Комментарий Дж.Дарби

Переводы: (скрыть)(показать)
LXX Darby GRBP NRT IBSNT UBY NIV Jub GRBN EN_KA NGB GNT_TR Tanah Th_Ef MDR UKH Bible_UA_Kulish Комментарий Далласской БС LOP ITL Barkly NA28 GURF GR_STR SCH2000NEU New Russian Translation VANI LB CAS PodStr BibCH UKDER UK_WBTC SLR PRBT KZB NT_HEB MLD TORA TR_Stephanus GBB NT_OdBel 22_Macartur_1Cor_Ef VL_78 UBT SLAV BHS_UTF8 JNT UKR KJV-Str LXX_BS BFW_FAH DONV FIN1938 EKKL_DYAK BB_WS NTJS EEB FR-BLS UNT KJV NTOB NCB McArturNT Makarij3 BibST FIN1776 NT-CSL RST Mc Artur NT BBS ElbFld RBSOT GTNT ACV INTL ITAL NA27 AEB BARC NZUZ שRCCV TORA - SOCH LOGIC VCT LXX_Rahlfs-Hanhart DRB TanahGurf KYB DallasComment GERM1951 Dallas Jantzen-NT BRUX LXX_AB LANT JNT2 NVT
Книги: (скрыть)(показать)
. Быт. Исх. Лев. Чис. Втор. Иис. Суд. Руф. 1Цар. 2Цар. 3Цар. 4Цар. 1Пар. 2Пар. Ездр. Неем. Есф. Иов. Пс. Прит. Еккл. Песн. Ис. Иер. Плач. Иез. Дан. Ос. Иоил. Ам. Авд. Ион. Мих. Наум. Авв. Соф. Агг. Зах. Мал. Матф. Мар. Лук. Иоан. Деян. Иак. 1Пет. 2Пет. 1Иоан. 2Иоан. 3Иоан. Иуд. Рим. 1Кор. 2Кор. Гал. Еф. Фил. Кол. 1Фесс. 2Фесс. 1Тим. 2Тим. Тит. Флм. Евр. Откр.
Главы: (скрыть)(показать)
1 2 3 4 5

Комментарий Дж.Дарби

К Колоссянам 1

Они начинаются почти одинаково {В обращении к святым в Ефесе не упоминается имя Тимофея}. Оба послания отправлены из Рима, потому что апостол Павел был заключен в тюрьму, и доставлены одним и тем же гонцом по одному и тому же поводу, как и послание Филимону; имена и приветствия убеждают нас в этом. Обращение к ефесянам, возможно, ставит их в более близкую связь с Самим Богом, а не представляет их как единое братство на земле. В послании Ефесянам Павел называет тех, к кому он обращается, не братьями (Ефесянам 1,1), а только святыми и верными во Христе Иисусе. В послании Колоссянам Павел обращается к ходящим по земле, хотя и воскресшим. Поэтому он усердно и долго молится, чтобы они поступали достойно, хотя и на высокой и святой основе спасения. В послании Ефесянам прежде всего говорится о всех намерениях и плоде воли Божией. В этом послании сердце апостола Павла сразу же открывается в ощущении благословений, ниспосланных ефесянам. Бог благословил их во Христе всяким духовным благословением в небесах. Колоссянам не была дана надежда на уготовленное им место на небесах. Имеется также предисловие, включающее много стихов, касающихся благовествования, которое они слышали, и это предисловие содержит молитву Павла, молящегося о том, чтобы поступали достойно и занимали достойное место на земле. Это приводит нас к тому же, что и послание Ефесянам (1,7), но первое гораздо больше говорит о личной славе Христа, причем в плане развития отношений с Богом. Это послание в большей мере является обращением лично к Церкви, нежели послание Ефесянам.

Но давайте более подробно обсудим то, о чем говорилось колоссянам. В послании Колоссянам не сообщается о благословенном призыве и привилегиях наследия, о чем апостол Павел говорит, обращаясь к ефесянам (Ефес. 1,3-10.11-14); колоссяне воскресли на земле, но не воссели на небесах, унаследовали, таким образом, все. Не они во Христе, но Христос в них, как надежда на славу, и молитва, касающаяся вышесказанного, заполняет эту главу до тех пор, пока мы не подходим к общему основанию славы в колоссянах (1,15), и даже здесь божественная слава Христа явлена в колоссянах - явное свидетельство намерения Божия относительно Христа в ефесянах. И не только мы не имеем наследия Бога, но также и в колоссянах Дух, как залог этого, не упоминается. Именно это, как мы видим, является характерным для послания Колоссянам. В нем говорится не о Духе, а о жизни. Мы видим Личность и божественную славу Христа, и наше совершенство в Нем (на этом настаивает послание); но не о положении святого с Богом говорится здесь. Поэтому, поскольку святой рассматривается как живущий на земле, а не во Христе на небесах, говорится о его ответственности (глава 1,23). К Колоссянам 1,3 соответствует к Ефесянам 1,16, но только чувствуется, что в Ефес. 1,16 есть большая полнота радости. Вера в Христа и любовь ко всем святым видна в каждом вступлении как повод для радости автора.

Предмет его молитвы в том и другом писании разный. В послании Ефесянам, где Павел излагает волю Божию относительно Церкви, он молится, чтобы святые могли понять намерения Его и ту Его силу, которая помогает им познать их и исполнять. Здесь Павел молится, чтобы всеми их поступками руководил божественный разум. Но это касается другого дела, с точки зрения которого он в своей проповеди рассматривает этих святых. Мы узнали, что в послании Ефесянам, он смотрит на них как на восседающих на небесах. Следовательно, их наследие заключается в том, чтобы все небесное и земное соединить под главою Христа. Здесь, в послании Колоссянам, Павел молится за них, принимая во внимание надежду, уготовленную им на небесах: его молитва здесь обращена к их поступкам, чтобы эти поступки соответствовали той цели, которую они поставили перед собой. Поскольку они находились на земле и существовала опасность того, что они не станут наследниками Главы, верующим в Колоссах грозило отступление от этой цели. Поэтому Павел молился, имея в виду эту небесную надежду. Они слышали об этой совершенной и славной надежде. Евангелие возвестило об этом повсюду.

Это было Евангелие, проповедуемое с учетом надежды на уготовленное на небесах, которое произвело плод среди людей, плод, характеризующийся небесным источником. Их вера, вера тех, чьими помыслами управляла связь с Богом, была небесной. Колоссянам грозила опасность уйти, вновь попасть под влияние постановлений и религиозных традиций людей мира сего, чья религия была связана с тем миром, в котором они обитали, и не была освящена и исполнена небесного света. Ничто не может уберечь нас от этого, как только сознательный союз с Христом. Никакие постановления не помогут нам достичь Его, стать единым с Ним там, где мы при жизни имеем доступ к божественному во Христе, также и человеческая философия.

И тем не менее, как замечательно то, что мы имеем поставленную перед нами цель, освобождающую нас от влияния этого мира и от того, что заслоняет от нас Бога, даже если мы не в полной мере соответствуем нашему призванию! Это и хотел выразить апостол Павел в своем послании. Он направляет взор колоссян к небесам с тем, чтобы они могли увидеть там Христа и вновь обрести то ощущение своего единства с Главой, которое они в некоторой степени утратили или могли утратить. Таким образом, основой всего здесь является вера во Христа и любовь ко всем святым. Они только должны были осознать свое единство с Главой; ибо только это могло бы сохранить их как принадлежащих небесам, стоящих выше постановлений, выше человеческой и земной религии.

Чтобы воспитать их, апостол Павел, как обычно, отталкивается от того момента, в котором он нашел благо в тех святых, к кому он обращался. Эта небесная надежда достигла их и произвела плод. Именно этим христианство отличается от всех остальных религий, в особенности от иудейской, которая скрывала Бога за завесой и затуманивала сознание разными постановлениями и указами, удалившись от Него, хотя некоторые представители этой религии волею благодати тосковали по небесам.

Итак, основываясь на этой надежде, которая поставила внутреннюю жизнь христиан в связь с небесами, апостол Павел молится, чтобы колоссяне исполнились познанием воли Божией во всякой премудрости и разумении духовном. Это плод связи с Богом воскресшего на земле человека. Это очень отличается от заповедей и постановлений. Это плод тесной близости с Богом, познания Его сущности и Его природы через действие этого единства с Ним; и хотя это относится фактически к жизни человека, принадлежит его внутренней жизни, однако это полностью превосходит постановления закона. Павел вынужден был начать с этой практической цели, с жизни христиан. Возможно, колоссяне сначала не поняли значение этих постановлений, но в них содержится принцип, который, укоренившись в их сердцах, был способен восстановить их и привести их к намеченной апостолом цели и в то же время являлся драгоценной привилегией, всю ценность которой они в состоянии были понять. Таково милосердие. Апостол Павел говорит об их привилегиях в таком плане очень выразительно и ясно, как тот, кому такое поведение было хорошо знакомо, и, более того, с силою Духа Божьего. Они не на небесах, а на земле, а такой путь подходит тем, кто воскрес со Христом и устремил свой взгляд с земли на небеса. Именно божественная жизнь на земле, а не Святой Дух помещает душу верующего в центр (средоточие) божественных намерений, как в послании Ефесянам, 3, через Христа, обитающего в сердце через веру.

Первым принципом этой подлинной небесной жизни было познание воли Божией - исполниться им, не гоняться за познанием как за чем-то существующим вне нас, пребывая в нерешительности и неуверенности по отношению к тому, чем оно является, но исполниться им от источника разумения, которое исходит от Него и вырабатывает понимание и премудрость в самом христианине. Сущностью Бога проверялось все, что делал христианин. И заметьте здесь, что познание воли Божией основано на духовном состоянии человека - премудрости и духовном разумении. И все это имеет практическое значение. Никакое частное направление со стороны человека относительно его поведения не отвечает этому - скорее, избавляет нас от необходимости духовного разумения. Несомненно, только духовный разум может помочь мне правильно распознать волю Божию {Одной из уловок сердца является то, что когда действительно знаем волю Божию достаточно хорошо, мы обращаемся за советом к тем, кто не является более духовным, чем мы сами}; но Бог соединил путь Своей воли, Свой путь с внутренним состоянием души и заставляет нас пройти через обстоятельства (в человеческой жизни на земле), чтобы испытать и обнаружить для себя, каково это состояние и тем самым испытать нас. Через свое духовное состояние христианин должен познать пути Божии. Слово является средством этого (сравните - Евангелие от Иоанна, 17,17-19). Бог имеет Свой собственный путь, который невидим для хищного ока, а открывается только духовному человеку, кто связан с познанием Бога, стремится к Нему и происходит от Него (сравните Исход, 33,13). Таким образом, христианин поступает достойно Господа; он знает, что подходит Ему {Существует три критерия, по которым оценивается жизнь христианина в этой форме: достоин ли он Бога, Который призвал нас к Своему Царству и славе; достоин ли он Господа здесь; и достоин ли он звания, в которое мы призваны, то есть Святого Духа, обитающего в Церкви (Ефес.2); это изложено в конце главы 3} и ведет себя соответственно, чтобы угодить Ему во всем, принося плод во всяком благом деле и возрастая в познании Бога.

Это был не только образ жизни; эта жизнь была плодотворна; она приносила плод, так как возрастала по мере того, как увеличивалось познание Бога. Но эта связь с Богом приводит к другой, очень ценной, мысли. Кроме характера и живительной силы, которые заключаются в отношении с этим познанием, в нем заложено и могущество Господа {Я думаю, здесь на первом месте Господь; но Господь и Бог сливаются вместе в одно понятие}. От Него мы черпаем силу. Он отдает эту силу, чтобы люди могли жить , как подобает. "Укрепляясь, - говорит Павел, - всякою силою по могуществу славы Его..." Таково мерило силы христианина, чтобы он мог жить в гармонии с Богом. Следовательно, образ такой жизни открывается в небесной славе на небесах - Иисус Христос. На земле она проявляется (как показал Иисус Христос) во всяком терпении и великодушии с радостью, в печалях и страданиях, которыми была наполнена жизнь Бога на этой земле. Этот образ жизни удивителен: вся божественная сила соответственно Его славе дана с тем, чтобы исполниться терпением и вынести все. Какую же особенность она придает жизни христианина в этом мире! И она позволяет нам сохранить благородство и терпение в отношениях с другими. И ничто не может быть более явным плодом силы, чем это. В этом также смиряется и воля. Итак, несмотря ни на что, мы должны быть терпеливыми и постоянно с радостью покоряться Богу. В этом заключается благословенная картина проявления божественной жизни.

И здесь апостол Павел связывает эту жизнь, исполненную терпения, с тем, что является ее источником, ее целью и ее настоящей собственностью через веру. Живя такой жизнью, мы исполнены радостью и благодарим Отца, призвавшего нас {Особенно обратите внимание на то, что здесь сказано не "призовет нас", как если бы это предстояло сделать, и в чем мы преуспеем} разделить участь святых, утвердившихся в должных отношениях с Богом (их Отцом на небесах - в свете, который есть Бог, и в котором Он пребывает). Таким образом, мы говорим о состоянии души, о способе поведения и о силе, пребывая в которой мы действуем. Что же касается призвания нас Богом во свете, то мы имеем его. Более того, мы введены в Царство возлюбленного Сына Божьего.

Далее говорится о том, какими средствами и как на деле через искупление мы были введены во свет, при этом нам (как это изложено в послании Колоссянам) открывается воля Божия, и открывается практически в результатах ее будущих или настоящих, а не как тайна намерений Его в Его воле.

Отец избавил нас от власти тьмы и ввел нас в Царство возлюбленного Сына Его. Это не иудейский устав для человека; это влияние силы Божией, Бога, Который видит в нас по своей сущности рабов дьявола и тьмы; и воздействуя на нас Своей силой, Он ставит в совершенно новое положение, в новые отношения с Ним. И действительно, если мы исследуем эти принципы изначально, то увидим то же самое, что в послании Ефесянам 1,4.5; 2,1-6, от нашего прежнего положения. Но очевидно, что полнота и определенность нового создания недостаточна {Мы далее также увидим, что начало здесь несколько иное, и , хотя позиция ефесян рассматривается частично, человек показан, как некогда живший в грехе и независимо от Бога, Который нашел его уже мертвым в грехах и оживотворил по благоволению Своему. Но об этом после. Здесь же, в главе 1, стихе 6 послания Ефесянам говорится, что наше положение исполнено благодати во Христе; в послании Колоссянам (в главе 1 ) говорится, что мы полностью освобождены от власти тьмы и введены в Царство Его возлюбленного Сына - не в благодать или в благосклонность в Возлюбленном}. "Наследие святых во свете", "Царство возлюбленного Сына Своего" напоминают нам отрывок из послания Ефесянам (глава 1,4.5); но это не то же самое, поскольку находится в замыслах Божиих, но мы были призваны для сего, находясь на земле; и, следовательно, показано положение, которое еще никому не знакомо как находящемуся в нем. Сила и любовь Отца призвали нас занять это положение, и хотя Бог характеризуется здесь как Свет и Любовь, принимая во внимание Его отношение к Своему Сыну, все же то, о чем здесь говорится, не наши собственные отношения с Самим Богом, речь идет не о том, каким образом Он принял нас, а о том деле, которое поставит нас в положение, прямо противоположное тому, в каком мы находились. Он призвал нас от власти тьмы и ввел в Царство возлюбленного Сына Своего; мы имеем долю в наследии святых во свете: но где "непорочный пред Ним в любви"? Где наше родство с Ним, согласно воле Его, Который видел только доброе, к чему Он стремился в Своем сердце? Где усыновленные Им через Иисуса Христа, которых Он избрал в Нем прежде создания мира?

В послании Ефесянам говорится об избавлении как о следствии того положения, в котором показаны наследники, предметы вечных замыслов Божиих {Это относится к принципу, упомянутому выше. В послании Ефесянам все рассматривается с точки зрения вечной воли Божией прежде существования зла, с точки зрения добра, которое Он имел целью, хотя искупление стало необходимо, когда было явлено зло, и слава Самого Бога и основание для нашей славы, заключающейся в исполнении их, были достаточны. В послании Колоссянам объектом благодати является грешный человек}. Здесь речь идет прежде всего об избавлении. Как опасно и пагубно отступать от Главы и совсем перестать ощущать в свете наш союз с Ним! Как совершенна и драгоценна благодать, которая замечает наше положение, и приводит нас опять к Богу, заставляя радоваться в том бесценном положении, которое Он даровал нам во Христе, явив силу и благодать Божию!

Чтобы исполнить это дело благодати, Святой Дух прославляет Господа, Его возлюбленного Сына.

Только здесь, я думаю, показано царство, называемое Царством Сына; и я думаю, для того, чтобы показать Его Личность как средоточие всего и дать нам мерило величия и благословения. Это Царство Того, Кто находится в положении Его возлюбленного Сына, и в это положение вводимся и мы. И, действительно, это Его Царство; чтобы понять, чем оно является для нас, нашу близость к Богу как имеющих часть в этом Царстве, оно названо Царством возлюбленного Сына Его. Именно в этом заключается основа и отличительная особенность отношений с Богом тех, кто истинно принадлежит этому Царству и находится в нем. И как Царство Сына Человеческого оно указывает на то, что в грядущем Он явится во славе и будет властвовать над миром. Здесь оно характеризуется через отношения Самого Сына с Отцом, в Его Личности, и тем, что дает нам полное право иметь участие в нем посредством искупления, прощения грехов чрез Его Кровь.

Представив таким образом Сына в Его отношениях с Отцом, как главную и властную цель, которая должна привлечь сердца колоссян и освободить их от бремени обрядов, апостол Павел теперь показывает славу этой Личности с разных сторон. Если Церкви недостает славы, то слава Иисуса настолько велика, что приносит нам освобождение. Таким образом, Бог извлекает пользу из зла и всячески питает Свой любимый народ.

Господь Иисус являет собой образ невидимого Бога. Именно в Его возлюбленном Сыне мы видим, что из Себя представляет Бог (сравните Евангелие о Иоанна, 1,18; и 1 Иоан. 1,2). Это первый отличительный признак Его личной славы, вокруг группируются все остальные. Вследствие этого признака Личности Христа, Он по праву является представителем Бога в Его творении. Адам также был создан по образу Бога и занял центральное место среди других тварей, подвластных Богу. Но в конце концов Адам был прообразом Христа, Который должен был явиться в будущем. Сын в Своей Личности, по Своей природе (и для нас как сущий в недре Отчем) является Тем, Который сделал Бога известным, потому что явил Его в Своей Личности и открыл людям и всему миру, каков Бог и Его существование; ибо вся полнота Божественности телесно обитала в Нем. И тем не менее, Иисус - Человек. Поэтому Его видят Ангелы. Мы увидим Его нашими глазами или верою. Поэтому Он олицетворяет невидимого Бога. Совершенный образ и живое олицетворение невидимого Бога увидели в Нем люди. Замечательная истина, открывшаяся нам в Личности нашего Спасителя!

Но тогда какое место может Он занимать среди творений, явившись в их среду согласно извечной воле Божией? Бесспорно, Он имеет превосходство над всеми в том, что является первородным среди всех в мире; это имя относительно и не имеет указания на время. Соломон сказал: "И я сделаю его первенцем, превыше царей земли." Следовательно, Создатель, когда Он поселяется среди творений, должен стать Главой над ними. Он еще не воспользовался Своими правами, потому что в благодати Он совершил искупление. Мы говорим о Его правах, которые признает вера.

Ведь Он олицетворяет невидимого Бога, когда Он займет Свое место в мире, займет его как Первенец среди всех созданий. Причина этого достойна нашего внимания. Она проста, но удивительна: Он совершил это. То, что сотворил Бог, было в Личности Сына, когда Он создал все, как на небесах, так и на земле, видимое и невидимое. Все великое и возвышенное является делом Его рук; все было создано Сыном и для Него. И когда Он вступит во владение всем этим, Он возьмет это как унаследованное Им по праву. Замечательная истина, заключающаяся в том, что Искупивший нас, Сам ставший Человеком, одним из нас по рождению, чтобы совершить это дело, является Создателем. Но такова истина.

И согласно этой удивительной истине то, что человек должен был владычествовать над другими творениями рук Его, является частичным проявлением воли Божией. Итак, Христос как Человек имеет это по праву и действительно завладеет этим. Эта часть истины, о которой мы говорим, рассматривается в послании Евреям (гл. 2); мы будем говорить о ней в свое время. Здесь я напоминаю об этом, чтобы вы могли понять те обстоятельства, при которых Сын вступает во владение. Дух Божий говорит о Том, Кто, являясь человеком, одновременно является Творцом всего, Сыном Божиим. Все были созданы Им и были созданы также для Него.

Итак, до сих пор мы говорим о славе Личности Христа и Его славе в создании, которая связана с Его Личностью. В Нем виден образ невидимого Бога. Он создал все, все для Него; и Он является Первенцем среди всего созданного.

Сейчас пойдет речь о следующей разновидности славы, о превосходстве другого рода. Он занимает особое место по отношению к Церкви силою воскресения. Это участие божественной силы, но не в творении, а в царстве смерти, чтобы другие могли присоединиться к Его славе через искупление и силою жизни в Нем. Первая слава, так сказать, естественная; последняя - особая и обретенная (хотя и силою славы Его Личности) через принятие смерти и преодоление силы дьявола в ней. Следовательно, она связана, как мы уже отметили, с искуплением и с введением других во владение такими же привилегиями. Он есть Глава Тела, которое есть Церковь, Начаток, Первородный среди мертвых, дабы быть во всем первым. Он есть Первенец среди сотворенных, Он Первенец {Одно из этих преимуществ зависит от Его божественных прав Создателя, другое - от Его дела и силы, явленной в Его Человечности, в акте воскресения. Он владеет всем как Человек и с помощью божественной силы; но можно сказать также, что отчасти Его слава зависит от Его божественности, отчасти - от Его победы как человека} по силе воскресения в этом новом устроении всего, в котором человеку предопределено совершенно другое положение, дарованное ему через искупление и в котором он участвует в славе Божией (насколько создания могут участвовать в ней) и участвует, живя божественной жизнью, жизнью вечной в Иисусе Христе, Сыне Божием; и члены Церкви рассматриваются как члены Его тела. Он Первенец среди созданного, Первенец среди мертвых, Создатель и Победивший смерть и власть дьявола. Вот эти две области, в которых была явлена слава Бога. Особое положение Церкви, тела Христа, определяет часть последней. Он должен был прославиться через воскресение, получить вселенское превосходство и возвеличиться как человек, ибо вся полнота Божества (см. гл. 2,9) соблаговолила обитать в Нем. Какое же еще место, как не первое, занимать Ему во всем! Но прежде, чем перейти к следующему вопросу, следует сделать несколько важных замечаний касательно того, о чем мы только что говорили.

Сын представлен здесь как Творец не для того, чтобы умалить власть Отца или действие Духа. Они едины, но мы говорим сейчас о Сыне. В Евангелии от Иоанна Он представлен как Слово, Которое создало все. Здесь и в послании Евреям о Нем говорится как о Сыне, о том, что Он, Который также является Словом, открылся нам. Он есть Слово Божие, выражение Его разума и Его власти. Именно с Его помощью Бог действует и открывает Себя. Он есть также Сын Божий и в особенности Сын Отца. Он открывает Бога, и кто видел Его, тот видел Отца. Рожденный в этом мире при содействии Бога и с помощью Святого Духа, Он - Сын Божий (Псалом 2,7; Ев. от Луки 1,35). Но рожденный в то время, когда творение уже становится сценой проявления путей и воли Божией. Но Сын - это имя, которое должным образом отражает родство Его славной Личности с Отцом еще до сотворения мира. Именно это и указывает на то, что Он сотворил все. Сын должен быть прославлен, как и Отец, поскольку Он уничижался и делал это во имя нас; все должно быть отдано в руки Его, чтобы Его слава была явлена в такой же мере, в какой Он принял на Себя все унижения. И сила жизни, и сила Божия в Нем явлены через воскресение, так как Он провозглашен Сыном Божиим силою воскресения. Последнее является доказательством этого.

В послании Колоссянам перед нами раскрывается слава, присущая Его Личности как Сыну, существующему до сотворения мира. Он как Сын является Творцом. Очень важно отметить это. Но эти личности неразделимы в их проявлении. Сын творил чудеса на земле, Он изгонял бесов силою Духа; и Отец, пребывающий во Христе, творил дела. Следует также помнить, что сказанное здесь о Нем относится к тому времени, когда Он был явлен во плоти совершенной Личностью человека на земле. Мысленно мы, конечно, проводим границу между божественным и человеческим, но даже отделяя божественное от человеческого, мы думаем о единой Личности, относя это к Тому, о Ком мы думаем. Мы говорим, Христос есть Бог, Христос есть Человек; но именно Христос есть то и другое. Я говорю об этом не с богословской точки зрения, но чтобы обратить внимание читателя на это замечательное выражение "благоугодно было Отцу, чтобы в Нем обитала всякая полнота." Во Христе проявилась вся полнота Божественности. Те, кто позже смущал Церковь (гностики), упоминали слово "полнота" в каком-то мистическом и особом смысле как сущность и источник, однако в конечном итоге - в смысле чего-то определенного; ибо она имеет границы, отделяющие ее от всего остального, божественного, которое развивается в четырех парах существа, а Христос является лишь одним из парных существ {На самом деле как дополнение к четырем}. Нет необходимости глубоко задумываться над этим, но следует только заметить (с различными оттенками мысли), что они приписывают создание мира богу низшему или злому, который был создателем Ветхого Завета. Материя, как они утверждают, не была создана высшим Богом. Они не ели мясо; они не женились; и в то же время предавались всякого рода мерзости и беспутству; и, что очень странно, связывали себя с иудаизмом, поклоняясь ангелам и т.д.

Апостол Павел часто вступал в борьбу с этими пособниками дьявола. Петр также упоминает о них. Здесь Павел указывает через Слово Божие на всю полноту божественного во Христе. Он вовсе не был низшим или эманацией и не занимал какое-то высшее место в тех бесконечных родословиях; всякая полнота обитала в Нем. Какая замечательная истина, касающаяся Личности Господа нашего Спасителя! Мы должны отбросить все нелепые представления человека, чтобы насладиться совершенным светом этой замечательной полноты Божией в нашем Господе и Повелителе. Всякая полнота обитала в Нем. Мы познали Отца, но Его нам открыл Господь. Мы действительно обладаем Духом, но потому, что полнота Духа обитала в Н е м ; и искупив и очистив нас от грехов, Он обрел этого Духа для нас. И Сам Бог был открыт во всей Своей полноте (и ничего не было скрыто) в Личности Христа; и этот Христос - наш Спаситель, наш Господь. Он был явлен нам и для нас. Какая замечательная истина для нас!

Именно ради Его личной славы Он должен был открыть Себя таким образом, как любовь; но не меньшей истиной является и то, что это откровение было связано с нами. И это не только Сын, открывающий Отца, каким бы сладостным и ценным ни был тот факт; это полнота Божественности, открывшаяся и явленная во Христе. И очень приятно, что полнота обитала в Н е м.

Но Христос был не только Главою творения благодаря божественной славе Своей Личности и Главою тела Церкви как воскресший из мертвых и победивший власть дьявола; и все те, кто должны создать Церковь, тоже были далеки от Бога, и последние были также равны по своеволию; чтобы сблизиться с Богом, они должны были примириться с Ним, но через Него все твари примирились, обретя мир кровию Креста. Это примирение небесного и земного еще не завершилось. Мир был установлен кровию, но еще не была явлена власть, которая привела бы к истинному родству с Богом в соответствии с этой драгоценной кровью.

Поэтому в Израиле кровью жертвы окропляли крышку ковчега откровения, и осуществлялось искупление - мир; но кроме этого все окроплялось кровью и исповедовались грехи людские. Это не было еще совершено в отношении Израиля и творения. Все внешнее еще остается далеким от Бога, хотя и достигнут мир. Мы знаем, что Бог по благоволению Своему хотел примирить все небесное и земное при помощи этой крови. Все должно было прийти в первоначальный порядок под властью нового управления. Грешники, продолжающие грешить, не получат благословения в новом мире, но небеса и земля полностью избавятся от силы зла ( и даже от его присутствия во время тысячелетнего царства: сначала относительно его проявлений, а позже - и от самого его присутствия) при помощи той крови, которая отделила добро от зла, согласно сущности Самого Бога, и таким образом Бог прославлен тем, что достигнут мир. Бог мог благословлять по Своему усмотрению; но здесь двойная работа, как и слава Личности Христа, и она распространяется на те же объекты, что и Его слава. Бог по Своему благоволению решил примирить с Собой всех тварей на небесах и на земле через Христа. Но христиан Он уже примирил. Некогда они были не только грешными, как все твари, но отчужденными и врагами по расположению к злым делам, Он примирил их в теле плоти Христа смертию Его. Это искупительное дело, которое Христос исполнил в теле Своем, освободило нас от грехов и прославило Бога, Его Отца, сблизив нас с Богом в Его святости благодаря действенности искупления; иными словами, сделало нас совсем смирившимися, святыми, без греха и порока пред Его лицом; и с сознанием этого, и с осознанием той любви, которая сотворила это, и благосклонности по отношению к нам, чтобы осознав все это, мы душой возвратились к Богу; мы примирились с Богом. Это предполагает, что мы до конца укрепимся в вере.

Положение колоссян заслуживало предостережения их в отношении того, как они ходили по земле {Когда христианин рассматривается как пребывающий во Христе, то нет никаких "если". Мы пребываем в Нем. Когда он рассматривается как странник, то здесь мы на пути к действительной славе и должны достичь цели: и здесь вводится "если", и появляется угроза и необходимость быть бдительным, чтобы уберечься от соблазнов. Но ведь мы полностью убеждены, что убережемся и никогда не погибнем, а будем стойкими до конца и завершим полезное дело. Так сохраняется в спасенных зависимость от Бога и уверенность в Его верности}. Мы видим, что колоссяне отступили от этого, либо им грозило отступление от ощущения их единства со Христом.

Следует также заметить, что апостол Павел говорит о том, что благовествует по всему миру Евангелие. Благодать вышла за узкие рамки иудаизма и перешагнула ожидание Мессии, чтобы возвестить всему миру о безупречной любви Божией ко всякой твари небесной, и Павел сделался служителем Евангелия, как апостол язычников {Заметьте, как ясно и полно это утверждается здесь: стих 14 - искупление и прощение грехов, стих 11 - примирение с Богом, стих 13 - избавление и введение в царство, стих 12 - призвание нас к участию в наследии святых во свете. Все это мы знаем и поэтому призваны ходить (поступать) достойно Господа}. Ведь до сих пор Дух Божий открыл нам два вида превосходства Христа: превосходство (первенство) над тварями и над Церковью (христианским обществом) и соответственно два вида примирения, то есть, во-первых, примирение всего, над чем Христос был поставлен Главою: всего на небесах и на земле; во-вторых, примирение самих христиан: последних Он уже примирил, а первых примирит. И служение апостола Павла также носит двойственный характер. Несомненно, он должен проповедовать не на небесах, а в каждом месте под небесами, где только есть душа, могущая выслушать его. Он служитель Евангелия; и к тому же он служитель христианской Церкви, это особое служение, дающее знать о ее истинном положении и ее привилегиях, связанное с другими тем, что благовествование дошло до язычников, чтобы привлечь и их (стих 23, 25). Этим последним наставлением он завершает слово Божие: этим важным принципом, касающимся исключительного влияния написанного слова, показывающего, что его целостность уже существует, явленная через те предметы, которые она охватывает; предметы, которые полностью завершены, за исключением тех, которые люди, возможно, пытаются ввести. Круг истин, с которыми Бог должен был иметь дело, чтобы открыть нам славу Христа и полностью научить нас действовать согласно Его мудрости, будет завершен, когда откроется учение христианской Церкви. К этому не следует ничего добавлять {Здесь говорится не о времени написания книги, но о круге ее предметов рассмотрения. Закон, Царство, Личность Христа, искупление и пути Божии уже были представлены; следовало открыть учение Церкви, чтобы завершить рассмотрение средств общения Бога}.

Но из-за этого учения апостол Павел вынужден был страдать и подвергаться гонениям со стороны Иудеев и дьявола, стремящихся всячески поразить его. Но он радовался в страданиях своих, почитая их привилегией, потому что Сам Христос пострадал за Свою любовь к Церкви, к Телу Своему. Павел здесь говорит не о Его смерти, а о любви, которая привела Его к страданиям. Взглянув на все с этой точки зрения, апостол Павел смог разделить Его страдания, и мы тоже в малой степени могли сделать это; но апостол Павел страдал особым образом, как свидетельствующий истину. Если бы Христос довольствовался положением Мессии соответственно человеку, то Его бы не отвергли, а приняли бы хорошо. Если бы Павел проповедовал обрезание, то камень преткновения (распятие) был бы удален: человек мог бы принять веру Бога, если бы Его вера признавала человека по плоти. Но плоть не могла вынести то, что когда Бог был открыт, то Его благодать распространялась и на язычников, и через эту благодать иудею не оказывалось больше уважения, чем язычнику, и то, что Он создает Церковь, которая Тело Христа, разделяя небесную славу со Своим Сыном. Но представьте себе, что значит быть отторгнутым как нечто недостойное Бога, даже в религии, - какой невыносимой болью это может быть! Это и есть источник враждебности духа иудаизма, который в основу всего ставит плоть, человека и который постоянно чинит препятствия апостолу Павлу, возбуждая ненависть к язычникам или извращая учение Христа и попросту Евангелия. Вера во плоти похваляется своими особыми привилегиями (см. Филиппийцам,3). Следовательно, мы видим двойное служение, как и двоякое первенство Христа и двойное примирение; и каждое из них имеет подробное отношение одного к другому: Христос, Глава над всеми на небесах и на земле, Глава Церкви; все небесное и земное должно примириться с Богом, христиане должны примиряться; Павел служит каждой твари под небесами, он служитель Церкви. Естественно, его служение ограничено землею. Во всех отношениях его свидетельство о славе Христа и Его деле выходило за рамки иудаизма и противоречило всей его системе.

Далее апостол Павел утверждает вторую часть своего служения, о которой он только что говорил; останавливаясь в особенности на том, что необходимо колоссянам, и излагает это, чтобы укрепить их в наслаждении всеми теми драгоценными истинами. Он исполняет Слово Божие, провозглашая ту тайну, которая была скрыта от веков и родов, а ныне открылась святым. Никогда еще со времен сотворения мира не были явлены пути Божии, содержащие тайну, заключенную в учении Церкви (в истинах, на которых оно основывалось, в откровении Бога о Его власти, Его замыслах, которые создавали основу этого учениями открывали его сущность). Об этом не сообщалось никому из тех, кто представлял часть этой системы (которая предшествовала этому) и через кого свет достигал остальных, являвшихся средством открытия света Божьего. Ангелы, люди, Израиль, пророки - все находилось в неведении этого. Церковь (это Тело Сына Божьего, ставшего человеком и прославившегося) и призвание язычников в этот союз было скрыто от них всех.

И вот Христос, Глава Церкви, Глава Тела, был прославлен, и тайна этого Тела стала известна. Здесь апостол Павел останавливается на одной особенности этого предмета, который после Личности Христа составляет средоточие всех путей Божиих. Эта особенность - Христос в нас (особенно как язычников), упование славы, и в этом мы опять видим, как на святых смотрели на земле, хотя и в силе воскресения. Эта тайна, открывшаяся здесь в том аспекте, что Христос в нас здесь на земле, но не говорится о союзе с Ним в славе, хотя это и нераздельно. Фактически эта тайна в любом случае являлась новой идеей, новой истиной. Тот, Которого познали, был Мессией и должен был явиться среди иудеев, чтобы прославиться в их среде; язычники же имели к этому отношение, как подчиненные народу Божьему. Но согласно учению этой церкви Христос невидимо обитал среди язычников {Я уже отмечал, что язычники особым образом представлены в послании Колоссянам, не как союз иудея и язычника в одном лице} и даже в них; и поэтому, если говорить о славе, Христос был только упованием славы. Христос, обитающий в душах людей, людей прежде отвергнутых и находящихся вне обетований, и наполнивший их сердца радостью и славой от сознания союза с Ним, являлся замечательной тайной, уготовленной Богом для благословенных из язычников. Именно о таком Христе благовествовал Павел, такого Христа он проповедовал, предостерегая каждого человека и обучая его всякой премудрости Божией, которые апостол Павел постиг силою Святого Духа, действующего в нем могущественно для того, чтобы представить всякого человека духовным, достойным этого откровения. Правда, не каждый человек мог заслужить это; но больше не существовало ограничений. Все различия между обрезанными и необрезанными были уничтожены как в отношении греха, так и в отношении благодати; и оставалось выполнить только одно - стремиться, чтобы каждый человек силою Слова и Духа походил на Христа и возрастал до Его полноты, как поведано в учении, вверенном апостолу. Для этого Павел и трудился в соответствии с действием Христа в нем; ибо Христос был не только целью, но и той силой, которая действовала, чтобы сотворить души по образу и подобию Его.