Комментарий Дж.Дарби

Переводы: (скрыть)(показать)
LXX Darby GRBP NRT IBSNT UBY NIV Jub GRBN EN_KA NGB GNT_TR Tanah Th_Ef MDR UKH Bible_UA_Kulish Комментарий Далласской БС LOP ITL Barkly NA28 GURF GR_STR SCH2000NEU New Russian Translation VANI LB CAS PodStr BibCH UKDER UK_WBTC SLR PRBT KZB NT_HEB MLD TORA TR_Stephanus GBB NT_OdBel 22_Macartur_1Cor_Ef VL_78 UBT SLAV BHS_UTF8 JNT UKR KJV-Str LXX_BS BFW_FAH DONV FIN1938 EKKL_DYAK BB_WS NTJS EEB FR-BLS UNT KJV NTOB NCB McArturNT Makarij3 BibST FIN1776 NT-CSL RST Mc Artur NT BBS ElbFld RBSOT GTNT ACV INTL ITAL NA27 AEB BARC NZUZ שRCCV TORA - SOCH LOGIC VCT LXX_Rahlfs-Hanhart DRB TanahGurf KYB DallasComment GERM1951 Dallas Jantzen-NT BRUX LXX_AB LANT JNT2 NVT
Книги: (скрыть)(показать)
. Быт. Исх. Лев. Чис. Втор. Иис. Суд. Руф. 1Цар. 2Цар. 3Цар. 4Цар. 1Пар. 2Пар. Ездр. Неем. Есф. Иов. Пс. Прит. Еккл. Песн. Ис. Иер. Плач. Иез. Дан. Ос. Иоил. Ам. Авд. Ион. Мих. Наум. Авв. Соф. Агг. Зах. Мал. Матф. Мар. Лук. Иоан. Деян. Иак. 1Пет. 2Пет. 1Иоан. 2Иоан. 3Иоан. Иуд. Рим. 1Кор. 2Кор. Гал. Еф. Фил. Кол. 1Фесс. 2Фесс. 1Тим. 2Тим. Тит. Флм. Евр. Откр.
Главы: (скрыть)(показать)
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

Комментарий Дж.Дарби

От Иоанна 1

Первая глава представляет то, что Он был до всего, равно как и различные образы, в которых Он есть благословение плотскому человеку. Он есть Слово, и Он является выражением, а весь разум существует в Боге, Слова. В начале был ОН. Если мы вернемся назад настолько, насколько это возможно для людского разума, как бы далеко это ни было за пределами того, что имеет начало, то Он есть. Самая совершенная идея, которую мы можем сформировать исторически, если я могу употребить такое выражение заключается в существовании Бога или вечности. "В начале было Слово." И ничего не было кроме Него? Невозможно! Словом чего был Он? "Слово было у Бога." То есть личное существование приписывается Ему. Однако, хотя можно думать, что Он был чем-то, что подразумевает вечность и что Святый Дух приходит открыть, говорится все же, что Он "был Бог." Вечный в Своем существовании - божественный по Своей природе - ясный в Своем лице, о Нем можно было бы говорить, как об излучении во времени, как если бы Его личность была временной, хотя и вечной по своей природе. Дух посему добавляет: "Оно было в начале у Бога." Это является откровением о вечном Слове до всего творения. Это Евангелие, посему, на самом деле предшествует Бытию. Книга Бытие представляет нам историю мира во времени: Иоанн же представляет нам историю Слова, Которое существовало в вечности до того, как был создан мир; Которое - когда человек может говорить о начале - было; и, следовательно, не начинало существовать. Язык Евангелия прост, насколько это возможно, и подобен мечу рая, обращающемуся, в отличие от мыслей и рассуждений человеческих, дабы защитить божественность и индивидуальность Сына Божия.

Он также сотворил все. Есть вещи , которые имеют начало; они все произошли от Него: "Все чрез Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть". Точное, положительное и абсолютное различие между всем, что стало быть, и Иисусом. Если что-либо и стало быть, то только не Слово; ибо все, что стало быть, стало быть чрез то Слово.

Но есть другое, кроме высшего деяния сотворения всего (деяние, которое характеризует Слово) - есть то, что было в Нем. Все творение стало быть чрез Него; но оно не существовало в Нем. Однако в Нем была жизнь. В этом Он был связан с особенной частью создания - частью, которая являлась объектом мыслей и намерений Божиих. Эта "жизнь была свет человеков" и открылась как свидетельство божественной природе, в непосредственной связи с ними, как не открылось вовсе в отношении других {Форма выражения в греческом языке очень сильна и полностью отождествляет жизнь со светом человеков, как сосуществующие утверждения}.

Но, фактически, этот свет сиял среди того, что по своей собственной природе {Моя цель здесь не заключается в развитии способа, в котором слово отвечает ошибкам человеческого разума; но, фактически, так как оно открывает истину, со стороны Бога, оно так же отвечает замечательным образом на все ошибочные мысли человека. что касается Личности Господа, то первые стихи данной главы несут свидетельство этого. Здесь грех, который создал из принципа тьмы второго бога в равном противостоянии с благим Творцом, опровергается простым свидетельством того, что жизнь была светом, а тьма - духовным негативным состоянием, без силы, среди которого эта жизнь проявилась в свете. Если у нас есть сама истина, то нам нет необходимости познать грех. Голос Доброго пастыря известен, и мы уверены, что никакой другой не является Его голосом. Но, фактически, обладание истиной, как открывается в Писании, есть ответ на все грехи, в которые впал человек, какими бы многочисленными они ни были} противопоставлено ему, при чем зло - за всяким естественным образом, ибо где светит свет, там нет больше тьмы: но здесь светил свет, а тьма не восприняла его - осталась тьмы, которая поэтому ни постигла, ни получила его.

Таковы взаимоотношения Слова с созданием и с человеком, видимые абстрактно в Его природе. Дух исторически развивает эту тему, изображая нам детали последней части.

Мы можем отметить здесь - и это важный момент - как Дух переходит от божественной и вечной природы Слова, Которое было до всего, к явлению в этом мире Слова, ставшего плотью в Лице Иисуса. Здесь не упоминаются Божии пути, промысел и Его правление миром. Рассматривая Иисуса на земле, мы находимся в непосредственной связи с Ним, сущим до того, как был создан мир. Только Он представлен Иоанном, а то, что находим в мире, является сотворенным. Иоанн пришел, чтобы свидетельствовать о Свете. Истинным Светом был тот, что, приходя в мир, светил для всех людей, а не только для Иудеев. Он пришел в мир; и мир, во тьме и слепой, не знал Его. Он пришел к Своим, а Свои (Иудеи) не приняли Его. Но были некоторые, кто приняли Его. О них говорится следующее: им дана власть быть чадами {Сыновья в писаниях Павла представляют то место, которое христиане занимают в связи с Богом, в кое Христос привел их через искупление, то есть Его собственное место относительно Бога по Его советам. Дети суть то, что они из семьи Отца. (О вышесказанном найдем в к Римлянам 8:14-16, где можно увидеть силу и того и другого. Мы зовем Отца, так и дети, но Духом мы занимаем место взрослых сыновей со Христом пред Богом). До конца стиха 13 нам абстрактно представлено то, чем Христос был внутренне и от вечности, и чем был человек - тьмой. Первое дано до конца стиха 5. Затем - деяния Бога, место Иоанна и служба; затем является Свет, является в мир, который начал быть чрез Него, и он не познал Его, к Своим, Иудеям, а они не приняли Его. Но были рожденные от Бога, которое имели власть занять место чад, нового происхождения} Божиими, дабы занять место таковых; и, во-вторых, они воистину родились от Бога. Плотское происхождение и воля человека ничего не значат здесь

Таким образом, мы абстрактно увидели Слово по его природе (ст. 1-3); и, как жизнь, проявление божественного света в человеке с последствиями того проявления (ст. 4, 5); и как Его приняли, где это было так (ст. 10-13). Здесь заканчивается эта общая часть, что касается природы Его. Дух продолжает повествовать о том, что есть Господь, явившийся как человек на землю. Так что, здесь мы, как и есть, опять видим (стих 14) Иисуса на земле - то, чем стало Слово, а не чем Он был. Будем Светом в мире. Не было ответа на то, чем Он был для человека. Незнание Его, или отвержение Его, где Он промыслительно был во взаимоотношении, стало единственным отличием. Затем явилась благодать в жизнедающей силе, дабы вести человека, чтобы принять Его. мир не знал, что его Творец пришел в него как свет, и Его свои отвергли своего Господа. Рожденные не по воли человека, а от Бога, приняли Его. Таким образом, мы видим не то, чем было Слово, а чем он стал.

Слово стало плотью и обитало с нами, полное благодати и истины. Это - великая особенность, источник всего благословения нам {Это, воистину, источник всего благословения; но состояние человека было таким, что без Его смерти никто не имел бы и части благословения. и если пшеничное зерно, пав в землю, не умрет, то останется одно; а если умрет, то принесет много плода} то, что есть полное выражение Бога, приспособившееся, принимая природу самого человека, ко всему, что есть в человеке, чтобы удовлетворить всякую человеческую нужду, и ко всему объему новый натуры в человеке, чтобы насладиться выражением всего, в чем Бог соответствует ему. Это больше, чем свет, который чист и показывает все; это выражение того, что есть Бог, Бог в благодати, и как источник благословения. И заметьте, Бог не мог быть для Ангелов тем, чем он есть для человека - благодатью, терпением, милостью, любовью, явленными грешникам. И все это есть Он, равно как и блаженство Божие, для нового человека. Слава, в которой был виден Христос и которое явлена так (теми, кто имел глаза, чтобы увидеть), была славой единственного Сына от Его Отца, одного объекта средоточия Его радости как Отца.

Вот две части этой великой истины: Слово, Которое было у Бога, и Которое было Бог, ставшее плотью; и Он, Кого видели на земле, и Кто имел славу единственного сына от отца.

Результатом является две вещи. благодать (что больше благодати? сама любовь к грешникам) и истина, которые не провозглашаются, а приходят в Иисусе Христе. Явлено истинное взаимоотношение всего с Богом и отход от этого. Это есть основа истины. Все занимает свое истинное место, свой истинный характер в любом отношении; а центр, к которому все обращаются, есть Бог. Что есть Бог, что совершенный человек, что грешный, что мир, что его князь - присутствие Христа выявляет все". Затем приходят благодать и истина. Второе заключается в том, что единственный Сын, сущий в недре Отчем, открывает Бога и открывает, следовательно, Его как известного Собой в таком положении. И это в основном связано с характером и откровением благодати в Иоанне: сначала полнота, с которой мы общаемся и из которой мы все получили; затем - взаимоотношение.

Но в этих стихах есть еще другие важные наставления. личность Иисуса, Слово, ставшее плотью, обитающее среди нас, было исполнено благодатью и истиной. От этой полноты мы все получили: не истину на истину (истина проста и ставит все точно на свое место, духовно и по своей природе).; но мы получили то, в чем нуждались - благодать на благодати, обильное благоволение Божие, божественные благословения (плод Его любви), нагруженные друг на друга. Истина сияет - все явно совершенным образом; и есть благодать.

Затем нам представлена явления благодати Бога в Слове, ставшем плотью. (в котором также изображается совершенная истина), с другими свидетельствовали о Боге. Иоанн свидетельствовал о нем; служение же Моисея носило несколько иной характер. Иоанн предшествует Ему в своем служении на земле; но Иисус должен стать впереди него; ибо (как бы Он ни был смирен) Бог над всем, благословен вовеки, Он был впереди Иоанна, хотя и Идущий за ним. Моисей дал закон, совершенный в своем роде - требуя от человека, со стороны Бога, то, каким человеку следовало быть. Затем Бог был сокрыт, но Бог послал закон являвший, каким человек должен быть; однако сейчас Бог явил Себя чрез Христа, и произошли истина (в отношении всего) и благодать. Закон не был ни истиной, полной и всецелой {Действительно, он говорил, каим должен быть человек, а не каким человек или что-либо было на самом деле, а это есть сама истина}, в любом отношении, как в Иисусе, ни благодатью; он не был имитацией Бога, но совершенным правилом для человека. Благодать и истина произошли чрез Иисуса Христа, а не Моисея.

Ничто не может быть более существенно важным, чем это утверждение. Закон требует от человека то, каким он должен быть пред Богом, и если он исполняет это, то это есть праведность. Истина во Христе являет, что есть человек (а не должен быть), и что есть Бог, и, как неотделимая от благодати, не требует, а приносит человеку то, что ему необходимо. "Если бы ты знала дар божий", - говорит Спаситель женщине Самарянской. Так, в конце хождения по пустыне Валаам вынужден сказать: "В свое время скажут об Иакове и об Израиле: вот что творит Бог!" Глагол "произойти" употребляется после слов "благодать" и "истина". Христос есть первое и второе одновременно; действительно, если бы благодати не было, то Он был бы истиной, что касается Бога. Требовать от человека, каким он должен быть, было справедливым требованием. Но дать благодать и славу, дать Своего Сына - это совсем другое в любом случае; только поддерживая закон, как совершенный сам по себе.

Мы имеем, таким образом, характер и положение Слова, ставшего плотью - то, чем был Иисус здесь внизу, при этом Слово стало плотью; Его славу, видимую верой, славу единственного Сына от Своего Отца. Он был полон благодати и истины. Он открыл Бога, как Он познал Его, как Единородный Сын в недре Отчем. Это не только образ Его славы здесь внизу; это то, чем Он был (чем Он был прежде и есть всегда) в недре Отчем в Боге - Главе: и, таким образом, Он явил Его. Он был прежде Иоанна Крестителя, хотя и Идущий за ним; и Он принес в Своем Лице то, что было в его натуре совершенно отличным от закона, данного Моисеем.

Затем здесь явлен Господь на земле. Его отношения с людьми следуют, за положениями, которые Он занимал, образами, которые Он принимал, по намерениям Бога и свидетельству Его слова среди людей. Необходимо отметить. что он свидетельствует в каждой из частей {Необходимо отметить, что глава, делится следующим образом: стихи 1-18 (эта часть подразделяется на стихи 1-5, 6-13, 14-18), 19-28, 29-34 (делится на 29-31, 32-34), 35 и до конца. Эти последние стихи подразделяются на 35-42 и 42 и до конца. То есть сначала абстрактно и внутренне Христос - свидетельство Иоанна. Ему как свету; когда пришел - каков Он лично в мире - Иоанн, единственный предтеча Иеговы, свидетель великолепия Христа; дело Христа (Агнец Божий, Который берет грех мира, Он крестит Святым Духом, и является Сыном Божиим); Иоанн собирает к Нему; Он собирает к Нему Самому. Это происходит до того, как честный остаток Израиля признает Его Сыном Божиим, Царем Израилевым; затем Он примет больший образ сына Человеческого.

Здесь мы находим все личные образы Христа и Его дело, а не Его относительные образы, не Христа, не Священника, не Главу собрания Его Тела; а Слово, Сына Божия, Агнца Божия, Крестителя Святым Духом; и, в соответствии с Псалмом 2, Сына Божия, Царя Израилева; и по Псалму 8, Сына Человеческого, Которому служат Ангелы; Бога, в то же время жизнь и свет человеков}, на которые делится эта глава - стих 6 {Строго абстрактное утвержение завершается стихом 5 и развивается само по себе. Принятие Христа как пришедшего в мир как свет представляет Иоанн. Мы больше не видим того, что строго абстрактно; хотя не развивая предмет разговора - чем стало Слово - исторично, что касается принятия света, и, таким образом, показывает, каим был человек и каков он есть чрез благодать как рожденный от Бога в отношении этого предмета}, результат абстрактного открытия природы Слова; как и стих 15 в отношении Его явления во плоти; стих 19, слава Его Лица, хотя Идущего после Иоанна; стих 29, Его дел и результат; и стих 36, свидетельство на время, чтобы за Ним, пришедшим найти Иудейский остаток, могли последовать.

После абстрактного представления природы Слова и природа Его явления во плоти, дается свидетельство, принесенное в мир. Стихи 19-28 образуют своего рода вступление, в котором, по требованию книжников и фарисеев, Иоанн говорит о себе и пользуется возможностью говорить о различии между собой и Господом. Так что, какими бы ни были образы, которые принимает Христос в связи со Своим делом, всегда сперва в поле зрения находится слава Его Лица. Свидетельство, естественно, говорит прежде об этом, нежели просто дается внешнее свидетельство о служении, которое он совершал. Иоанн не Илия, на тот пророк ( о котором говорил Моисей), и не Христос. Он глас, о ком сказал Исаия и который должен приготовить путь Господу перед Ним. Не точно перед Мессией, хотя Он им; как и не Илия перед днем Иеговы, а глас в пустыне перед Господом (Иегова) Самим. Иеговы грядет. Следовательно, об этом он и говорит. Иоанн крестил, действительно, в покаяние; но уже был Тот, неизвестный, среди них, Кто, идя после него, был, однако, высшим, Чей ремень у обуви он был недостоин развязать.

Затем мы обнаруживаем прямое свидетельство Иоанна, когда он видит Иисуса, идущего к нему. Он говорит о Нем не как о Мессии, а согласно всего Его дела, коим мы наслаждаемся в вечном спасении, которое Он совершил, и полному результату славного дела, которым оно было исполнено. Он - Агнец Божий, Тот, Кого один Бог мог дать, был для Бога по намерению Его, Тем Кто уберет грех (не грехи) мира. Можно сказать, Он восстанавливает (не всех нечестивых, но) обоснования отношений мира с Богом. Со времени падения, то был действительно грех - какими бы ни являлись Его деяния {Как поток, закон, благодать. Был рай невиновности, затем - мир греха, вскоре - царство праведности, в итоге - мир (новые небеса и новая земля), где обитает правденость. Но это суть вечная праведность, основанная на работе Агнца Бога, которая никогда не может потерять свою ценность. Таково неизменное положение вещей. Церковь, или собрание является чем-то над и отдельно от всего этого, хотя открывается в ней} - что Богу пришлось обдумать Свои отношения с миром. Результат работы Христа состоит в том, что так больше не произойдет; Его труд будет вечной основой этих отношений на новых небесах и новой земле, при этом будет полностью убран как таковой. Мы познаем это верой до проявления публичного результата в мире.

Хотя агнец явлен для жертвы, Он стал впереди Иоанна Крестителя, ибо Он был прежде него, Агнец, Который должен был быть поражен, был Самим Иеговой. В управлении путями Бога это свидетельство надлежало принести в Израиль, хотя его темой был Агнец, жертва Которого постигла грех мира, и Господь, Иегова. Иоанн не знал Его лично; но он был одним и единственным предметом его миссии.

Однако это не все. Он сделался человеком и как человек получил полноту святого Духа, сошедшего на Него и пребывавшего на Нем; и человек, указанный таким образом и запечатленный со стороны Отца, должен был Сам крестить Святым Духом. В то же время Он был выделен сошедшим Святым Духом в другом образе, что и засвидетельствовал Иоанн. Так сущий, увиденный и запечатленный на земле, Он явился Сыном Божиим. Иоанн признает Его и объявляет Его таковым.

Затем следует то, что можно назвать прямым действием и результатом его служения в то время. Но он всегда говорит об Агнце; ибо это был предмет, замысел Бога, и об этом мы читаем в данном Евангелии, хотя и признается Израиль; ибо народ имел свое место от Бога.

После этого ученики Иоанна {Заметьте, что они слышали не нго публичное свидетельство, а излияние его сердца, обращенное ни к кому} идут за Христом к Его жилищу. Результат свидетельства Иоанна должен присоединить остаток к Иисусу, центру их собрания. Иисус не отказывается от этого, и они идут за Ним. тем не менее, этот остаток - несколько далеко могло простираться свидетельство Иоанна - не идет фактически дальше, признания Иисуса как Мессии. Так было исторически {Принцип глубочайшего интереса для нас, что касается действия благодати. Принимая Иисуса, мы принимаем все, чем Он является; не смотря на то, что в этот момент мы можем лишь ощущать в Нем наименьшую возвышенную часть Его славы}; но Иисус знал их хорошо и говорит о характере Симона, как только тот приходит к Нему и дает ему подходящее имя. Это было действо власти, которой Он объявлен главой и центром всей системы. Бог может даровать имена; Он знает все. Он дал это право Адаму, который пользовался им по Богу в отношении всего, что было поставлено под ним, равно как и в случае с его женой. Великие цари, которые провозглашали эту власть, поступали так же. Ева стремилась сделать это, но преткнулась; хотя Бог может дать понимающее сердце, которое, под Его влиянием, говорит верно в этом отношении. Сейчас Христос поступает так со властью и знанием, а возможность представляет сам случай.

Стих 43 {Эти стихи 38 и 43 касаются двух образов, в которых нам должно представить Христа. Он встречает их, они пребывают с Ним, и Он призывает их идти за Ним. У нас нет мира, где мы можем пребывать, нет центра в нем, который собирает вокруг себя правильно установленных чрез благодать. И это не могли сделать ни пророк, ни слуга Божий. Христос - единственный центр собрания в мире. Последующее предполагает, что мы не пребываем в Божием покое. В Едеме не взывали к последующему. На небесах этого не будет. Совершенно радость и покой там, где мы есть. Во Христе мы имеем божественный предмет, дающий нам ясный путь в мире, в котором мы не можем отпочить с Богом, ибо есть грех}. Нам явлено непосредственное свидетельство Самого Христа и идущих за ним. Во-первых, если рассматривать эпизод Его земного странствия, то согласно пророкам, Он призывает других идти за Ним. Нафанаил, который сначала отвергает Того, Кто пришел из Назарета, представляет нам, я не сомневаюсь, остаток последних дней (свидетельство, которому принадлежит Евангелие благодати, было первым, стихи 29-34). Вначале он изображен как отвергающий презираемого людьми, под смоковницей, которая представляет народ Израилев; и смоковница, которая не должна была принести больше плодов, представляет Израиль при старом завете. Но Нафанаил - это образ остатка, видимый и известный Господу, в связи с Израилем. Господа, Который таким образом явил Себя его сердцу и совести, он признает Сыном Божиим и Царем Израилевым. Это внешне представляет веру спасенного остатка Израиля в последние дни, согласно Псалму 2. Но принявшие Иисуса, когда Он был на земле, должны увидеть еще больше, чем то, что убедило их. Более того, впредь {А не "затем"} они будут видеть Ангелов Божиих; восходящих и нисходящих к Сыну Человеческому. Тот, Кто по рождению занял свое место среди сынов человеческих, будет под этим именем, предметом служения для самых совершенных из созданий Божиих. Выражение многозначительно. Ангелы Самого Бога будут служить Сыну Человеческому. Так что остаток Израилев без обмана признает, что Он - Сын Божий и Царь Израиля; а Господь объявляет Его также и Сыном Человеческим - в смирении, но предметом служения для Ангелов Божиих. Таким образом, нам представлены Личность и имена Иисуса, от Его вечного и божественного существования как Слова до Его тысячелетнего места как Царя Израилева и Сына Человеческого {За исключением того, что касается собрания и Израиля. Здесь Он не Первосвященник, Он не представлен как Глава тела, Он не представлен как Христос. Иоанн не говорит о том, что являет человека на небе, на Бога в человека на земле - не то, божетсвенно как возвысившееся, а что божетственно здесь. Израиль рассматривается как отвергнутый. Ученики признают Его как Христа, но Он так не явлен}; Которым Он уже был как рожденный в этом мире, но Которого поймут, когда Он вернется в Своей славе.

Прежде, чем идти дальше, давайте рассмотрим отдельные эпизоды этой главы. Господь представлен как Слово - как Бог и как Бога - как свет - как жизнь: во-вторых, как Слово, ставшее плотью, имеющее славу единственного Сына от Его Отца - и как таковой, Он полон благодати и истины, исходящей от него, от Его полноты мы все получили, и Он явил Отца (сравните гл. 14) - Агнец Божий - Тот, на Кого мог сойти Святой Дух, и Который крестил Святым Духом - Сын Божий {Здесь Он рассматривается как Сын Божий в этом мире; в стихе 14 Он явлен как слава единственного Сына от Своего Отца; в стихе 18 Он - таков в недрах Своего Отца}: в-третьих, Его дело, которое Он совершает, Агнец Божий, убирающий грех, и Сын Божий и Царь Израилев. Это завершает откровение Его личности и дела. Затем стихи 35-42 представляют служение Иоанна, где Иисус, однако, как только это мог, становится центром собрания. Стих 43 - служение Христа, в коей Он призывает идти за Ним - который со стихами 38, 39 изображает Его двоякий образ как единственно привлекательный в мире; в Его полном смирении, признанным через божественное свидетельство остатку согласно Псалму 2, в наречении Своим именем Сына Человеческого, согласно Псалму 8 - Сына Человеческого: то есть мы можем назвать, все Его личные имена. Здесь нет ни Его отношения к собранию, ни Его деяний как Священника; но то, что принадлежит Его Лицу взаимоотношение человека с Богом в этом мире. Таким образом, кроме Его божественной натуры, дано все, чем Он был и будет в этом мире:

Его божественное положение и воздействие сего на веру представлены в других местах, на что в этом Евангелие, когда необходимо ссылаются.

Заметьте, что, проповедуя Христа, сердце слушателя в определенной степени полно, может истинно верить и присоединять себя к Нему, хотя и облекая Его в образ, который состояние души еще не может постичь, не зная полноты, в которой Он был открыт. Действительно, где это так, то свидетельство, возвышенное в образе, отвечает сердцу там, где оно есть. Иоанн говорит: "Вот Агнец Божий!" "Мы нашли Мессию", - говорят ученики, которые пошли за Иисусом по свидетельству Иоанна.

Заметьте также, что выражение того, что было в сердце Иоанна, имело большее воздействие, чем более формальное, более поучительное свидетельство. Он увидел Иисуса и воскликнул: "Вот Агнец Божий!". Ученики услышали Его и пошли за Иисусом. Это было, несомненно, его должное свидетельство со стороны Бога, и Иисус был там; но это не было объяснение, содержащее ученное, подобно предыдущим стихам.