дверь. Писательница Роза Маколей как-то сказала, что в жизни ей нужно только одно - свою собственную комнату. А именно этого никогда не было у Иисуса. Один крупный врач сказал, что в задача медицины состоит "иногда в исцелении, часто - в облегчении страданий, и всегда - в утешении". И такая обязанность всегда лежала на Иисусе. Кто-то сказал, что доктор должен "помогать людям жить и умирать", а люди постоянно живут и умирают. Это уже заложено в природе человека - пытаться построить заборы и стены, чтобы обрести для себя покой и свободное время; Иисус же никогда не делал этого. Как бы хорошо Он не осознавал Свою усталость и истощенность, Он еще лучше осознавал настоятельность нужды человеческой. И вот, когда ученики пришли за Ним, Он встал с колен, чтобы принять бремя возложенной на Него задачи. С помощью молитв мы никогда не выполним наших задач; они могут лишь укрепить нас на выполнение нашей работы.

 

Иисус отправился в путь проповедовать в синагогах Галилеи. В Евангелии от Марка этому миссионерскому путешествию посвящен один стих, но оно, должно быть, заняло много недель и даже месяцев. Он шел и проповедовать, и исцелять. Иисус никогда не разделял следующие вещи и действия.

 

1. Он никогда не разделял слово и дело. Он никогда не полагал, что дело сделано, если оно сформулировано. Он никогда не считал, что Его задача заключается в том, чтобы лишь призывать людей к Богу и к добродетели. Сформулированная задача, призыв и увещевание всегда воплощались в дело. Фосдик где-то рассказывает о студенте, который купил самые хорошие книги, учебники и приборы, специальный рабочий стул с подставкой для книг, чтобы удобнее было учиться, а потом сел в это кресло и уснул. Человек, который много говорит, но ничего не делает, очень похож на такого студента.

 

2. Он никогда не разделял душу и тело. Были и такие течения в христианстве, которых потребности тела не интересовали вовсе. Но человек - это душа и тело. И задача христианства заключается в том, чтобы исправить всего человека, а не одну лишь часть его. Это святая правда, что человек может умирать с голоду, жить в шалаше, жить в нищете и страдать от мук, и все же быть счастливым в Боге; но это не значит, что нужно оставить его в том же состоянии. Христианские миссионеры берут с собой в отсталые страны не только Библию; они приносят с собой образование и медицину, школы и больницы. Совершенно ошибочно говорить о социальном благовествовании, как будто это какая-то особая, какая-то факультативная, или даже какая-то обособленная часть христианского благовествования. Христианское благовествование едино, и оно проповедует и работает на благо человеческого тела в такой же степени, как и на благо его души.

 

3. Иисус никогда не разделял земное и небесное. Есть люди, которые столь пекутся о небесном, что забывают совершенно о земном и становятся непрактичными мечтателями. Но есть и такие, которые так сильно заботятся о земном, что забывают о небесном и почитают за добро лишь материальные ценности. Иисус мечтал о времени, когда воля Божия будет так же воплощаться на земле, как она воплощается на небе (Мат. 6, 10), когда земное и небесное будут едины.

 

40-45

 

Очищение прокаженного (Мар. 1,40-45)

 

Нет в Новом Завете болезни, которая вызывала бы больше ужаса и сострадания, чем проказа. Посылая двенадцать учеников Своих, Иисус заповедал им исцелять больных и очищать прокаженных (Мат. 10, 8). Судьба прокаженного была поистине тяжелой. Э. У. Г. Мастерман пишет в своей статье о проказе в Словаре Христа и Евангелий, из которой мы взяли большую часть приведенной здесь информации: "Ни одна болезнь не превращает человеческое существо на столь долгие годы в такую страшную развалину". Давайте сначала рассмотрим факты. Существует три вида проказы.

 

1. Черная или туберкулезная проказа, начинающаяся со странной летаргии и болей в суставах. Потом на теле, особенно на спине, появляются симметричные цветные пятна неправильной формы. На них образуются бугорки, сначала розовые, которые потом становятся коричневыми; кожа утолщается. Число этих бугорков особенно увеличивается в складках щек, носа, губ, лба. Лицо человека меняется настолько, что он теряет человеческий облик и становится похожим, как выражались древние, на льва или сатира. Эти бугорки увеличиваются в размерах, на них появляются язвы и выделяется омерзительный по запаху гной; брови выпадают, глаза становятся широко раскрытыми, голос грубеет, а дыхание становится хриплым из-за язв на голосовых связках. Язвы образуются также на руках и ногах, и больной постепенно превращается в сплошную разрастающуюся язву. В среднем болезнь длится девять лет и заканчивается умственным расстройством, комой и, наконец, смертью; больной внушает крайнее отвращение к людям и себе.

 

2. Анестетическая проказа в начальной стадии такая же, как и черная, но поражается также и центральная нервная система. Пораженная область теряет всякую чувствительность, причем больной может даже не заметить этого. Даже во время ожога он не чувствует боли. По мере развития болезни поражение первой степени вызывает появление окрашенных пятен неправильной формы и волдырей. Мускулы пропадают, сухожилия сокращаются настолько, что руки превращаются в птичьи лапы, ногти тоже деформируются. После этого на руках образуются хронические язвы, потом больной теряет пальцы на руках и ногах и, в конечном счете, всю кисть руки и стопу ноги. Такая форма болезни длится от двадцати до тридцати лет. Это своего рода ужасно медленное умирание тела.

 

3. Третий вид проказы - наиболее типичный из всех сочетание признаков черной и анастетической. Без сомнения во времена Иисуса было много прокаженных в Палестине. Из описаний в Лев. 13 очевидно, что в эпоху Нового Завета под термин проказа попадали так же и другие кожные болезни, как например, псориаз, при котором тело покрывается белой сыпью. Этот случай описан в Библии словами: "...прокаженный, белый как снег". По-видимому, этот термин охватывал и "стригущий лишай", который и ныне широко распространен на Востоке. В книге Левит употреблено иудейское слово цараат, переведенное как проказа. А в Лев. 13, 47 идет речь о язве проказы (цараат), на одежде, а в Лев. 14, 33 говорится о проказе цараат на домах. Такие пятна на одежде могут быть плесенью: проказа же на домах может быть чем-то в роде сухой гнили на древесине или разрушительным лишаем на камнях. Иудейское слово цараат, проказа, по-видимому ассоциировалось в иудейском мышлении со всякой ползущей кожной болезнью. Совершенно естественно, что при том состоянии медицины при диагностировании не делали различия между различными кожными болезнями и классифицировали как неизлечимые и тяжелые, даже не очень опасные заболевания.

 

Каждая такая кожная болезнь делала больного изгоем. Его изгоняли из человеческого общества. Он должен был жить один за пределами стана или поселения, ходить в разодранной одежде, с непокрытой ГОЛОВОИ и с лицом, закрытым до верхней губы. Во время ходьбы он должен был предупреждать других о своем опасном присутствии криком: "нечист! нечист!". Такую же картину мы видим в средние века, когда действовал закон Моисея. Священник в епитрахили и с распятием в руках вел прокаженного в церковь и читал над ним заупокойную службу. Прокаженного считали мертвым, хотя он еще был жив. Он должен был носить черное платье, чтобы его могли опознать все. Он должен был жить в доме прокаженных. Он не мог приходить на церковную службу, но во время службы он мог смотреть в "глазок" прокаженного, прорезанный в стене; прокаженный должен был выносить не только физическую боль, причиняемую болезнью, но и душевные муки, причиняемые исключением из человеческого общества и полной изоляцией. Если когда-нибудь и был излечен прокаженный - что случалось очень редко - то он должен был подвергнуться процедуре реабилитации, которая описана в Лев. 14. Священник сначала осматривал больного, потом брал кедровое дерево, червленую нить, виссон и двух птиц (одну из которых приносил в жертву над проточной водой) и окунал все это, а также живую птицу, в кровь принесенной в жертву птицы. После этого живую птицу отпускали на волю. Человек должен был вымыться сам и выстирать свою одежду, побриться. Через семь дней священник осматривал его снова. Он должен был сбрить волосы головы, бровей. Приносили определенные жертвы - двух овнов и одну однолетнюю овцу без порока, три десятых части ефы пшеничной муки, смешанной с елеем и один лог елея. Для бедных размер жертвоприношения уменьшали. Рукой, омоченной в крови жертвенного животного, священник касался мочки правого уха подвергающегося очищению больного, большого пальца его правой руки и большого пальца правой ноги, а потом всего еще раз рукой, омоченной в елее. После этого делали последний осмотр, и если человек оказывался чистым, его отпускали с удостоверением о том, что он чист.

 

Здесь дан один из самых выразительных портретов Христа.

 

1. Он не прогнал прочь человека, который нарушил закон. Прокаженный вообще не имел права обращаться к Нему и говорить с Ним, но Иисус с пониманием и сочувствием ответил на отчаянный крик человека.

 

2. Иисус протянул руку и коснулся его. Он коснулся нечистого человека. Но для Иисуса он не был нечистым, для Него это была обыкновенная человеческая душа, находившаяся в отчаянной нужде.

 

3. Очистив и исцелив человека, Иисус послал его выполнить обычный ритуальный обряд. Иисус исполнил человеческий закон и требования человеческой справедливости. Он не стал безрассудно игнорировать принятые нормы, но когда это было необходимо, подчинился им.

 

В этом мы видим соединение сочувствия, власти и мудрости.