Комм. НЗ 1 Коринф., Ефес. (Дж. Макартур)

Переводы: (скрыть)(показать)
LXX Darby GRBP NRT IBSNT UBY NIV Jub GRBN EN_KA NGB GNT_TR Tanah Th_Ef MDR UKH Bible_UA_Kulish Комментарий Далласской БС LOP ITL Barkly NA28 GURF GR_STR SCH2000NEU New Russian Translation VANI LB CAS PodStr BibCH UKDER UK_WBTC SLR PRBT KZB NT_HEB MLD TORA TR_Stephanus GBB NT_OdBel 22_Macartur_1Cor_Ef VL_78 UBT SLAV BHS_UTF8 JNT UKR KJV-Str LXX_BS BFW_FAH DONV FIN1938 EKKL_DYAK BB_WS NTJS EEB FR-BLS UNT KJV NTOB NCB McArturNT Makarij3 BibST FIN1776 NT-CSL RST Mc Artur NT BBS ElbFld RBSOT GTNT ACV INTL ITAL NA27 AEB BARC NZUZ שRCCV TORA - SOCH LOGIC VCT LXX_Rahlfs-Hanhart DRB TanahGurf KYB DallasComment GERM1951 Dallas Jantzen-NT BRUX LXX_AB LANT JNT2 NVT
Книги: (скрыть)(показать)
. Матф. Мар. Лук. Иоан. Деян. Иак. 1Пет. 2Пет. 1Иоан. 2Иоан. 3Иоан. Иуд. Рим. 1Кор. 2Кор. Гал. Еф. Фил. Кол. 1Фесс. 2Фесс. 1Тим. 2Тим. Тит. Флм. Евр. Откр.
Главы: (скрыть)(показать)
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Комм. НЗ 1 Коринф., Ефес. (Дж. Макартур)

1-е Коринфянам 3

В своей книге "Новая жизнь" Михаэль Грин передает рассказ одного своего друга, который недавно вступил в христианскую жизнь, примерно такими словами: "Я чувствовал себя вроде велосипедиста, который взбирается по данному склону наверх и думает, что с другой стороны холма он сможет свободно съехать вниз. И, пока он не доберется до вершины, он не узнает, что его трудности только начались и что дорога идет вперед по еще более крутым холмам, чем том, по которому он только что взобрался наверх". И так думают многие христиане. Вести жизнь, поистине христианскую, со временем становится все труднее, такая жизнь предъявляет к христианину все больше требований. На что она похожа меньше всего - так это на дорогу, плавно спускающуюся вниз. Христос действительно решил все наши важнейшие проблемы. Он действительно принес в нашу жизнь мир, радость, смысл, предназначение и много других благословений, о которых неверующие ничего не знают. И все же христианская жизнь нелегка. Во многих отношениях жизнь становится гораздо более требовательной, чем до того, как мы были спасены. Как же это возможно? Как - после того, как мы приобрели Дух Самого Господа, Христов ум и силу Божию, -может нам стать труднее поступать правильно и делать то, чего хочет от нас наш Господь? Причины этому две: мир и плоть. Первая - вне нас, вторая - в нас. Это - самые главные инструменты, которыми пользуется сатана для искушения верующих и для того, чтобы мешать им быть верными и побеждать. Обетование Нового Завета во Христе - это обещание нового духа и нового сердца (Иезек. 36:25-27). Когда человек становится христианином, он становится новым творением, обладающим новой природой, новым внутренним существом, расположенным к восприятию божественной истины, -вне Христа ничего этого человек иметь не может (2 Пет. 1:4; 2 Кор. 5:17). С этой точки зрения становится понятным, что с тех пор, как Господь берет человека плыть рядом с Ним, человек начинает плыть против течения. Подобно лососю, возвращающемуся на нерест, он обнаруживает, что сила тяжести и течение постоянно против него. Его новое сердце тянет его в совершенно другую сторону, чем идет мир вокруг него. Думая о мирском, церковь часто вспоминала только о таких явлениях, как танцы или алкогольные напитки. Но мирское - это не только плохие привычки, это нечто гораздо более глубокое. Это - ориентация, образ мыслей и верований. Быть мирским - значит следовать мирской философии, человеческой мудрости. Это значит жить с оглядкой на мир: на людей-руководителей, на тех, кто влиятелен или популярен, на соседей, на коллег, на товарищей-студентов, - в поисках норм поведения, т.е. того, как "следует" к чему относиться, в чем "следует" искать смысл. Быть мирским - это значит принимать те определения, которые дает мир, мирские мерки, мирские цели. Второе большое препятствие, с которым встречается христианин, - это плоть. По сути дела именно плоть и строит тот мост, по которому затем добирается до нас мир. Когда нам дается божественная природа Христа, наша плоть тем самым не устраняется. Этого не случится до тех пор, пока мы не прославимся (Рим. 8:18-25). До тех самых пор плоть постоянно сопротивляется новому сердцу и враждует против него. Павел рассказывает об этой борьбе в своей собственной жизни: "Ибо не понимаю, что делаю; потому что не то делаю, что хочу, а что ненавижу, то делаю... Доброго, которого хочу, не делаю, а злое, которого не хочу, делаю... Ибо, по внутреннему человеку нахожу удовольствие в законе Божием; Но в членах моих вижу иной закон, противоборствующий закону ума моего и делающий меня пленником закона греховного..." (Рим. 7:15, 19, 22-23). Когда мы родились физически, мы унаследовали от Адама плоть с ее склонностью ко греху. Когда мы были рождены духовно, нам был дан новый дух, было дано новое сердце и Бог сломал хребет греху, привел в негодность его способности и заплатил за его вину. Но тенденция ко злу все же остается. Лучше всего характеризует плоть, нашу человеческую сторону, нашу Адамову природу одно слово - эгоизм. В грехе Адама, как и в грехе низвергнутого искусителя, главное то, что он поставил себя, свою волю и свои интересы против воли и интересов Бога; и это извечно было главным в грехе. Мир и плоть тесно связаны. Они используются одной и той же силой - сатаной, и они служат одной и той же цели -злу. Они дополняют друг друга, и их часто трудно отличить друг от друга. Но в этом нет необходимости, потому что они оба - наши духовные враги, и с обоими нужно бороться одним и тем же оружием - Божьим Словом и Божьим Духом. Мы можем быть уверены в том, что в конечном счете мы победим мир и плоть, но мы можем быть уверены и в том, что нам придется постоянно бороться с ними в этой жизни. Мы победим в окончательной битве, но можем потерпеть поражение во множестве схваток по пути. Коринфским верующим приходилось вести особенно тяжелую борьбу против этих двух врагов - борьбу, в которой они редко побеждали. Они не порывали ни с миром, ни с плотью, и постоянно становились жертвой и того, и другого. Поэтому они впадали в один грех за другим. Почти все это послание посвящено определению и исправлению этих грехов. Грех разделения был тесно связан с многими другими грехами. Грехи всегда взаимно связаны. Изолированных грехов не бывает. Один грех ведет к другому, и последний подкрепляет первый. Каждый грех - это сочетание грехов, их комбинация, и грешный верующий не может ограничивать то одним измерением. В стихах с 1:18 и до 2:16 Павел указывает, что коринфяне были разделены из-за мирской ориентации, из-за того, что они продолжали любить человеческую мудрость. А в стихах 3:1-9 апостол показывает, что причиной их разногласий была плоть, то, что они продолжали подчиняться своей человеческой стороне, склоняясь ко злу. Он указывает причину их недуга, его симптомы и способ исцеления от него.

Причина разногласий: плоть

1 "И я не мог говорить с вами братия, как с духовными, но как с плотскими, как с младенцами во Христе." (3:1).

Причиной разногласий в церкви было не только внешнее, мирское влияние, но и внутреннее, плотское. Коринфяне уступили давлению мира, но они уступили и приманкам их собственной плоти.

Прежде, чем упрекать их за незрелость и греховность, Павел вновь напоминает, что он обращается к ним как к братьям -к единоверцам. Братья - слово признания и слово любви. Итак, он напоминает своим братьям во Христе, что они были спасенными, и что их греховность, какой бы ужасной и непростительной она ни была, не отменяет их спасения. Он не пытался умалить серьезность их грехов, но что он действительно пытался умалить или предотвратить - это чтобы они, прочитав его письмо с упреками, не упали духом окончательно. Он стоял с ними как брат, рядом, а не как судья, над ними.

Но Павел не мог говорить с коринфянами как с духовными людьми. Они открыли для себя двери веры, но не прошли дальше. Большинство из них приняли Христа годами раньше, до того, как к ним обращался в этом письме Павел, но вели себя так, словно они были духовно новорожденными. Они все еще были младенцами во Христе.

В Новом Завете слово "духовный" употребляется по-разному. В нейтральном смысле оно просто указывает на область духовного, в отличие от мира физического. Однако, когда это слово употребляется по отношению к людям, оно указывает на их отношение к Богу либо в смысле положения, либо в смысле практическом. Неверующие в обоих смыслах этого слова абсолютно бездуховны. Они не обладают ни новым духом, ни Святым Духом. Их положение природное, и их практическая жизнь - это жизнь природных людей. А верующие в смысле своего положения абсолютно духовны, потому что им дано новое внутреннее существо, которое любит Бога и в котором пребывает Его Святой Дух. Но на практике и верующие тоже могут быть бездуховными.

В 2:14-15 Павел противопоставляет верующих и неверующих, и использует слово "духовный" в этом контексте по отношению к духовности по положению. "Душевный человек" (ст. 14) - неспасенный. "Духовный" (ст. 15) - спасенный В смысле положения невозможно говорить о бездуховном или же частично духовном христианине. В этом смысле "духовный" - синоним обладания жизнью Бога -в душе, или, как мы увидели в 2:16, обладания умом Христа.

Человек, духовный в смысле положения, это - человек с новым сердцем, в котором пребывает и которым управляет Святой Дух. "Но вы не по плоти живете, а по духу, если только Дух Божий живет в вас. Если же кто Духа Христова не имеет, тот и не Его" (Рим. 8:9; ср. 14). Когда мы полагаемся на Иисуса Христа, Его Дух берет на себя заботу о нашей жизни и заботится о нас до нашей смерти. Он будет руководить нами, ведя нас к исполнению Его собственных конечных целей, подчиняемся ли мы Ему на этом пути или нет. "Притом знаем, что любящим Бога, призванным по Его изволению, все содействует ко благу" (Рим. 8:28). Если мы будем сопротивляться, нам придется совершить много ненужных окольных путей, много задерживаться по пути, переживать много сердечной боли, но Он все равно совершит Свою работу в нас. "Начавший в вас доброе дело будет совершать (его) даже до дня Иисуса Христа" (Фил. 1:6).

На практике, однако, верующие могут быть какими угодно, но только не духовными. Такими были и христиане в Коринфе. Павел обращался к ним как к братьям, но он недвусмысленно показал, что ему пришлось говорить с ними на самом низшем духовном уровне. Ему пришлось обращаться к ним так, как если бы они были плотскими.

Плотские ("саркинос") - буквально, "те, кто из плоти". В данном контексте это слово относится к падшей природе человека, к его Адамову эгоизму, к его телесным желаниям, которые бунтуют против Бога, к его прославлению себя самого, к его склонности ко греху. Как указывалось выше, плоть не исчезает, когда мы спасаемся. Она больше не может окончательно одерживать над нами верх или погубить нас, но она все еще может оказывать на нас огромное влияние. Вот почему мы жаждем "искупления тела нашего" (Рим. 8:23). В каком-то смысле прославление принесет с собой меньше изменений, чем оправданий. Если оправдание было преображением внутреннего существа/то прославление будет уничтожением внешнего существа, несущего на себе проклятие.

Итак, христианин не характеризуется грехом, грех не представляет собой основу его природы. Но христианин все еще способен грешить, и его грех не менее "грешен", чем грех неверующего. Грех есть грех. Когда христианин грешит, он практически бездуховен, он живет на том же самом уровне, что и неверующий. Следовательно, Павел вынужден обращаться к коринфским верующим во многом так, как если бы они были неверующими.

Возможно, для того, чтобы как-то смягчить свой упрек, он сравнивает их с младенцами во Христе. Это сравнение показывало, что они все же принадлежали Христу.

Коринфяне в духовном отношении были невежественными. Павел служил им 18 месяцев, а после этого им служил одаренный проповедник Аполлос. Некоторые из них были знакомы с Петром, а кому-то даже случалось слышать проповеди Самого Иисуса (1:12). Как и у "младенцев" из послания к Евреям 5:13, у них не было оправдания тому, что они в духовном отношении незрелые. Они были младенцами не потому, что недавно искуплены, а потому, что непростительно неразвиты.

Глупыми коринфяне не были. Их трудности состояли не в низком уровне умственного развития или в недостатке учителей. Они были невежественными в вере потому, что они были плотскими. Причина их невежества имела не умственный, а духовный характер. Поскольку они не хотели отступиться от своих плотских путей и плотских желаний, они стали тем, что Иаков называет "забывчивыми слушателями" (Иак. 1:25). Тот, кто не пользуется информацией, забудет ее, и духовная истина не составляет исключения из этого правила. Духовные истины, которыми мы пренебрегаем, будут все меньше запоминаться и станут для нас все менее значительными (ср. 2 Пет. 1:12-13). Если мы не живем по Божьей правде, это больше всего заставляет нас забывать ее. В свете Божьей правды грешный христианин находится в неудобном положении: либо он должен отвернуться от своего плотского поведения, либо он начнет загораживать Божий свет. Только когда мы откладываем "всякую злобу и всякое коварство и лицемерие и зависть и всякое злословие", - то есть плоть, - мы становимся способными "возлюбить чистое словесное молоко" и "возрасти во спасение" (1 Пет. 2:1-2).

2-3 "Я питал вас молоком, а не твердою пищею, ибо вы были еще не в силах, да и теперь не в силах; потому что вы еще плотские" (3:2-3).

Когда Павел проповедовал коринфянам в первый раз, он преподносил им наиболее легко усваиваемые, элементарные истины учения, - молоко. Но и теперь, когда он обращался к ним в письме, примерно через пять лет, они все еще нуждались в том, чтобы он питал их молоком. Они еще не могли усваивать твердую в духовном смысле пищу.

Подобно многим христианам в наши дни, коринфяне, кажется, были совершенно согласны оставаться на молоке. Некоторые общины не хотят, чтобы их пастор в своих проповедях "заходил слишком глубоко". Например, если проповедник застрянет на проповеди только евангельских вестей, это не будет угрожать их плотским привычкам. Проповедь благой вести - краеугольный камень церковной миссии, но эта проповедь для неверующих, а не для верующих. Бывает и так, что община хочет, чтобы Писание проповедовалось им так поверхностно, чтобы их грехи не выставлялись на показ - и тем более, чтобы их не упрекали за грехи и они не исправляли их.

Между истинами "диеты духовного молока" и диеты "духовно твердой пищи" нет разницы, если не считать подробностей и глубины. Учение в целом должно содержать в себе и "молочные", и "мясные" элементы. Это не значит, что нас должны учить постоянно новому для того, чтобы мы могли духовно расти; мы должны все дальше углубляться в учение, которое узнали с давних пор. Истину об искуплении, например, недавно ставший христианином может объяснить такими словами: "Христос умер за мои грехи". А тот, кто долго изучал Слово, объясняя ту же истину, будет вдаваться в такие подробности, как возрождение, оправдание, замещение и умилостивление. Одно объяснение не было бы более верным, чем другое, но первое было бы молоком, а второе - твердою пищею.

Для христианского проповедника или учителя давать своим слушателям только молоко, - неделю за неделей, год за годом, - преступление против Слова Божия и Святого Духа! Это невозможно сделать без того, чтобы не пренебречь многими частями Слова и без пренебрежения Святым Духом, ведущим нас и вливающим в нас силы, - нашим главным Учителем и Просветителем.

Нет ничего более драгоценного и чудесного, чем крошечный младенец. Но увидеть двадцатилетнего с умом младенца - это печально. Младенец, ведущий себя как младенец -радость, а взрослый, ведущий себя как младенец - трагедия, То, что христиане в Коринфе так и не вышли из своего духовного младенчества, несомненно, удручало Святого Духа, как удручало это и Павла. Эта трагедия намного больше, чем трагедия умственно или физически отсталых, которые не несут никакой ответственности за свое отставание. Ведь духовное отставание - это в первую очередь дело наших рук. Мы можем не иметь самого лучшего проповедника или учителя среди людей, но каждый верующий имеет совершенного Учителя, который живет в нем и стремится научить его всему, что от Бога (ср. 1 Ин 2:20, 27). Если мы не растем духовно, причина этого в том, что мы все еще плотские.

Времена роста верующего - это те времена, когда он "водится Духом" (Гал. 5:16-18). Важно понять, что плотскость - это не абсолютное состояние для верующего (Рим. 8:4-14; "мы не должники плоти" - 8:12), а модель поведения, которую он однажды выбирает. Другими словами, можно сказать, что христианин может быть плотским не по своему существу, но по своему поведению.

Симптомы разногласий: зависть и споры

4 "Ибо, если между вами зависть, споры и разногласия, то не плотские ли вы, и не по человеческому ли обычаю поступаете? Ибо, когда один говорит: "я Павлов", а другой: "я Аполлосов", то не плотские ли вы?" (3:3б-4).

Духовно незрелые и плотские христиане потому, что такими они сами решили быть. До чего разочаровывает и огорчает - видеть общину, полную христиан-младенцев, которые не растут, потому что пытаются удовлетворить свои плотские аппетиты.

Поскольку эгоцентризм - сердцевина плотского поведения, в незрелой общине всегда найдутся зависть и споры. Зависть - это отношение, а споры - проистекающее из этого отношения действие. Первое - внутреннее эмоциональное состояние, а второе - внешнее выражение эгоизма.

Однако, эти две проблемы представляют собой многие симптомы плотскости. Грешное желание подобно раку: оно имеет много форм и воздействует на многие части церкви разными путями - и все они губительны. Плотскость - это общее зло, имеющее много проявлений. Она портит мораль, ослабляет личные взаимоотношения, приводит к сомнениям Боге и Его Слове, разрушает молитвенную жизнь и предоставляет плодородную почву для ереси. Она станет нападать на правильное учение и правильную жизнь, на правильную веру и правильное осуществление ее на практике.

Зависть и споры - это не наименьшие из симптомов плотской жизни. Эти грехи гораздо более губительны, чем, видимо, думают многие христиане. Это - далеко не маленькие грехи, потому что, среди всего прочего, они вызывают разделение в церкви - в теле Христовом, за которое Он отдал Свою жизнь. Они - одни из вернейших признаков падшей человеческой природы, в точности как единство -это один из вернейших признаков преображения свыше.

Зависть - это жестокая форма эгоизма, когда мы жалеем другим то, что мы желали бы иметь сами. А эгоизм - это один из наиболее очевидных признаков младенчества. Жизнь младенца почти полностью сосредоточена на нем самом и эгоистична; она вся полна заботами о своих собственных удобствах, о голоде, о внимании со стороны окружающих, о сне. Для маленького ребенка типично быть сосредоточенным на самом себе, но это не должно быть типичным для взрослого, а в особенности - для взрослого христианина. Это духовная инфантильность - завидовать единоверцам и возбуждать с ними ссоры, и это - инфантильность, выдающая плотскую точку зрения.

Разделение может возникнуть только там, где есть эгоизм. Плотские, духовно незрелые люди сотрудничают только с теми руководителями и товарищами-единоверцами, с которыми они случайно соглашаются или которые им лично нравятся или льстят им. Там, где есть зависть и ссоры или любые другие формы плотскости, уберечься от возникновения группировок невозможно. Когда в общине возникают чувства приверженности по отношению к той или иной личности, это верный симптом духовной незрелости, верный признак беды. То, что вокруг Павла и Аполлоса образовались фракции было грехом, это грешно и в наши дни, когда вокруг церковных руководителей образуются расходящиеся во взглядах группировки. "Не по человеческому ли обычаю поступаете?" - спрашивал коринфян Павел. Другими словами: вы думаете и ведете себя по плотски.

Исцеление разногласий: прославление Бога

5-7 "Кто Павел? кто Аполлос? Они только служители, чрез которых вы уверовали, и притом поскольку каждому дал Господь. Я насадил, Аполлос поливал, но возрастил Бог; Посему и насаждающий и поливающий есть ничто, а все Ног взращивающий. Насаждающий же и поливающий суть одно; но каждый получит свою награду по своему труду Ибо мы соработники у Бога, а вы Божия нива, Божие строение" (3:5-9).

Исцеление от разделений состоит в том, чтобы отвернуться от самого себя и устремить взгляд к единому Богу. Если паше внимание будет сосредоточено на Господе - как это должно быть всегда - у нас не останется ни времени, ни возможности для разладов и распрей. Когда наше внимание принадлежит Ему, оно не может одновременно принадлежать, нам самим или же отдельным людям или группам людей.

Аполлос и Павел были просто служителями, чрез которых (коринфяне) уверовали. Они были инструментами спасения, а не его источником. Как Павел напоминал им выше, он, Павел, не умер за них, и они не были крещены в его имя (1:13). То же самое относилось, конечно, к Аполлосу и к Петру, как это относится ко всем служителям Господа во все времена. Все христиане, включая и тех, кого Господь использовал таким исключительным образом, не более, чем Его слуги ("диаконои") или служители (Версия короля Джеймса). Это - не то слово, которое часто переводится как "раб", "слуга" или "крепостной" ("доулас") (7:21-23; Рим. 1:1 и т.д.); употребленное здесь слово обозначает человека, выполняющего любую черную работу, будь-то труд свободного человека или раба. Это слово часто использовалось для обозначения официанта или помощника официанта, убирающего грязную посуду.

Фактически в этом отрывке Павел говорил: "никто не устраивает шумихи вокруг официанта и его помощника, никто не возводит им памятников. И Аполлос, и я, - мы только мальчики на побегушках у Господа, приносящие вам пищу. И вы не угодите нам, пытаясь почитать нас самих. Ваше почитание, ваши хвалы обращены не по адресу. Вы ведете себя по-мирски, "по обычаю человеческому". Возводя свои монументы, воздавайте хвалу Единому, Который приготовил ту духовную пищу, которую мы вам разносили".

Мир чтит великих людей, пытается обессмертить их имена, потому что человек - это наивысшее, что знает мир. Мир не может заглянуть за свои пределы. Но христиане знают Бога: Творца, Питающего, Спасителя, Господа вселенной' и Источника всего. Он один достоин чести. А мы - только Его слуги, Его инструменты. Если вы собираетесь почтить художника, вам не придет в голову сделать статую из его кисти или поставить памятник его палитре. Если христиане станут прославлять людей, которые - не больше чем кисти и палитра в руках Творца, даже таких, как Павел или Аполлос, - в этом окажется не больше смысла, чем в прославлении инструментов. Таких людей следует уважать и любить за их работу (1 Фес. 5:12-13), но не благоговеть перед ними и выставлять их друг против друга.

У этих людей есть назначенное от Бога дело, которое им надо делать. Используя метафору, связанную с ведением сельского хозяйства, Павел признает, что он насадил, и что Аполлос поливал. Они выполнили свое дело хорошо и преданно. Но на самом деле все самое главное сделал Господь. Возрастил Бог. Ни один человек, будь он самый лучший фермер или агроном, не может дать растению физическую жизнь, не может заставить его расти. Настолько же менее того способен кто-либо, будь он даже апостол, дать человеку духовную жизнь, духовный рост. Самое большое, на что способен человек в обоих случаях - это подготовить почву и посадить семена. Остальное - за Богом. Посему и насаждающий и поливающий есть ничто, а все Бог взращивающий. Человек - это не что иное, как инструмент. Всю честь за исполненное дело надо относить на счет Бога.

Павел здесь упоминает только два вида служения: насаждающего и поливающего. Однако, этот принцип относится к любому типу служения. На наш взгляд некоторые виды христианской работы более эффективны, чем другие, или кажутся более важными и более значительными. Но если человек работает по Божьему призванию, то это и есть самое важное служение, которое может у него быть. Все Божьи дела важны. Прославлять один вид христианской деятельности, ставить его выше другого рода деятельности - так же грешно, как прославлять одного руководителя, ставя его выше другого; в таком прославлении сказываются те же самые плотские и разделительные наклонности.

Притча нашего Господа, приведенная у Матфея (20:1-16), говорит о том, что в день вознаграждения наши служения окажутся равными. Иисус рассказал эту притчу Своим ученикам, которым показалось, что они более достойны Божьего вознаграждения, чем другие люди (19:27-30). Мы все равно наследуем обещанную вечную жизнь, со всеми ее благословениями. В этом - тождество будущей славы.

Насаждающий же и поливающий суть одно. Все Божьи работники в Нем - одно, и Ему должна воздаваться вся слава. Признание нашего единства в Господе - это надежное и единственное лекарство от болезни разделений. Оно не оставляет места плоти и ее симптомам: зависти, спорам и разделениям.

Бог не забывает признавать верный труд Своих слуг. Каждый получит свою награду по своему труду. Бог даст "возмездие рабам (Его), пророкам и святым и боящимся имени (Его), малым и великим" (Откр. 11:18). В этом -уникальность будущей славы.

Бог вознаграждает на основании труда, а не yспеха или результата этого труда. Один миссионер может верой и правдой служить сорок лет - и видеть перед собой только горстку обращенных. Другой, может быть, за много меньше лет обратит много больше людей. Иеремия был одним из самых верных и преданных пророков, полностью посвятивших себя Божьему делу, - и все же он видел мало результатов своего служения. Над ним глумились, его преследовали, отвергали вместе с той вестью, которую он проповедовал. А другой пророк, Иона, был ограниченным человеком и работал неохотно, и все же через него Бог в одной битве победил целый город - Ниневию. То, насколько полезным и действенным окажется наше служение, зависит только от Божьей благодати (ср. 1 Кор. 15:10).

Это совершенно правильно, если верные Божьи слуги поощряются, пока они живут на земле, если их работа высоко оценивается окружающими. Но этих людей не следует прославлять, отделять от других или ставить в центре особых групп или движений.

Павел и Аполлос были не кем иным, как Божьими соработниками. Они трудились не на своем собственном поприще, а на Его. Что за божественное сотрудничество! И церковь в Коринфе была Божия церковь, а не Павлова, Аполлосова или Петрова. Верующие были Божьей нивой, Божьим строением - и только Божьим. И вся слава за любое доброе дело, сделанное в Коринфе или где угодно - также принадлежит Ему одному.

Строитель Павел

10 "Я по данной мне от Бога благодати, как мудрый строитель, положил основание, а другой строит на нем; но каждый смотри, как строит" (3:10).

Павел сам был строителем Коринфского проекта. Строитель - по-гречески "архитектор", от которого происходит наше слово "архитектор". Но в дни Павла это слово совмещало в себе два значения: оно обозначало и человека, который руководил строительством, и того, кто чертил план будущего здания. Строитель был и архитектором, и генеральным подрядчиком в одном лице.

В течение многих лет после "обращения в христианство Павел использовался Господом для утверждения и создания многих церквей в Малой Азии, Македонии и в Греции. Но, чтобы никто не подумал, что он хвастается, Павел начал с того, что ясно установил: его призвание и его деятельность были возможны только по благодати от Бога и были даны ему. То, что он был хорошим, мудрым строителем, - Божья заслуга, а не его собственная. Он уже выше заявил, что "и насаждающий, и поливающий есть ничто, а все Бог взращивающий" (3:7). Та же истина относится и к тем, кто закладывает фундамент и строит на нем. Через несколько лет Павел пишет, обращаясь к римским верующим: "не осмелюсь сказать что-нибудь такое, чего не совершил Христос чрез меня" (Рим. 15:18). Его великие успехи в домостроительстве церкви целиком относились на счет Бога. "Благодатию Божию есмь то, что есмь; и благодать Его во мне не была тщетна, но я более всех их потрудился: не я впрочем, а благодать Божия, которая со мною" (1 Кор. 15:10). Он трудился и подвизался Божиею силою (Кол. 1:29) и заявлял, что у него нет причины хвалиться, кроме как Господом (1 Кор. 1:31). Не он выбрал себя строителем, тем более он не делал самого себя строителем. Он "служителем сделался... по дару благодати Божией" и считал себя "наименьшим из всех святых" (Еф. 3:7-8). Он просил окружающих не превозносить его (1 Кор. 9:15-16), но лучше молиться за него (Еф. 6:19).

В течение тех восемнадцати месяцев, которые он пробыл среди коринфян (Деян. 18:11), он преданно проповедовал им Евангелие, учил их Евангелию - и ничему больше (1 Кор 2.2). Тем самым он показал себя мудрым строителем. Слово мудрый (софос) в этом контексте относится не только к духовной мудрости, но и к мудрости практической, к умению толково вести дела. Павел знал, почему он был послан в Коринф. Он был послан, чтобы заложить основание церкви, и это было тем делом, которое он делал тщательно и искусно. Он имел правильное побуждение, проповедовал нужную весть и обладал истинной силой.

Кроме того, у него был верный подход к делу; он был мастер-стратег. Хотя он был в первую очередь апостолом язычников (Деян. 9:15), он, прийдя в Коринф, прежде всего отправился проповедовать в синагогу, потому что Евангелие "во-первых" предназначалось для иудеев (Рим. 1:16). Он также знал, что иудеи станут слушать его, как одного из своих, и что те из них, кого ему удастся обратить, помогут ему установить связь с язычниками. Для него иудеи были лучшей из открытых дверей и страстью его сердца (ср. Рим. 9 1-3; 10.1). После того, как ему удалось обратить некоторых из синагоги (откуда его часто выгоняли), он начал проповедовать и служить среди язычников в общине (Деян. 17:1-4, 18:4-7). Он планировал заботливо и прилежно и заложил надежное основание. Опора была глубока и должна была держать на себе будущее здание.

Закладка фундамента - это только первая часть процесса строительства. Задачей Павла было заложить правильное основание - Евангелие, утвердить учения, принципы веры и практической жизни, откровенные ему Богом (1 Кор. 2:12-3). Это была задача утверждения принципов Нового Завета (ср. Еф. 3:1-9). После того, как он покинул Коринф, на этом фундаменте начал строить другой. В Ефесе это был Тимофей (1 Тим. 1:3), в Коринфе - Аполлос. Павел не завидовал тем, кто принимал на себя служение в основанных им церквях. Он знал, что за всяким, закладывающим фундамент, должны последовать другие строители. Например, в Коринфе большинство верующих было крещено пастором, служившим после него. Павла это радовало, потому что это подавало меньше повода для возникновения земной приверженности к нему среди коринфян (1:14-15).

Однако он был очень озабочен тем, чтобы те, кто придут вслед за ним, строили на заложенном им основании так же преданно и мудро, как он сам. Но каждый смотри, как строит. В греческом языке глагол "строит" стоит в настоящем времени, в активном залоге изъявительного наклонения, что указывает на действие, постоянно продолжающееся. Все верующие продолжают строить на одном основании - на Иисусе Христе. Слово каждый прежде всего относится к евангелистам, к пасторам и учителям, которые продолжали строить на основании, заложенном апостолами. На них была возложена особая обязанность - преподавать христианское учение, Позднее Павел учил Тимофея что тот, кто строит, должен быть преданным и способным (2 Тим, 2:2),

Но из контекста становится ясным, что Павел имел в виду также и более всеобъемлющее применение этих слов. Многочисленные ссылки на "каждого" и "любого" (ст. 10-18) указывают на то, что этот принцип применим к каждому верующему. Все мы, уже одним только тем, что говорим и делаем, до некоторой степени учим других Евангелию. Ни у одного христианина нет права беспечно относиться к тому, как он представляет другим Господа и Его Слово. Каждый верующий должен быть заботливым строителем. На всех нас лежит одна и та же ответственность.

Основание: Иисус Христос

11 "Ибо никто не может положить другого основания, кроме положенного, которое есть Иисус Христос" (3:11).

Павел был строителем: его главной задачей было заложить фундамент христианского благовестия. Но автором, задумавшим и создавшим этот фундамент, Павел не был, -он только заложил его. Единственным фундаментом библейского христианства является Иисус Христос. Основание - это не моралистические учения Нового завета, многие из которых можно обнаружить и в других вероисповеданиях. Оно и не в истории, не в традициях, не в решениях, принимавшихся церквями и церковными руководителями в течение столетий. Это основание - Иисус Христос и один только Он. В каком-то смысле основание - это все Писание, потому что все Писание от Иисуса Христа и об Иисусе Христе. Ветхий Завет проповедовал о Его воплощении и подготавливал к нему. Евангелия рассказывают о Его земном служении, а Деяния - историю Его церкви в ее ранние годы. Послания объясняют Его благую весть и Его труд, а книга Откровений - это заключительное свидетельство о Его неизбежном царственном возвращении. То, что Иисус сказал о Ветхом Завете "Исследуйте Писания... они свидетельствуют о Мне" (Иоан. 5:39) вернее можно сказать о Новом Завете.

Некоторые строители пытались сделать основанием христианства церковную традицию, другие - моральные учения человека Иисуса, третьи - этический гуманизм, а четвертые -некую форму псевдонаучности или просто сентиментальную любовь и добрые дела. Но единственное основание церкви и христианской жизни - это Иисус Христос. Без Него ни одно духовное строение не будет от Бога и не устоит.

После того, как у храмовых дверей был исцелен хромой и собравшиеся там люди дивились этому чуду, Петр провозгласил проповедь. Он объяснил им в нескольких словах, что Иисус был тем, Кто стоял в центре Ветхого Завета и был Единственным, через Которого они могли спастись и получить вечную жизнь. После этого священники и саддукеи арестовали Петра и Иоанна и бросили их в темницу. На утро этих двоих привели к первосвященнику и большой группе других священников-руководителей, которые приказали им объяснить свою проповедь и исцеление. Петр продолжил проповедь, провозглашенную накануне, говоря им, что Бог исцелил калеку силою Иисуса из Назарета, Того, Которого они распяли, и что этот самый Иисус, Камень, Который они отвергли, и есть краеугольный камень Божьего Царствия (Деян. 3:1-4:12). Он сказал этим еврейским руководителям, что они не смогли принять благую весть о царствии потому, что отвергали самое главное в царствии, его основание - Господа Иисуса Христа.

Эти самонадеянные строители Израиля - избранного Богом народа - пытались воздвигнуть религиозную систему на традициях и на делах, но у них не было основания. Они строили свой дом религии на песке (Мф. 7:24-27). Хотя основание давалось им в откровении в их Писании в течение столетий - Исайей и другими пророками - но они отвергли его, как нам снова напоминает Петр (1 Пет, 2:6-8). Любая человеческая философия или религиозная система, или же моральный кодекс обречены на неудачу и крушение, потому что у них нет основания. Существует лишь одно основание, и никто не может положить другого основания, кроме положенного, которое есть Иисус Христос, как бы он ни старался. Божие царствие построено на Иисусе Христе, и каждая отдельная жизнь ("каждый" - ст. 10), которая хочет угодить Богу, должна заботливо строиться на этом основании.

Строительные материалы: труды верующих

12 "Строит ли кто на этом основании из золота, серебра, драгоценных камней, дерева, сена, соломы" (3:12).

В древности здания часто строили из дорогих материалов и украшали драгоценными камнями. Ни одному из христиан нет нужды беспокоиться об основании его веры. Основание -это мрамор и гранит дела Христова, надежный, твердый и совершенный. Наше дело - следить за тем, чтобы при строительстве на этом основании использовались наилучшие строительные материалы. Основание только одно, но существует много различных материалов, из которых можно возводить духовное здание. Пока верующие живы, они находятся в процессе строительства. Что бы они ни делали, они строят: некую жизнь, некую церковь, некий вид христианского общения и службы. Это может быть прекрасное здание, а может быть и хибарка, это может быть сооружение, возведенное намеренно, или нечто, созданное по небрежности, - но это обязательно будет чем-то, оно не может быть ничем.

Из ранней истории церкви, запечатленной в Деяниях и Посланиях, из отчетов о семи церквах в книге Откровений (2-3) и из истории до наших дней становится очевидным, что сами христиане и те общины, которые они формируют, весьма отличаются друг от друга. С самого начала существовали христиане, которые строили из золота, христиане, строящие из дерева, церкви, созидающиеся из серебра, и церкви, созидающиеся из сена, стремления из драгоценных камней и из соломы, - в любой степени и комбинации.

Строительные материалы, упомянутые в стихе 12, распределяются по двум категориям, причем внутри каждой из них перечисление происходит в нисходящем порядке ценностей. Первая из категорий - золото, серебро, драгоценные камни, - ясно символизирует материалы полноценные. Золото означает высочайшую преданность, самую искусную и тщательную работу, сделанную для Господа. Солома означает противоположное - халтурную работу.

Материалы символизируют не богатство, таланты или предоставляемые человеку шансы. Не символизируют они и духовные дары, - ведь все дары хороши, к тому же дары даются каждому из верующих так, как это угодно Господу (1 Кор. 12:11). Строительные материалы - это символ ответа верующих на то, что они получили от Господа, - насколько хорошо они служат Богу при помощи того, что Он им дал. Другими словами, строительные материалы - это наши дела. Мы не можем спастись при помощи добрых дел или оставаться спасенными при помощи добрых дел. Но каждый христианин "создан во Христе Иисусе на добрые дела" (Еф. 2:10) и должен приносить "плод во всяком деле благом" (Кол. 1:10). Дела - это не источник христианской жизни, но отличительные признаки этой жизни.

Каждый христианин - строитель, и каждый строит из каких-либо материалов, Бог хочет, чтобы мы строили только из наилучших материалов, потому что наилучшие материалы достойны Его. Важно заметить, что первые три материала равны по своей ценности. Здесь нет различия по качеству, поскольку в древние времена некоторые драгоценные камни (такие, например, как жемчуга) считались более ценными, чем золото, а серебро может быть использовано для того, для чего золото быть использовано не может. То, что имеет разные функции, может быть равно драгоценным (ср. 12:23).

Только Господь может определить, какие из дел высококачественны, а какие - низкие по качеству. Это не дело верующего - наклеивать ярлыки на христиан и на их дела, распределяя, кто из них выше и кто - ниже. Павел считал, что мы должны поставить себе цель всегда служить Господу, наилучшим образом используя то, что Он нам дал, и полностью на Него полагаясь. Он один определяет конечную ценность дел каждого человека.

Если Сам Христос - это основание нашей жизни, то Он же должен быть и центром той работы, которую мы строим на этом основании. То есть то дело, которое мы делаем, должно быть полностью Его делом, а не просто внешней деятельностью или религиозной суетой. Нетрудно с головой уйти в исполнение разного рода церковных программ или проектов, которые на самом деле - только сено. Не то, чтобы это были плохие программы или проекты, но они тривиальны. Дерево, сено и солома - это не очевидно грешные вещи, это вещи, которые оказываются грешными на поверку. Каждая из них может быть полезной при строительстве чего-либо; иногда даже сено или трава могут понадобиться, чтобы сделать, например, крышу. Но когда их испытывают огнем, все три материала из второй группы сгорают.

Может быть, у Павла на уме была сходная мысль, когда он писал, обращаясь к Тимофею: "А в большом доме есть сосуды не только золотые и серебряные, но и деревянные и глиняные; и одни в почетном, а другие в низком употреблении. Итак, кто будет чист от сего, тот будет сосудом в чести, освященным и благопотребным Владыке, годным на всякое доброе дело" (2 Тим. 2.20-21).

Мы строим для Господа, используя при этом различные материалы; мы строим своими побуждениями, своим поведением и своим служением.

Во-первых, мы строим своими побуждениями. Почему, если мы что-либо делаем, важно, как мы делаем. Посещать соседей по принуждению - это "дерево", но посещать тех же самых людей из любви, чтобы приобрести их Господу, - это золото. Петь в церкви соло, беспокоясь о том, как понравится прихожанам наш голос, - это "сено"; но петь, чтобы прославить Господа - это "серебро". Щедро раздавать свои богатства под давлением со стороны или из чувства долга - это "солома", но давать щедро с радостью, чтобы тем самым помочь распространению Евангелия и служить другим во имя Господа, - это "драгоценные камни". То дело, которое снаружи для нас выглядит как золото, может оказаться сеном в глазах Господа. Он знает "сердечные намерения" (1 Кор. 4:5).

Во-вторых, мы строим своим поведением. "Ибо всем нам должно явиться на судилище Христово, чтобы каждому получить соответственно тому, что он делал, живя в теле, доброе или худое" (2 Кор. 5:10). Слово, переведенное как "худое" ("фаулос"), в данном случае лучше понять как "бесполезное", то, что не приносит пользы. Итак, наше поведение может быть "добрым" (агатос - прирожденно хорошим по качеству), злым или же просто бесполезным, как дерево, сено или солома, когда их испытывают огнем. Итак, то, что мы делаем, также может быть золотом или деревом, серебром или сеном, драгоценными камнями или соломой.

В-третьих, мы строим своим служением. То, каким образом мы используем духовные дары, которые дал нам Бог, каким образом мы служим во имя Его, - самое важное в нашем строительстве для Него. В Христовом служении мы должны стремиться быть теми сосудами, которые "в чести, освященные и благопотребные Владыке".

Несколько лет назад один молодой человек рассказал мне о том, почему он покинул одно определенное служение. Причина, которую он привел, была такой: "Я делал не то, что я могу делать лучше всего. Я использовал в этом служении только мои способности, а не мои духовные дары". В той работе, которую он выполнял, ничего неправильного не было; по сути дела, если бы ее выполнял кто-нибудь другой, то для него она могла бы быть золотом. Но для этого молодого человека эта работа была деревом, сеном или соломой. Ведь он делал то, что, как другие считали, он должен был делать, а не то, к чему его призвал Господь, дав ему для этого особые дарования.

Испытание огнем

13 "Каждого дело обнаружится; ибо день покажет, потому что в огне открывается, и огонь испытывает дело каждого, каково оно есть" (3:13).

Новое здание обычно тщательно проверяют перед тем, как его заселить или использовать. В различных городах, странах и государствах есть кодексы, предписывающие нормы, которым должны соответствовать новые здания. И у Бога есть строгие нормы, которым должно соответствовать то, что мы для Него строим в своей жизни и своею жизнью. Когда Христос вернется, дело каждого человека будет проверено, каково оно есть. Огонь - это символ испытания. Так же, как он очищает металлы, огонь Божьей проницательности сожжет отбросы и оставит только то, что чисто и ценно (ср. Иов. 23-10; Зах. 13;9; 1 Пет. 1:17; Отк. 3:18).

Как становится ясным из следующих стихов, этот суд будет не временем наказания, но временем вознаграждения (14-15). Даже тот, кто строил из дерева, сена или соломы, не будет осужден; но его награда будет соответствовать качеству того строительного материала, из которого он строил. Когда дерево, сено или солома приходят в соприкосновение с пламенем, они загораются: в результате не остается ничего, кроме пепла. Эти материалы не могут выдержать испытания. А золото, серебро и драгоценные камни не горят. Они выдержат испытание, и они принесут большую награду тем, кто из них строил.

Работники: все верующие

14-17 "У кого дело, которое он строил, устоит, тот получит награду; А у кого дело сгорит, тот потерпит урон; впрочем сам спасется, но так, как бы из огня. Разве не знаете, что вы храм Божий, и Дух Божий живет в вас? Если кто разорит храм Божий, того покарает Бог, ибо храм Божий свят; а этот храм - вы" (3:14-17).

Двум категориям строительных материалов соответствуют и два типа работников: есть работники ценные, а есть бесполезные, есть работники созидающие, творческие, а есть недостойные. Но есть и еще один тип работников: такие работники вообще ничего не строят, они разрушают.

Созидающие работники

Верующие, имеющие правильные побуждения, ведущие себя правильно и служащие действенно, строят из золота, серебра и драгоценных камней. Они выполняют для Господа созидательную работу и получат соответственные награды. Тот получит награду. Это простое и надежное обетование - весть о вечной радости и славе. Всегда, когда наше служение к Божьей славе, Он вознаградит.

Когда пастор преподает здравое, надежное учение, он строит созидательно. Когда учитель учит Слову полно и последовательно, он строит из доброкачественных материалов. Когда человек, обладающий даром помогать другим, тратит свои силы, служа другим во имя Господа, он строит из материалов, которые выдержат испытание и принесут ему большую награду. Когда жизнь верующего свята, когда он покорен и почитает Бога, он живет жизнью, построенной из драгоценных камней.

Награды Господа всем Его верным последователям различны и чудесны, и все они - нетленны (1 Кор. 9:24). Новый Завет называет их венцами. "Подвигом добрым я подвизался, течение совершил, веру сохранил. А теперь готовится мне венец правды, который даст мне Господь, праведный Судия, в день оный; и не только мне, но и всем возлюбившим явление Его" (2 Тим. 4:7-8). "Ибо кто наша надежда или радость, или венец похвалы? Не вы ли... слава наша и радость" (1 Фес. 2:19-20). "Когда явится Пастыреначальник, вы получите неувядающий венец славы" (1 Пет. 5:4). Все, любящие Господа, получат "венец жизни" (Иак. 1:12). Каждое из этих слов лучше всего понять как родительный падеж приложения), то есть, венец правды - венец, который является правдой; венец, который является похвалой; венец, который является славой, и венец, который есть жизнь. Все это относится к полноте награды, обещанной верующему.

Бесполезные работники

Многие дела, которые производят на людей большое впечатление, дела, кажущиеся прекрасными и достойными похвалы, сделанные христианами во имя Господа, не выдержат испытания в "тот день". "Каждого дело обнаружится" (ст. 13), и станет ясным, что использованные материалы были деревом, сеном и соломой. Эти работники не потеряют своего спасения, но они потеряют ту долю вознаграждения, которую могли бы ожидать. Они "спасутся, но как бы из огня". В этом стихе мы получаем представление о человеке, который выбегает из пламени, хотя и не обожженный, но с запахом дыма в волосах - чудом спасся; В день вознаграждения бесполезные и злые дела выгорят, но спасение не будет от нас отнято.

Легко одурачить себя мыслью о том, что все, что мы делаем во имя Господа, - это и есть служение Ему, пока мы искренни, трудолюбивы и имеем добрые намерения. Но то, что для нас выглядит как золото, может превратиться в солому, потому, что свои "строительные материалы" мы не судили по меркам Божьего Слова чистые побуждения, святое поведение и бескорыстное служение.

Мы должны тщательно следить за тем, как бы не растратить подаренные нам возможности строительством из бесполезных материалов, - ведь если мы будем строить из бесполезных материалов, мы сами станем бесполезными работниками. Павел предостерегал против бесполезных материалов, чтобы строящие из них не стали бесполезными работниками. Колоссян он предупреждал: "Никто да не обольщает вас самовольным смиренномудрием и служением Ангелов, вторгаясь в то, чего не видел, безрассудно надмеваясь плотским своим умом" (Кол. 2:18). Когда мы полагаемся на человеческую мудрость или даже на сверхъестественные явления, а не на Божье Слово, мы - плотские, мы следуем "плотскому уму". Мы можем не сомневаться в том, что любое учение, любой принцип или практическое дело, в основе которых будут лежать такие плотские устремления, будет в лучшем случае бесполезным.

Разрушающие работники

Третья группа работников, очевидно, состоит из неверующих, потому что Бог никогда не покарает тех, кто принял Его искупление и дар вечной жизни. Эта группа состоит из злыx, неспасенных людей, которые нападают на Божий народ и Божье дело. Эта группа разрушителей может работать и внутри церкви, и вне ее, разоряя то, что построил Бог.

Каждый верующий - это Божий храм, в каждом пребывает Дух Божий. Следовательно, и сама церковь - это Божий храм, собирательный храм, составленный из всех Божьих избранных. Как и каждый отдельный христианин, она свята, а Бог ревниво охраняет то, что свято. Во времена Ветхого Завета любой человек, кроме первосвященника в день, искупления, который посмел бы войти в святое святых, упал бы на пороге мертвым. Его не надо было бы казнить людям - Бог наказал бы его смертью. Еще менее снисходителен Бог к тем, кто угрожает Его народу или пытается его запятнать (Матф. 18:6-10).

День вознаграждения приближается. Он придет тогда, вернется Христос, так как Он принесет с Собой и награды (Отк. 22:12). Если мы к тому времени все еще будем жить на земле, у нас не останется времени для того, чтобы подготовиться к этому дню. А если мы к тому времени уже будем с Господом, у нас не будет возможности подготовиться после смерти. Единственное время делать Божьи дела, приносящие вознаграждения, - это сейчас.

Правильный взгляд на самих себя

18-20 "Никто не обольщай самого себя: если кто из вас думает быть мудрым в веке сем, тот будь безумным, чтоб быть мудрым. Ибо мудрость мира сего есть безумие пред Богом, как написано: "уловляет мудрых в лукавстве их". И еще: "Господь знает умствования мудрецов, что они суетны" (3:18-20).

Многих разделений в церкви можно было бы избежать, если бы члены церкви не были под таким впечатлением от своей собственной мудрости. Человек, который думает, что он мудр в веке сем - то есть мудр современной человеческой мудростью, просто обманывается. Каждый, обманывающий себя, должен стать безумным (морос), то есть отождествить себя с теми, кто считает человеческую мудрость, не исключая и своей собственной, безумием (мориа) без Бога. Эти два греческих слова ("морос" и "мориа") происходят от того же корня, от которого произошло слово "морон" Человеческая мудрость в глазах Божьих, пред Богом, - "мороник" (идиотство). Единство в. церкви никогда не сможет установиться, пока члены церкви не признают человеческую мудрость тем, чем объявляет ее Бог- безумием. И единство никогда не сможет наступить без христиан, которые стали безумными в глазах мира, так как они согласились с Божьей мудростью.

Та человеческая мудрость, которая является безумной, относится к области духовной природы. Павел в этом случае говорит не о таких областях, как бизнес, математика, точные науки или медицина. Все это и многое другое мы способны узнать без какого бы то ни было просвещения или вдохновения от Бога. Где человеческая мудрость становится действительно безумной и бесполезной - это там, где речь идет о Боге, спасении и духовной истине. У человеческой мудрости нет способа раскрыть божественное.

Поэтому даже христиане не имеют права на свои собственные мнения о том, что дал нам Бог в откровении. Когда христиане начинают высказывать свои собственные мнения о Евангелии, о церкви и о христианской жизни, они не могут удержаться от разногласий. По плоти христиане не мудрее неверующих. Для того, чтобы христианин стал действительно мудрым, первым делом он должен признать, что его собственная человеческая мудрость - это безумие, отражение мудрости мира сего, которая есть безумие пред Богом. Эта мудрость есть плод человеческой гордости и враг Божьего откровения.

Церковь должна создать такую атмосферу, в которой Слово Бога почитается, где ему покоряются, в которой человеческое мнение никогда не используют для того, чтобы судить об откровении или оценивать его качества. В том, что касается Божьего, христианин должен быть абсолютно под властью учения Писания и просвещения от Святого Духа. Только тогда мы сможем быть вполне открыты Божьей мудрости, только тогда мы сможем стать поистине мудрыми. Если все преданно посвятят себя Слову Божьему - это станет главным средством, объединяющим церковь.

А там, где Слово Божье не утверждено как верховный авторитет, разделения неизбежны. Такое случается даже в евангельских церквях, когда пасторы и другие руководители начинают подставлять свои собственные представления на место истин Писания. Такая подстановка редко бывает преднамеренной, но это случается всегда, когда пренебрегают Библией. Люди, которые не изучают тщательно и добросовестно Библию, не могут добросовестно ей следовать. А там, где не следуют библейским истинам, начнутся разделения, потому что у верующих не будет общей почвы для веры и для практической жизни. Когда истина Писания - это не единственный авторитет, авторитетом становятся различные мнения людей.

Есть люди, которые не успокоятся до тех пор, пока не смогут выразить свое мнение фактически обо всем. Они не могут быть счастливыми, пока не займут сторону, противоположную той, что занимает большинство. Интеллектуальная гордость не может довольствоваться тем, чтобы слушать и восхищаться; она всегда должна встревать и критиковать. По самой своей природе она всегда должна стараться победить в споре. Она не может выносить оппозиции или противоречия. Она должна оправдать себя любой ценой и считает себя чем-то исключительным. Она смотрит сверху вниз на всех, кто с ней не согласен.

Гордость всегда коренится в сердце человеческой мудрости, мудрости сего мира, которая есть безумие пред Богом. Трудно учить человека, который думает, что он все знает. Римский риторик Квинтилиан сказал о своих учениках: "Они, без сомнения, стали бы превосходными учеными, если бы не были так убеждены в своей учености". Хорошо известная арабская пословица гласит: "Тот, кто ничего не знает и не знает, что он ничего не знает, глупец. Избегай его. Тот, кто ничего не знает и знает, что он ничего не знает, простак. Учи его".

Если бы в общине было десять человек со степенью доктора наук, которые только номинально преданы Господу и Его Слову, и десять других человек, которые только что окончили высшую школу, но полностью преданы Господу и с головой погружены в Его Слово, то было бы нетрудно решить, которые из них лучше подходят для руководства церковью. Если судить по Божьим нормам, то никакой конкуренции между этими двумя группами не было бы. Иметь в своем составе высоко талантливых и образованных членов может быть значительной поддержкой для церкви, но только если эти люди, обладающие способностями, покоряются истинам и нормам поведения, установленным в Писании. Христос будет управлять Своею церковью и объединять ее, если Ему будут предоставлены чистые "каналы", то есть люди, преданные Его Слову, через которых это правление может осуществляться.

Когда верующие ищут ответы на вопросы, возникающие в их личной или семейной жизни или в области морали, только в психологии, а не в Божьем Слове, это приводит к катастрофе. Когда христиане-бизнесмены ищут определения этики деловой жизни только в популярных методах целесообразности, выгодности, а не в принципах, изложенных в Писании, это подрывает духовную жизнь и бросает тень на их свидетельство. В точных и естественных науках люди достигли больших успехов, которым нам следует радоваться и из которых мы можем извлекать пользу. Но в том, что касается Божьего, - Его плана, Его воли относительно людей, - человеческие идеи и представления оказываются абсолютно пустыми и беспомощными.

Либеральные библейские ученые и теологи конца 19-го -начала 20 века были людьми высоко образованными во многих отношениях. В некоторых учениях и интерпретациях они зачастую не соглашались друг с другом, но в одном сходились единодушно: они считали Библию по своей сути книгой, написанной людьми, хотя, возможно, и под влиянием некоторого рода руководства свыше. Поскольку они считали ее в первую очередь делом человеческих рук, они чувствовали себя абсолютно вправе отвергать или изменять любую часть Писания, которая не соответствовала их собственному пониманию. Поскольку они верили, что Писание возникло во времена Моисея, они пришли к выводу, что Моисей не мог написать Пятикнижие. Поскольку они не верили в сверхъестественные предсказания, они не верили, что человек по имени Даниил мог написать книгу пророка Даниила, которая повествует о событиях, случившихся через сотни лет после того, как он жил. Когда Писание сообщало, что Бог сказал или сделал что-либо, что противоречило их самодельному взгляду на Бога, они отрицали, что Он сказал или сделал это. Во имя интеллектуализма они выкашивали десятину из Божьего Слова, оставляя только то, что соответствовало их собственным вкусам. Они выкосили также и большую часть Его церкви, что привело к невообразимой путанице, к сомнениям, неверию и духовным разделениям. Наследие этих ученых все еще загрязняет семинарии, колледжи и церкви по всему миру.

Человек, который развивает свои собственные интеллектуальные способности, стараясь стать мудрее, всегда будет иметь низкое мнение о Писании. Но самое важное состоит в том, что Бог знает цену мудрости такого человека. В Его глазах эта "мудрость" есть глупость, тупость, абсолютно недостоверная и бесполезная. В конечном счете Бог уличит во лжи тех, кто противостоит Его слову. "Уловляет мудрых в лукавстве их". Подобно Аману, они будут повешены на собственной виселице (Есфирь 7:7-10). Их коварные планы обернутся к их же осуждению, когда Бог поймает их в те капканы, которые они расставили для других. "Он знает умствования мудрецов, что они суетны".

Человеческая мудрость совершенно не подходит для задачи привести людей к Богу, показать им, как спастись или как жить. Она всегда обманется, попадется в собственные ловушки, запутается в собственных интригах и обманет того, кто ей доверял. Тот, кто доверяет человеческому пониманию, не имеет верного представления о самом себе. Он не видит, что его собственные мнения о духовных вопросах, идеи и умствования суетны (матаиос), тщетны и пусты.

Правильный взгляд на нас самих, божественный и истинный взгляд, состоит в том, что вне Божественной истины мы - глупцы с суетными мыслями. Признание этой истины открывает дверь к истинной мудрости и закрывает двери к разделениям.

Правильный взгляд на других

21-22 "Итак никто не хвались человеками; ибо все ваше: Павел ли, или Аполлос, или Кифа" (3:21-22а).

Во-вторых, для преодоления разделений в церкви необходимо иметь правильное представление и о других людях. Павел настойчиво выступал против особой приверженности к церковным руководителям (1:12-14; 3:4-9). Тех же самых трех руководителей он упоминает и здесь. Но теперь он подчеркивает другое. Хотя этих людей нельзя было особо высоко оценивать, хотя перед ними нельзя было благоговеть, они были для прихожан источником большой духовной помощи, источником благословения. Они были посланы коринфянам Богом, и поэтому их следовало слушать и уважать. Они были учителями от Бога. Они учили одним и тем же истинам о Боге; по замыслу Бога они должны были быть источником единства верующих, а не разделений между ними.

Разделения, которые возникли вокруг них, основывались на том, что людей в церкви притягивал личный стиль, сама личность одного или другого из них. Суть была в личной притягательности руководителей для разных верующих коринфян. Поэтому они и начали хвалиться - кто Павлом, кто Петром (Кифой), кто Аполлосом, - и церковь разделилась.

В скобках надо добавить, что бывают и такие случаи, когда определенных руководителей действительно надо уважать больше, чем других. Пастор, который заботливо проповедует Божье Слово и живет жизнью, согласной с его проповедью", заслуживает того, чтобы его уважали и ему следовали. А тот, кто и к проповедям, и к жизни относится беспечно, не заслуживает того, чтобы его уважали и ему следовали. И в том, и в другом случае наша реакция должна основываться на преданности того или иного руководителя Слову, а не на его личных качествах или стиле. Если он верен, он достоин почитания (1 Фес. 5:12-13).

Несколько лет назад я выступил на конференции, на которой присутствовали люди из самых различных церквей: протестантских и католических, либеральных и евангельских. Несколько докладов было на тему о христианской этике, по тексту 13-ой главы послания к Евреям. Когда я начал объяснять стих "Повинуйтесь наставникам вашим и будьте покорны; ибо они неусыпно пекутся о душах ваших", некоторым слушателям было трудно согласиться с мыслью о том, что они должны слушаться своих пасторов, и по веской причине. Их пасторы не верили, что Библия - это Слово Божье, и то, как они жили, находилось в согласии с этим неверием. Я указал, что послание к Евреям учит покорности благочестивым руководителям, тем кто верен Писанию и в учении, и в жизни (Евр. 13:7, 17).

Коринфяне имели счастье видеть служителями у себя по меньшей мере трех выдающихся людей, двое из которых были апостолами. Петр, возможно, лично не служил в Коринфе, но некоторые из коринфян смогли получить пользу от его проповедей. У каждого из этих троих были особые дары и способности, которые Бог использовал, чтобы учить верующих и руководить ими. Это многообразие руководства должно было обогатить церковь, а не разделить ее.

В наше время христиане могут учиться .у многих хороших учителей и руководителей, слушая их наставления по радио и телевидению, читая в книгах и журналах, присутствуя на конференциях и т.п. До той степени, до которой эти руководители верны Писанию и благочестивы, они будут служить духовному объединению своих слушателей, тех, кому они служат. Первым делом мы должны нести ответственность перед своей местной церковью, и первым долгом мы должны духовно подчиняться своим собственным пасторам. Но ни один пастор не должен завидовать тем духовным благословениям, которые может дать членам его общины кто-нибудь другой. Такого мнения придерживался Павел, даже находясь в крайне враждебных обстоятельствах, о которых он писал в послании к Филиппийцам (1:12-18).

В 3:22 Павел подчеркивает, что мы должны радоваться всем верным руководителям и получать пользу от всех их, будь то Павел, Аполлос или Кифа. Если бы в Коринфе позаботились понять то, чему учили все эти трое, и последовать тому, чему они учили (вместо того, чтобы, например, интересоваться тем, как каждый из них выглядел или как он говорил), церковь на Коринфе была бы единой, а не разделенной. Коринфянам следовало изменить свое представление о других людях.

Правильный взгляд на то, чем мы владеем

"Или мир, или жизнь, или смерть, или настоящее, или будущее, - все ваше" (3:22б)

В-третьих, для преодоления разделений в церкви необходимо иметь правильное представление о том, чем мы владеем.

Эта фраза (ст. 22б) продолжает перечисление "всего" того, что принадлежит нам (ст. 21). Поскольку мы - верующие, мы "наследники Божии, сонаследники же Христу" (Рим. 8:17). Мы обладаем даже Божьей славой, завещанной нам Самим Господом, которую мы наследуем (Ин. 17:22). "Притом знаем, что любящим Бога, призванным по Его изволению, все содействует ко благу" (Рим. 8:28).

"Мир, или жизнь, или смерть, или настоящее, или будущее" - эта фраза включает в себя абсолютно все. Павел начинает и кончает заявлением, что "все ваше" (ст. 21б). Во Христе все для нас и для Божьей славы (2 Кор. 4:15),

В особенности весь мир (космос) наш, даже и сейчас. Главное, что имеет в виду Павел, - это что в Тысячелетнем царстве, в вечности, в новых небесах и на новой земле, мы будем владеть землей в более глубоком смысле этого слова (Мф. 5:5; Откр. 21). Но даже и сейчас вселенная - это владение Божьего народа. Она - наша. Наш небесный Отец создал ее для нас. Она все еще лежит во зле, принадлежит лукавому (1 Ин. 5:19), но однажды и навсегда станет принадлежать нам, а не ему.

Джозеф Паркер, рассказывая о своем первом пасторстве, пишет: "Я начал свое служение в Бэнбьюри; верхнее окно моей комнаты выходило на обширные земли соседнего поместья, принадлежавшего зажиточному человеку. И на самом деле я наследовал это имение. О, мне не принадлежало ни пяди этой земли, - но вся она была моей. Владелец приезжал раз в год взглянуть на нее, а я исходил всю ее день за днем, миля за милей".

Когда мы полностью унаследуем мир, - с Иисусом на троне, - этот мир будет совершенным и еще более нашим. А между тем этот теперешний мир уже принадлежит нам, с его чудесами и славой, несовершенствами и разочарованиями. Верующий может оценить этот мир так, как ни один неверующий не может его оценить. Мы, христиане, знаем, как он произошел, почему был создан, почему мы живем в нем и какова его конечная судьба. Мы можем с уверенностью и радостью петь: "Это - мир моего Отца". И мы - наследники.

Вся жизнь наша; из контекста ясно, что прежде всего Павел относит эти слова к духовной жизни, к вечной жизни. Во Христе мы имеем новую жизнь, жизнь такого качества, которое никогда не потеряет ничего из своей ценности. Собственная жизнь Бога сейчас пребывает в нас. Через Христа Бог обитает в нас (Ин. 14:23), и мы становимся соучастниками Его естества и Его жизни (ср. 2 Пет. 1:3-4).

Даже смерть - наша. Великий враг человечества побежден. Христос покорил смерть, и через Него преодолели смерть и мы (ср. 1 Кор. 15:54-57). Если мы не будем взяты живыми на небо, нам придется пройти через смерть; но мы пройдем через нее как ее хозяева, а не как ее рабы. Все, что смерть может причинить верующему, - это освободить его, отпустить его к Иисусу. Она приводит нас в вечное присутствие нашего Спасителя. Вот почему- Павел мог сказать с такой радостью: "Ибо для меня жизнь - Христос, и смерть - приобретение" (Фил. 1:21). Оставался ли он на земле еще некоторое время или же уходил, чтобы быть с Господом, он не мог потерпеть поражение. Для христиан смерть может только улучшить их положение. Оставаться здесь, чтобы окончить порученное нам Христом дело, может оказаться "нужнее", но "разрешиться и быть с Христом... несравненно лучше" (Фил. 23-24). Для Божьих людей эта теперешняя жизнь - хороша, но смерть, которая восхищает нас в вечную жизнь - лучше.

Все настоящее - наше. Оно включает в себя все, что мы имеем или переживаем в этой жизни. "Настоящее" -фактически, синоним этой жизни. Оно включает в себя и хорошее, и плохое, и приятное, и мучительное, здоровье и болезни, довольство и горе. "Все сие преодолеваем силою Возлюбившего нас", и, поскольку ничто "не может отлучить нас от любви Божьей во Христе Иисусе", ничто не может причинить нам настоящего вреда (Рим. 8:37-39). Благодаря Богу все содействует нашему благу (ст. 28).

Все будущее - наше. В первую очередь тут говорится не о будущем нашей земной жизни - если оно вообще имеется тут в виду. О нашем земном будущем говорится вместе с нашим "настоящим", - под настоящим подразумевается все то, что мы переживаем на земле. То, что должно произойти, -это небесные благословления, о которых сейчас мы можем иметь только смутное представление. И все же это будут самые большие благословления. Эти накладывающиеся друг на друга слова оплетают реальность, подчеркивая, что все - для нас, для того, чтобы мы равно разделяли все как сонаследники Божьей славы. Так зачем же разделять себя на группы? Ни один человек не мог бы дать нам этого наследства, поэтому нет причины "хвалиться человеками" (ст. 21а).

Правильный взгляд на владеющего нами

23 "Вы же - Христовы, а Христос - Божий" (3:23).

Намного важнее для преодоления разделений - иметь правильное представление о Владеющем нами, об Иисусе Христе. Он Сам - источник духовного единства и источник, исцеляющий раздоры. Именно когда мы отводим глаза от Него, наши разделения начинаются; а когда мы устремляем глаза на Него, разделения кончаются. "Соединяющийся с Господом есть один Дух с Господом" (1 Кор. 6:17). Все верующие принадлежат одному и тому же Господу; и таким образом -друг другу. Поэтому все, что отрицает наше единство друг с другом, отрицает и наше единство с Ним (ср. Фил. 2:1-4).

Больше всего нас может побудить сохранять единство Духа и избегать разделений в церкви сознание того, что мы принадлежим Христу - что мы - Христовы, а Христос -Божий. Поскольку мы все принадлежим Ему, мы все принадлежим и друг другу.

Наш Господь в своей первосвященнической молитве чудесно обогатил Свое учение о единстве. Говоря о верующих, Он сказал: "Потому что они Твои; И все Мое Твое, и Твое Мое... Да будут все едино; как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино... да будут едино, как Мы едино. Я в них, и Ты во Мне, да будут совершенны воедино..." (Ин. 17-.9-10, 21-23).

Мы связаны вместе в вечном единстве с Богом-Отцом и Иисусом Христом, и таким образом друг с другом в Них. Как же могут быть разделены люди, которые так глубоко связаны? Возможность разделения начинается с того, что им не хватает понимания нашего духовного союза с Единым, Который владеет нами. Имеющие общего Владыку и общие владения, общих руководителей и учителей, все вместе полагаясь на Писание, мы не должны иметь причин для фракций и разъединения.