Комментарий Дж.Дарби

Переводы: (скрыть)(показать)
LXX Darby GRBP NRT IBSNT UBY NIV Jub GRBN EN_KA NGB GNT_TR Tanah Th_Ef MDR UKH Bible_UA_Kulish Комментарий Далласской БС LOP ITL Barkly NA28 GURF GR_STR SCH2000NEU New Russian Translation VANI LB CAS PodStr BibCH UKDER UK_WBTC SLR PRBT KZB NT_HEB MLD TORA TR_Stephanus GBB NT_OdBel 22_Macartur_1Cor_Ef VL_78 UBT SLAV BHS_UTF8 JNT UKR KJV-Str LXX_BS BFW_FAH DONV FIN1938 EKKL_DYAK BB_WS NTJS EEB FR-BLS UNT KJV NTOB NCB McArturNT Makarij3 BibST FIN1776 NT-CSL RST Mc Artur NT BBS ElbFld RBSOT GTNT ACV INTL ITAL NA27 AEB BARC NZUZ שRCCV TORA - SOCH LOGIC VCT LXX_Rahlfs-Hanhart DRB TanahGurf KYB DallasComment GERM1951 Dallas Jantzen-NT BRUX LXX_AB LANT JNT2 NVT
Книги: (скрыть)(показать)
. Быт. Исх. Лев. Чис. Втор. Иис. Суд. Руф. 1Цар. 2Цар. 3Цар. 4Цар. 1Пар. 2Пар. Ездр. Неем. Есф. Иов. Пс. Прит. Еккл. Песн. Ис. Иер. Плач. Иез. Дан. Ос. Иоил. Ам. Авд. Ион. Мих. Наум. Авв. Соф. Агг. Зах. Мал. Матф. Мар. Лук. Иоан. Деян. Иак. 1Пет. 2Пет. 1Иоан. 2Иоан. 3Иоан. Иуд. Рим. 1Кор. 2Кор. Гал. Еф. Фил. Кол. 1Фесс. 2Фесс. 1Тим. 2Тим. Тит. Флм. Евр. Откр.
Главы: (скрыть)(показать)
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Комментарий Дж.Дарби

От Луки 1

Я бы выделил и тот стиль Луки, который может помочь читателю в изучении этого Евангелия. Он часто в одном коротком обобщенном изложении приводит множество фактов, а затем вдается в пространные рассуждения по тому или иному отдельно взятому факту, в котором явлены моральные принципы и благодать.

Многие пытались постигнуть то, что было исторически общепринято христианами в том виде, как это преподносилось сотоварищами Иисуса; и Лука счел разумным - исследовать все сначала и приобрести таким образом точное познание всего - по порядку описать это Феофилу, дабы тот мог получить уверенность в том, в чем был наставлен. Бог предусмотрел наставление для всей Церкви, именно в учении, составляющем неотъемлемую часть воплощенной жизни Господа, явленной этим человеком Божиим, который будучи лично подвергнутым христианским побуждениям, был направлен и одухотворен Святым Духом на благо для всех верующих {Единство побуждения и вдохновения, которые наверное пытались противопоставить друг другу, встречается на каждой странице Слова. Более того, эти два понятия несовместимы лишь в узком мышлении тех, кто не постиг пути Божии. Разве не мог Бог дать побуждения и чрез них наставить человека к достижению какой-либо цели, чтобы затем направить его безупречно и истинно во всем, что творит тот? Даже будь это человеческий замысел (чему я вовсе не верю), то, если Бог благословил это, разве не мог бы Он созерцать исполнение с тем, чтобы итог был полностью в соответствии с Его волей?}.

В стихе 5 евангелист обращается к первым откровениям Духа Божиего в свете этих событий, на которых целиком и полностью зиждется бытие народа Божиего и всего мира и в которых Богу предназначено было восславить Себя во веки веков.

Однако мы сразу же оказываемся среди иудейских обстоятельств. Иудейские Ветхозаветные уставы, мысли и чаяния, связанные с ними, служат обрамлением к этому великому и торжественному событию. События происходят во дни Ирода, царя Иудейского; и именно священника праведного и непорочного, принадлежащего к одному из двадцати четырех классов, мы находим в начале нашего пути. Жена его была из рода Ааронова; и две эти праведные личности беспорочно поступали по всем заповедям и уставам Господа (Иеговы). По иудейскому разумению, все было праведно пред Богом и происходило по Его закону. Но они не снискали благословения, возжажданного всяким Иудеем; у них не было детей. Тем не менее, мы можем сказать, что это происходило по воле Бога, правящего своим народом с тем, чтобы исполнить Свое благословение при провозглашении о немощи инструмента - немощи, которая удаляла всякую надежду согласно человеческих принципов. Такое происходило и с Саррой, и с Ревеккой, и с Анной, и со многими другими, о ком говорит нам Слово для наставления нас на путях Божиих. Об этом благословении часто молился благочестивый священник; но не было до сих пор ответа на молитву. И вот, наконец, когда в порядке своей чреды служил он пред Богом Захария и пришел для каждения, что согласно закону, являло благовоние для Бога (образ посредничества Господа), а люди в тот час молились вне святилища, Ангел Господень явился священнику по правую сторону жертвенника кадильного. И смутился Захария при виде этого великолепного явления, но Ангел успокоил его, сказав, что принес он добрую весть, возвещая что молитвы Захарии, столь долго и во тщете обращенные именно к Богу, услышаны. Елисавета родит сына, а имя, которым его нарекут, "Благоволение Господа", явится источником радости и веселья для Захарии, и многие возрадуются его рождению. Но ему быть не просто сыном Захарии. Младенец будет даром Господним, и ему надлежит быть великим пред Ним; быть ему Назореем и преисполненным Духа Святого от чрева матери своей: и многих из сынов Израилевых обратит он к Господу Богу. Предыдет пред Ним в духе и силе Илии, дабы восстановить моральные заповеди в Израиле от самых его истоков, а непокорным возвратить мудрость праведных - и да предстанет Господу народ приготовленный.

Дух Иеговы - это неколебимое и пылкое усердие в служении во славу Иеговы, во имя установления или восстановления через покаяние связи Израиля с Иеговой. Сердце его льнуло к этой цепочке между народом и его Богом по мере прочности и славы самого этого связующего звена, но в смысле их падшего состояния и по правам Бога в отношении этих связей. Дух Илии - хотя его и ниспослала народу благодать Бога - был в определенном смысле духом узаконенным. Он заявлял о правах Иеговы на суд. Именно благодать открывает путь к покаянию, а не верховная благодать спасения, пусть даже и расчищающая путь к нему. Именно в духовной силе воззвание к покаянию сравним здесь Иоанна с Илиею, в стремлении обратить Израиль к Иегове. И воистину Христос явился Иеговой.

Но вера Захарии в Бога и его благость не взошла до высот его мольбы (увы! так чаще всего и бывает), и когда она услышана в тот миг, когда потребовалось вмешательство Бога для исполнения его желания, он не оказался способен пройти стезю Авраама или Анны, и вопрошает о том, как такое может отныне статься.

Бог в своей благодати обращает недостаток веры в Его слуге в наставительное для того наказание и в доказательство того, что Захария был посещен свыше. Он нем до той поры, пока слово Господа не станет явью; и знаки, которыми он объяснялся с людьми, дивившимися, отчего он медлит в храме, объяснили эту причину.

И свершилось слово Божие благословением ему; а Елисавета, по своей благочестивости признавая, что рука Божия коснулась ее, таится от глаз людских. Благодать, снизошедшая на нее, не оставила ее невосприимчивой к тому, что сочлось бы зазорным в Израиле и что, будь то даже в прошлом, оставляло знать о себе, что касается человека при сверхчеловеческих обстоятельствах, чрез кои это свершается. Проявленная здесь благоразумность соделала женщину святой. Но то, что справедливо сокрыто от человека, обретает свою ценность пред Богом, и к Елисавете в ее уединении явилась мать Господа. И здесь фабула меняется, а сам Господь выступает как действующее лицо этой чудесной повести, которая и предлагается нашему вниманию.

Бог, предвидевший все заранее, посылает Ангела к Марии, чтобы возвестить о рождении Спасителя. В месте, которое мог бы избрать человек для исполнения Божиего назначения - месте, названия которого, по мнению обитателей тогдашнего мира, было достаточно, чтобы презреть выходцев из него - дева, не известная никому из тех, кого признавал мир, обручена бедному плотнику. Имя ей - Мария. Но все смешалось в Израиле: плотник был родом из дома Давидова. Обетования Бога - Который никогда не забывает о них и не теряет из вида тех, кому оно предназначено - обрели здесь место для исполнения. Сила и любовь Бога направляются здесь согласно их божественной действенности. И не имело значения, малым или большим был Назарет, но важно, что на сей раз не Бог ждет чего-то от человека, а человек от Бога. В Назарет к деве, обрученной мужу, именем Иосифу из дома Давидова был послан Гавриил.

Иоанн, дарованный Захарии, был ответом на его молитвы - Бог в Своей благости верен Своему народу, который уповает на Него.

Но здесь представлено испытание внешней благодатью. Мария, избранная животворящим сосудом для этой цели, вобрала благодать под всевидящим оком Бога. Ей было дано благоволение {Слова "обретшая благодать" и "благодатная" по значению различны. В человеческом аспекте она обрела благоволение, так что ей не должно было испытывать страха: но Бог наивысше наградил ее этой благодатью, этим огромным благоволением быть матерью Господа. В этом она явилась объектом высшего благоволения Божиего} высшей благодатью - быть благословленной среди женщин. Ей суждено было зачать и родить сына, и назвать его Иисусом. Он будет великим и будет назван Сыном Всевышнего. Бог даст Ему престол Его отца, Давида. Он будет царствовать над домом Иакова вечно, и царствование Его будет вечно.

Обратим здесь внимание на то главное, что представляет нам Дух Святый, а именно: рождение младенца, ниспослание в этот мир Его, рожденного Марией - Его, рождение Которого было предречено. Наставление, даваемое Духом Святым по этому поводу, подразделено на две части: первая - где говорится о том, каким будет ожидаемый младенец; вторая - где речь идет о его зачатии и славе, которая будет результатом этого. Представлены не просто божественная суть Иисуса, Слово, Которым был Бог, Слово, ставшее плотью; но и рождение его Марией, и то, как это должно было происходить. Мы знаем, что речь идет о том самом бесценном и богоданным Спасителе, о Котором говорит Иоанн; но здесь Он представлен нам в несколько ином плане, что представляет для нас бесконечный интерес; и мы должны воспринимать Его так, как представляет его Дух Святый - рожденным девой Марией в этом мире слез.

Прочтем вначале стихи 31-33. Действительно, было зачато дитя во чреве Марии, которое исторгло его в тот срок, что определил для человеческого естества Сам Бог. Обычный срок минул до рождения младенца. Пока что это ни о чем нам не говорит. Это просто сам факт, имеющий то значение, которое нельзя ни соразмерить, ни преувеличить. Он был именно и воистину человеком, рожденным женщиной, как и мы - не в отношении источника и не в отношении способа зачатия Его, об этом речь сейчас не идет, а в смысле реальности Его бытия как человека. Он был реальным и подлинным человеческим существом. Однако есть другие вопросы, связанные с Личностью Того, Кому суждено было родиться, которые встают пред нами. Ему надлежит быть нареченным Иисусом, то есть Иеговой Спасителем. Он явится в этом образе и с такой же силой. Так оно и было.

Здесь нет связи с фактом "ибо Он спасет людей Своих от грехов их, "как сказано у Матфея, где Израилю явлена сила Иеговы, Бога Израилева, в исполнении обетований, изреченных этому. Здесь мы видим, что Он имеет право носить это имя; но этот божественный титул остается сокрытым за именем личным; ибо в этом Евангелии нам явлен Сын Человеческий без размышлений о том, какой может быть Его Божественная сила. Здесь говорится, что "Он" - Тот, Кому суждено родиться - "будет велик", и (рожденный в мир сей) "наречется Сыном Всевышнего". Он был Сыном Отца до сотворения мира; но это дитя, рожденное на земле, должно называться в том образе, в каком Он был сюда ниспослан - Сыном Всевышнего: и Свое право на это имя Он безупречно утвердит Своими деяниями и всем тем, что говорило о том, чем был Он. Драгоценное для нас и наполненное славой разумение того, что дитя, рожденное женщиной, правомерно носит это имя "Сына Всевышнего", представляется еще куда более славным для Того, Кто пребывает в положении человека и был воистину человеком пред Богом.

Однако и многое другое было связано с Тем, Кому предстояло родиться. Бог даст Ему престол его отца Давида. Здесь мы вновь ясно видим, что Он рассматривается как человек, рожденный в этом мире. Престол отца Его, Давида, принадлежит Ему. Бог Ему даст его. По праву рождения Он унаследует обеты, обеты земные для царства, принадлежащего роду Давидову; но это произойдет по советам и власти Бога. Он будет царствовать над домом Иакова, не только над Иудеей во веки веков, ибо непрочна власть преходящая, а жизнь недолговечна; и будет царствование его бесконечным. Как воистину предрек Даниил, оно никогда не будет предано другому и никогда не перейдет к другому народу. Оно будет установлено по воле Божией, которая неизменна, и в соответствии с властью Его, которая никогда не падет. До тех пор, пока Он не передаст царство Богу Отцу, Он будет безоговорочно царствовать и передаст царство (по исполнении всех обетований) Богу, но слава царствования никогда не поблекнет в руках Его.

Таковым предстояло родиться младенцу - воистину человеком, хоть и рожденным чудотворным образом. Для тех, кто могли уразуметь Его имя, оно являло Иегову Спасителя. Ему надлежало быть Царем над делом Иакова и быть облеченным властью, которая никогда не ослабнет и не падет, а сочетается впоследствии с вечной вселенской властью Бога как Бога. Самым важным предметом откровения является то, что младенцу суждено быть зачатым и рожденным; все остальное - слава, которая будет принадлежать Ему, рожденному.

Но именно зачатие остается для Марии непостижимым. Бог позволяет ей спросить Ангела о том, как это произойдет. Ее вопрос был угоден Богу. Я не думаю, что здесь явлен недостаток веры. Захария непрестанно просил о сыне - исполнение просьбы было лишь делом благости и силы Бога - и весть о согласии Бога вывела его на ту исходящую точку, на которой ему оставалось только верить в то, о чем была весть. Он не поверил обетованию Божиему. Это явилось всего лишь работой необычайной силы Бога при естественном порядке вещей. Свято уверовавшая, Мария после благоволения Бога спрашивает о том, как это может свершиться помимо естественного хода вещей. В том же, что это свершится, у нее сомнений нет (см. Стих 45: "И блаженна уверовавшая", - говорит Елисавета). Вопрошает она о том, как это свершится, ибо это несообразно с привычными понятиями о естестве. Продолжая свою миссию Ангел также дает ей ответ Бога на этот вопрос. В намерениях Бога было то, чтобы этот вопрос предоставил случай (посредством ответа, полученного на него) откровению о чудесном зачатии. Речь идет о рождении его странника на этой земле - рождении Его от девы Марии. Он был Богом; Он стал человеком; но здесь явлена суть о способе его зачатия в становлении человеком на земле. Декларируется не то, чем Он бы. А то, что Он был рожден - таким, каким Он был в этом мире, и то чудесное зачатие, о чем мы здесь читаем. Дух Святый должен снизойти на нее и воздействовать сообразно своему могуществу на сосуд земной, без участия воли его или воли какого-либо человека. Бог есть источник жизни младенца, обетованного Марии, как рожденного в этом мире по Его всемогуществу. Он рожден Марией - женщиной, избранной Богом. Власть Всевышнего осенит ее, и оттого тот, кто будет ею рожден, должен быть наречен Сыном Божием. Дитя, зачатое при посредничестве силы Божией, сошедшей на Марию (силы, явившейся божественным источником Его жизни на земле как человека), и таким образом обретшее свое бытие от Марии, плод ее чрева, даже в этом плане должно именоваться Сыном Божиим. То святое, чему даст рождение Мария, должно называться Сыном Божиим. В данном случае это не есть учение об извечном родстве Сына и Отца. Евангелие от Иоанна, Послание к Евреям, Послание к Колоссянам утверждают эту бесценную истину и показывают ее значимость; но здесь акцентируется тот момент, что рожденный от чудесного зачатия на этой земле именуется Сыном Божием.

Ангел говорит ей о благословении, дарованном Елисавете всемогущей властью Бога, и Мария покоряется воле ее Бога - покорный намерению Бога сосуд, а благочестие обретает в ней возвышенность и величие в соответствии с этими намерениями, которые лишь оставлены ей, пассивному средству их свершения, покорному воле Бога. Это было ее славой через благоволение ее Бога.

Вполне сообразным этому моменту явилось то, что чудеса должны были споспешествовать этому чудодейственному вмешательству Бога и явиться свидетельством этого вмешательства. Весть Ангела породила плод в сердце Марии; и при посещении Елисаветы к ней приходит познание чудесных деяний Бога. Трогательно здесь представляется благочестивость Девы. Вместо того, чтобы возвысить общение с Богом призвало ее к смирению. В том, что произошло, она видела Бога, а не себя; наоборот, величие этих чудес так приблизило к ней Бога, что сокрыло ее от самое себя. Она отдается Его священной воле: но Бог в этом случае занимает слишком много места в ее мыслях, чтобы в них оставалось что-либо для собственной значимости.

Приход матери Господа к Елисавете был сам по себе разумеющимся для нее, ибо Бог посетил жену Захарии. Ангел известил ее об этом. Она имеет отношение к этим промыслам Божиим, ибо чрез благодать, постигшую ее, Бог был близок ее сердцу. Ведомая Духом Святым в сердце и любви, слава, принадлежавшая Марии, при посредстве благодати Бога, избравшего ее Матерью Господа, признается Елисаветой, исполненной Духа Святого. Она также признает благочестивую веру Марии и возвещает ей об исполнении полученных обетований (все, что произошло, явилось предвосхищающим откровением Ему, Который родится в Израиле и среди людей).

Тогда сердце Марии исполняется благодарением. Она обладает Богом, ее Спасителем, во благодати, наполнившей ее радостью, и своим низким положением - образ положения остатка Израиля - и это даст повод для вмешательства Бога в величии с полным откровением, что все от Него.

Каким бы ни было приемлемым благочестие для орудия, к которому Он обратился и кое Он изыскал, несомненно, у Марии оно имелось именно в потребной мере, ибо сокрылась в своем величии; ибо Бог был вездесущ, и именно через нее Он вторгся, дабы проповедовать пути чудотворные. Она бы утеряла свое предназначение, если бы сотворила что-то из себя, но она воистину этого не сделала. Благодать Божия хранила ее, с тем чтобы Его слава целиком явила себя в этом божественном событии. Она узнает его благодать, но она познает, что по отношению к ней все есть благодать.

Давайте сейчас отметим, что все, по сути и направленности помыслов ее сердца, суть иудейское. Мы можем привести для сравнения песнь Анны, пророчески восславить как раз это вторжение: прочтем также стихи 54, 55. Однако, заметьте, что она восходит к обетованиям, изреченным отцам, не Моисею, и она объемлет весь Израиль. Говорится о силе Бога творящей.

В средине немощи, когда нет сил и возможностей и все противостоит этому - таково положение угодное Богу, и таковы, в то же время орудия, которые ничто, Бог же - все.

Примечательно, что нам не сообщается о том, что Мария преисполнена Святым Духом. Мне представляется, что это является для нее благодарным отличием. Святой Дух посетил Елисавету и Захария необычайным образом. Однако, хотя мы не сомневаемся в том, что Мария находилась под влиянием Духа Божиего, это было духовное воздействие, связанное более с ее собственной верой, ее благочестием, с наиболее привычными связями ее сердца с Богом (сформировавшимися при посредстве ее веры и благочестия), и которое впоследствии сильнее проявило себя в виде собственных чувств. Это было благодарение за благодать, и любовь одарила ее младенцем в единении с надеждами и благословением Израиля. Во всем этом для меня сказывается весьма удивительная гармония в связи с чудесным благодеянием, ниспосланным ей. Я повторяю - Мария величественна, ибо она - ничто; но она облагодетельствована Богом тем путем, который ни с чем не сравним, и все поколения будут знать ее благословенной.

Но ее благочестие и выражение этого в данной песни является скорее личностно ответом Богу, нежели откровением с Его стороны. Оно четко ограничено тем, что обязательно представляет область такого благочестия для нее - ограничено Израилем, упованиями и обетованиями, изреченными Израилю. Оно восходит, как мы видели, к самому отдаленному пункту взаимоотношений Бога и Израиля - и они пребывали в благодати и при обетовании, но не закона - оно не выходит из этой среды.

Три месяца пробыла Мария с женщиной, которую благословил Бог, матерью того, которому предстояло быть гласом Божиим в пустыне; и возвратилась она, дабы следовать смиренно стезею своей, а предначертания Бога могли свершиться.

Нет ничего прекраснее в этом роде, нежели такая картина общения этих благочестивых женщин, неизвестных миру, но являющихся посредницами благодати Божией во имя свершения его воли, славных и безграничных; в итоге они таятся, зайдя в те пределы, в которые имеют доступ лишь благочестие и благодать; но Бог здесь, так же мало известный миру, как и эти две бедные женщины, но готовящий и свершающий то, что ангелы так желают постичь во всей его глубине. Это происходило в нагорной стране - там обретались эти породнившиеся благочестивые. Они таились; однако души их, к которым снизошел Бог и которых коснулся Своей благодатью, отзывались своим благочестием на эти чудесные явления свыше; и благодать Божия воистину отражалась в спокойствии сердца, узнавшего Его десницу и его величие с верой в Его милость и подчиняясь воле его. Нам посчастливилось быть допущенными туда, откуда мир был изгнан своим же неверием и отдаленностью от Бога, туда, где творил Бог. Однако то, что благочестие познано тайно чрез веру при посещении Бога, должно в итоге стать явным и исполненным в глазах людей. Рождается сын Захарии и Елисаветы, и Захария, который согласно слову Ангела прекращает молчать о пришествии отрока Давидова, ради спасения Израиля, в доме Богом избранного Царя, с тем дабы исполнить обетования, изреченные отцам, и пророчества, которыми Бог объявил будущую благословенность Своего народа. Дитя, данное Захарием и Елисаветой, будет идти пред лицом Иеговы с тем, чтобы приготовить пути Его; ибо сын Давида суть Иегова, явившийся по предсказаниям и по слову, коим Бог возгласил о явлении Его славы. Посещение Иеговой Израиля, провозглашенное устами Захарии, охватывает все благословение тысячелетия. Это связано с Иисусом, Который принесет все эти благословения Своей собственной Личностью. Все обетования - да и аминь в Нем. Все пророчества окружают Его славой, что будет и соделают Его источником, из коего она проистекает. Авраам возрадовался, дабы увидеть славный день Христа.

Святой Дух всегда делает так, когда его предметом является исполнение обетования в силе. Он даже приближается ко всеобщему результату, который в конце произведет Бог. Разница здесь заключается в том, что это не является провозглашением радостей в отделенном будущем, когда должен родиться Христос, когда явится младенец, с тем чтобы привнести радость в дни, все еще сокрытые расстоянием, чрез которое они виднелись. Ныне Христос находится рядом и провозглашается именно Его присутствие. Мы знаем, что будучи отвергнутым и отсутствующим сейчас, свершение этого непременно откладывается до Его возвращения; но Его присутствие привнесет эти свершения, и о них объявлено, как об имеющих связь с этим присутствием.

Сейчас мы можем отметить, что эта глава ограничена строгими рамками обетований, изреченных Израилю, то есть отцам. Мы имеем дело со священниками, Мессией, Его предтечей, изреченными Аврааму обетованиями, заветом обетования, клятвою Бога. Это не представляет закон; это - надежда Израиля, покоящаяся на обетовании, завете, клятве Божией и подтвержденная пророками, которая сбывается с рождением Иисуса, Сына Давидова. Это, я опять-таки говорю, не закон. Представлен Израиль под благословение, которое еще, конечно же, не исполнено, но Израиль, вступающий чрез веру в отношения с Богом, который исполнит его. Речь идет только о Боге и Израиле и о том, что имело место в благодати только между Ним и Его народом.