Комм. НЗ 1 Коринф., Ефес. (Дж. Макартур)

Переводы: (скрыть)(показать)
LXX Darby GRBP NRT IBSNT UBY NIV Jub GRBN EN_KA NGB GNT_TR Tanah Th_Ef MDR UKH Bible_UA_Kulish Комментарий Далласской БС LOP ITL Barkly NA28 GURF GR_STR SCH2000NEU New Russian Translation VANI LB CAS PodStr BibCH UKDER UK_WBTC SLR PRBT KZB NT_HEB MLD TORA TR_Stephanus GBB NT_OdBel 22_Macartur_1Cor_Ef VL_78 UBT SLAV BHS_UTF8 JNT UKR KJV-Str LXX_BS BFW_FAH DONV FIN1938 EKKL_DYAK BB_WS NTJS EEB FR-BLS UNT KJV NTOB NCB McArturNT Makarij3 BibST FIN1776 NT-CSL RST Mc Artur NT BBS ElbFld RBSOT GTNT ACV INTL ITAL NA27 AEB BARC NZUZ שRCCV TORA - SOCH LOGIC VCT LXX_Rahlfs-Hanhart DRB TanahGurf KYB DallasComment GERM1951 Dallas Jantzen-NT BRUX LXX_AB LANT JNT2 NVT
Книги: (скрыть)(показать)
. Матф. Мар. Лук. Иоан. Деян. Иак. 1Пет. 2Пет. 1Иоан. 2Иоан. 3Иоан. Иуд. Рим. 1Кор. 2Кор. Гал. Еф. Фил. Кол. 1Фесс. 2Фесс. 1Тим. 2Тим. Тит. Флм. Евр. Откр.
Главы: (скрыть)(показать)
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Комм. НЗ 1 Коринф., Ефес. (Дж. Макартур)

1-е Коринфянам 16

"При сборе же для святых поступайте так, как я установил в церквах Галатийских: В первый день недели каждый из вас пусть отлагает у себя и сберегает, сколько позволит ему состояние, чтобы не делать сборов, когда я приду. Когда же приду, то, которых вы изберете, тех отправлю с письмами, для доставления вашего подаяния в Иерусалим. А если прилично будет и мне отправиться, то они со мною пойдут" (16:1-4).

Начиная главу 16, Павел резко переходит от теории к практике, от учения к церковной жизни. Подробно обсудив проблему воскресения (глава 15), он кончает свое письмо несколькими увещеваниями относительно пожертвований, исполнения Господнего дела, преданной христианской жизни и любви внутри христианского содружества. Апостол переносит нас от жизни будущей назад, в жизнь теперешнюю.

И все же, будущая жизнь вовсе не отделена от того, какой образ жизни ведем мы здесь и сейчас. Всегда, когда Бог дает нам заглянуть вперед, получить хотя бы намек на то, каким будет конец времен, какими будут небеса, - Он делает это для того, чтобы помочь нам жить здесь, на земле, более посвященной Ему, более преданной жизнью. Обрисовав отрезвляющую картину последних дней, Петр говорит: "Итак, возлюбленные, ожидая сего, потщитесь явиться перед Ним неоскверненными и непорочными в мире" (2 Пет. 3:14; ср. ст. 11).

То, что лежит впереди, то, что ждет нас в славе воскресения, накладывает великую ответственность на настоящее. Если мы воистину верим, что покинем однажды мир и что наши тела будут преображены и совершенным образом соединены с духом каждого из нас, чтобы навеки жить с Богом, мы должны заботиться о том, чтобы поместить свои сокровища на небеса теперь, пока мы еще на земле (Матф. 6:20).

Первая тема, связанная с практикой христианской жизни, которую Павел обсуждает в главе 16, это вопрос о пожертвованиях. В стихах 1-4 он говорит о цели и принципах сбора пожертвований, о соблюдении сохранности собранного и о перспективах этого вида христианской деятельности.

Цель пожертвования

"При сборе для святых поступайте так, как я установил в церквах Галатийских" (16:1).

1 Тот факт, что Павел говорит о конкретном сборе, указывает, что адресаты послания о нем уже знали. Этот сбор пожертвований, возможно, упоминался в том письме, которое коринфяне написали Павлу (7:1) и ответом на которое являлось первое Послание к Коринфянам. Этот сбор предназначался для святых, в особенности - для святых в Иерусалиме (ст. 8). С той же целью Павел в течение года, а возможно и дольше, собирал средства в церквах Галатийских, в Македонии и Ахаии "... для бедных между святыми в Иерусалиме" (Рим. 15:26; ср. 2 Кор. 8:1-5). Этот сбор был сделан во время третьего миссионерского путешествия Павла, чтобы быть переданным Иерусалимской церкви при возвращении апостола в Иерусалим (24:17).

В древности крайняя бедность была весьма распространена; впрочем, она распространена во многих частях мира и сейчас. Во времена Нового Завета Иерусалим, несмотря на свое чрезвычайно важное религиозное и стратегическое положение, был бедным городом. Поскольку для евреев Иерусалим являлся религиозным центром, он нередко бывал перенаселен, особенно во время празднеств и религиозных церемоний. Его собственные ресурсы были ограничены, и в основном город существовал за счет подарков состоятельных евреев-иностранцев, живших во всех частях римского мира. Еще более положение усугубилось тем, что несколько лет назад в тех краях был жестокий голод (Деян. 11:28), от которого люди страдали до сих пор.

Поскольку иерусалимские христиане в течение многих лет преследовались, их экономическое положение сделалось еще более безрадостным. Многие из них были изгнаны из своих домов, лишены владений, им не давали делать ничего, кроме самых черных работ, и даже заключали в темницы (Деян. 8:1-3; 1 Фес. 2:14). Хотя большинство иерусалимских верующих были евреями, мало кому из них доставались подарки, раздававшиеся в синагогах. Поскольку среди евреев, обращенных в христианство, было много паломников (ср. Деян. 2:5), вполне возможно, что некоторые из них решили остаться в Иерусалиме, чтобы присоединиться к тамошней христианской общине. Несмотря на то, что верующие делились всем, что у них было, с нуждающимися, причем до такой степени, что "продавали имения и всякую собственность" (Деян. 2:44-45; 4.34), очевидно, что их ресурсы были отнюдь не безграничны.

Для Павла было важно не только удовлетворить экономическую нужду иерусалимских верующих, - этим сбором он хотел выразить и духовное единство церкви. Верующие в Иерусалиме были преимущественно евреями, большинство же верующих в церквах, собирающих пожертвования - неевреями. "Спасение от Иудеев" (Иоан. 4:22), оно было первоначально дано еврейскому народу и через него. Поэтому неевреи находились по отношению к евреям в состоянии особой задолженности. О том же сборе писал Павел и римлянам, говоря: "да и должники они пред ними. Ибо если язычники сделались участниками в их духовном, то должны и им послужить в телесном" (Рим 15:27). Сбор пожертвований для евреев неевреями должен был укрепить духовный союз между этими группами внутри церкви (ср. Еф. 2:11-18). Когда отдают с любовью и принимают с любовью, всегда возникает связь между дающими и получающими. Невозможно делиться дарами без того, чтобы не поделиться и дружескими чувствами. Для Павла участие в финансовых нуждах друг друга и личное участие, проявляемое по отношению друг к другу, были настолько тесно взаимосвязаны, что он трижды, говоря о пожертвованиях, употребляет термин коинония, обычно переводимый как "дружба" (Рим. 15:26; 2 Кор. 8:4; 9:13).

Как учит Новый Завет, пожертвования собираются прежде всего для поддержки святых, церкви. Первая обязанность христианина - поддерживать единоверцев, как индивидуально, так и коллективно. Первая финансовая обязанность церкви - поддерживать собственное существование и жизнь своих людей (ср. 2 Кор. 8:1-5; 9:12-15; Фил. 4:14-16).

Очевидно, что это - не единственная финансовая обязанность, которую мы имеем. Притча о добром самарянине ясно показывает нам, что следует вкладывать и свои личные силы, и деньги для того, чтобы помочь любому, попавшему в беду, независимо от его вероисповедания, принадлежности к культурной среде или каких-либо обстоятельств (Лук. 10:25-37). Кроме того, Павел учит, что необходимо "делать добро всем" (Гал. 6:10). Однако в том же стихе, продолжая свою мысль, он говорит: "а наипаче своим по вере" (ср. 1 Иоан. 3:17). Во 2 Кор. 9:13 апостол призывает великодушно раздавать, делясь "со всеми". Поддержка бедных и нуждающихся во всем мире во имя Господа - это, по нормам Писания, христианское дело первостепенной важности. А это значит, что не только местные церкви должны поддерживать своих членов и их деятельность, как это было среди первых христиан в Иерусалиме, но что все церкви должны поддерживать всех верующих и друг друга, когда в этом есть нужда. Павел содействовал сбору средств в одной группе церквей, чтобы помочь удовлетворить нужды другой церкви или группы церквей; так же он поступал и в других случаях (Деян. 11:29-30; ср. Гал. 2:10).

Принципы сбора пожертвований

2 "В первый день недели каждый из вас пусть отлагает у себя и сберегает, сколько позволит ему состояние, чтобы не делать сборов, когда я приду" (16:2).

В этом стихе Павел упоминает или подразумевает несколько принципов, касающихся христианских пожертвований, - в том числе период времени, в течение которого следует собирать подаяния, тех, кто должен это делать, место, где следует сберегать собранное, и его размеры. Эти принципы представляют собой хорошую основу сбора христианских пожертвований в любую эпоху.

Период времени

Первый принцип состоит в том, что лучше всего совершать еженедельное пожертвование в первый день недели. Это убеждает нас не только в том, что церковь встречалась по воскресеньям, но и в том, что в течение богослужения регулярно жертвовались деньги. Не следует жертвовать от случая к случаю, только тогда, когда мы чувствуем порыв великодушия или "как ведет Дух". Конечно, Дух может вести нас к тому, чтобы жертвовать в особых случаях и особыми способами. Но главным образом Он руководит нами в том, что касается пожертвований, как и во всем остальном, через Писание, а Писание в данном случае указывает, что надо жертвовать средства каждую неделю. Это - не законническое предписание распределять наши деньги таким образом, чтобы у нас наверняка было что-нибудь, что мы могли бы положить в тарелку со сборами каждое воскресенье, даже если мы получаем зарплату ежемесячно. Суть тут в том, что сбор пожертвований - это часть богослужения и дружеского общения, и, если даже в какое-то конкретное воскресенье дать нам нечего, мы должны с чуткостью относиться к нуждам церкви и к своему вкладу в удовлетворение этих нужд. Воскресное пожертвование является обязательным элементом богослужения, частью обязанностей новозаветнего священника, предлагающего Богу "духовное приношение" (1 Пет. 2:5).

Мы должны жертвовать не на основании периодических эмоциональных всплесков или каких-то чувств, не на основании того, что у нас хорошие доходы, а на основании регулярного, охотного и великодушного посвящения наших владений Господу, Его людям и Его работе. Такое отношение заставляет каждого верующего еженедельно принимать во внимание служение и жертву подаяния. Еженедельное подаяние повышает чуткость к деньгам, так что подаяние становится регулярной, продолжающейся постоянно духовной обязанностью.

Участники

Фраза каждый из нас включает в себя всех. Ни для одного христианина не делается исключения или оправдания. Мы - слуги всего, что нам дал Господь, как бы мало это ни было в экономическом отношении. Наблюдая, как различные люди кладут свои приношения в сокровищницу храма, Иисус не отговаривал вдову от того, чтобы положить ее "две лепты, что составляет квадрант", не побранил Он и служителей Храма за то, что они принимают деньги от человека, не имеющего средств к существованию. Напротив, Он использовал ее великодушие как пример духовного подаяния. "Истинно говорю вам, что эта бедная вдова положила больше всех, клавших в сокровищницу. Ибо все клали от избытка своего; а она от скудости своей положила все, что имела, все пропитание свое" (Марк. 12:41-44).

Наше великодушие в Господнем деле лучше 'всего определяется тем, что мы даем, когда сами находимся в нужде. Человек, материально обеспеченный, может позволить себе пожертвовать много без того, чтобы это повлияло на его образ жизни или благосостояние. Тот же, кто беден, должен отказаться от чего-то, чтобы дать что-нибудь другим. Иисус сказал, что если мы не великодушны в бедности, мы не будем великодушны и в богатстве. Количество денег в нашем подаянии может возрасти, но наше великодушие не увеличится. "Верный в малом и во многом верен, а неверный в малом неверен и во многом" (Лук. 16:10).

Говоря о церквях Македонии, Павел писал: "Они среди великого испытания скорбями преизобилуют радостью, и глубокая нищета их переизбыточествует в богатстве их радушия" (2 Кор. 8:2). Причиной их великодушия было то, что "они отдали самих себя, во-первых, Господу, потом и нам по воле Божией" (ст. 5). Они отдавали из любви - и к Богу, и к Его слугам. Великодушие невозможно без любви к Богу и Его людям. Но при такой любви великодушие не только возможно, но и неизбежно.

Место

Сбор пожертвований происходит прежде всего для церкви; точно таким же образом он происходит и через церковь. Павел показывает, что подаяние должно быть частью богослужения: это кажется ясным из слов в первый день недели. В церкви Нового Завета регулярным днем богослужений было воскресение, первый день недели. В начале многие проповеди и свидетельства были обращены евреями к евреям, и потому происходили в субботу - Саббат (Деян. 13:14; 17:2). Но первое богослужение после воскресения совершилось пасхальным вечером, когда воскресший Господь явился Своим испуганным и упавшим духом ученикам: "В тот же первый день недели вечером, когда двери дома, где собирались ученики Его, были заперты из опасения от Иудеев, пришел Иисус, и стал посреди, и говорит им: мир вам!... Ученики обрадовались, увидевши Господа" (Иоан. 20:19-20). Следующее явление Иисуса было "после восьми дней" (и поэтому - снова в воскресенье), когда с ними был Фома (ст. 26). Следовательно, хотя многие еврейские верующие продолжали совершать богослужения в синагоге и в Храме в Саббат, для христиан обычным днем богослужения стало воскресение (Деян. 20:7). От субботы отказались в пользу воскресения. К тому времени, когда Иоанн писал книгу Откровения (в последнее десятилетие первого столетия) первый день недели считался "Господним днем" или "днем воскресным" (Отк. 1:10).

Впервые о христианском подаянии упоминается непосредственно после Пятидесятницы, когда юная церковь была еще малоорганизованной и обратившиеся в христианство просто непосредственно делились при нужде друг с другом (Деян. 2:44-45). Однако вскоре после этого они стали приносить свои дары апостолам, чтобы те раздавали их нуждающимся (4:35, 37; 5:2). Поэтому основным путем сбора пожертвований стало принесение пожертвований церкви, чтобы в дальнейшем руководители церкви раздавали эти средства так, как они считали нужным.

Более точным переводом слов каждый из вас пусть отлагает у себя и сберегает было бы "каждый из вас пусть сам откладывает или копит". Слово тесауризо, переведенное здесь как отлагает и сберегает, в своей именной форме означает склад, кладовую, сокровищницу, сундук или что-нибудь подобное, где хранились ценности. Метафорически оно также употреблялось иногда и по отношению к самому сокровищу (Мат. 2:11; 19:21; Марк. 10:21; Лук. 6:45). И в языческой, и в еврейской культурах времен Нового Завета сокровища ассоциировались с религиозными храмами. Во многих греческих храмах сокровищницы не только были местом, где находились дары самому храму, но и служили банками, в которых граждане сберегали свои личные ценности и деньги. Использование Павлом глагольной формы этого термина наводит на мысль, что откладывать деньги надо было в церквах, в особых хранилищах, предназначенных для приношений, причем эти приношения должен был класть туда каждый, "сам", по своей собственной инициативе. Церковь имела сокровищницу, место для надежного хранения и распределения приношений.

Если бы Павел имел здесь в виду, что христианам следует хранить свои приношения частным образом, дома, не имел бы смысла конец стиха. - чтобы не делать сборов, когда я приду. Если бы дары хранились дома, коринфянам пришлось бы по прибытии Павла начать сбор, чтобы собрать вместе все разрозненные приношения.

Павел давал эти указания не только для того, чтобы научить коринфян совершать пожертвования регулярно, но и для того, чтобы подаяние было готово к отправке в Иерусалим без проволочек.

Первый день недели - это день богослужения, и то, как верующие обращаются со своими деньгами, неразрывно связано с глубиной их богопочитания. Кладем мы деньги в жертвенное блюдо каждое воскресенье или не кладем, еженедельное богослужение должно напоминать нам о том, что мы продолжаем служить теми владениями, которые нам доверил Господь. Если мы не совершаем подаяния правильным образом, мы не можем правильным образом и служить. Иисус сказал: "Верный в малом и во многом верен, а неверный в малом неверен и во многом. Итак, если вы в неправедном богатстве не были верны, кто поверит вам истинное?" (Лук. 16:10-11).

Многие люди, которые были первоклассными проповедниками, хорошими руководителями и преданными пасторами, перестали служить, потому что были безответственны в том, что касалось материальных дел. Господь не мог больше доверять им заботу о Своих людях, которые несравненно более драгоценны.

Нигде в Писании нет указания на то, что все, что мы отдаем Господнему делу, прежде должно быть отдано церковным руководителям. Часть того, что мы откладываем, может храниться дома или на особом счете в банке для экстренных нужд или удовлетворения частных потребностей тех, кому мы имеем возможность помочь во имя Господа. Таким образом, мы окажемся в состоянии помочь безотлагательно и непосредственно, минуя церковные пути, когда на это нет времени или когда тот, кто нуждается в помощи, не хочет, чтоб о его нужде узнали другие. Но прежде всего надо жертвовать церкви на поддержку Божьим людям, Божьим руководителям и Божьему служению. Лучше всего отдавать наши дары в руки благочестивых людей для мудрого употребления.

Размеры

Это увещевание Павла полностью предоставляет решение данного вопроса на собственное усмотрение верующего -сколько позволит ему состояние. Среди христиан существует большое различие в мнениях о том, какую часть нашего дохода следует отдавать Господнему делу. Обычно, по традиции, говорят о десяти процентах, что основывается на непонимании природы и предназначения ветхозаветной десятины.

Обычай отдавать десятину был распространен во многих культурах древности. Авраам отдал десятую часть своего состояния Мелхиседеку, который был "священник Бога Всевышнего" (Быт. 14:18-20). Иаков пообещал отдавать Богу десятую часть всего, чем Он его благословит, если Бог сохранит его и будет ему благоприятствовать (Быт. 28:20-22). Но ни в одном из указанных случаев Бог не требовал десяти процентов или другой определенной доли. Жертвоприношения и Авраама, и Иакова были вполне добровольными и, очевидно, единичными. В Писании нет указаний на то, что кто-либо из Божьих людей до Моисея регулярно отдавал десятую часть своего состояния в жертву Богу. Единственный раз, когда Бог особо указал конкретную долю, которую следовало отдавать, относится к голоду в Египте. Через Иосифа, который растолковал фараону его сон, Бог повелел, чтобы пятая часть, то есть 20% всего зерна, которое будет собрано за семь лет изобилия, откладывалась на будущее, чтобы народ смог выжить во время семи голодных лет (Быт. 41:34-35). Однако, хотя это количество и было предписано Богом, речь шла не о религиозном приношении, а об особом государственном подоходном налоге, который предназначался для спасения народа во время будущего голода.

Впервые десять процентов предписываются Богом в законе Моисея. "И всякая десятина на земле из семян земли и из плодов дерева принадлежит Господу; это святыня Господня" (Лев. 27:30). Эта десятина была "сынам Левия... в удел... за службу их, за то, что они отправляют службы в скинии собрания" (Чис. 18:21). Из этой десятины, полученной от народа, левиты должны были в свою очередь отдавать десятину, "десятину из десятины" (ст. 26). Эти десятины, всесожжения, жертвоприношения, взносы, обетованные, добровольные пожертвования и первородное из скота, указанные в 14-й главе Второзакония, были вторыми десятью процентами, которые следовало использовать во время народных праздников и пиров. Каждый третий год нужно было отдавать 10 процентов, которые следовало использовать для поддержки "левита... и пришельца, и сироты, и вдовы" (Втор. 14:28-29). Если внимательно изучить эти и сходные тексты, станет ясно, что израильтяне отдавали теократии примерно 23 процента своих доходов, и что это, по сути, был налог, который использовался для государственных нужд. В это число никогда не входили добровольные, непосредственные подаяния Господу. У пророка Малахии (3:8-10) написано, что Господь лишает людей благословений за то, что они не приносят десятины и не платят налоги, необходимые для поддержки священников, управляющих народом.

Основной принцип добровольного приношения в Ветхом Завете отражен в Притчах: "Чти Господа от имени твоего и от начатков всех прибытков твоих; и наполнятся житницы твои до избытка, и точила твои будут переливаться новым вином" (3:9-10). Идея была в том, чтобы давать Господу щедро и давать Ему в первую очередь. И снова нам сказано: "Иной сыплет щедро и ему еще прибавляется; а другой сверх меры бережлив, и однако же беднеет" (Пр. 11:24). Другими словами, если вы хотите увеличить свои богатства, делитесь ими щедро; если вы хотите потерять деньги, берегите и прячьте их.

Чтобы собрать средства для возведения скинии, Господь сказал Моисею: "скажи сынам Израилевым, чтобы они сделали Мне приношения; от всякого человека, у которого будет усердие, принимайте приношения Мне" (Исх. 25:1-2; ср. 35:5; 21). Нормой было великодушие, идущее от сердца, основанное на благодарности Господу за то, что Он сделал для человека, что Он ему дал. Даров, собранных на основании этого принципа, было так много, что Моисею пришлось повелеть народу прекратить приношения (36:6)! Требуемые приношения были налогообложением. Добровольное приношение должно было идти от сердца и его размеры оставлялись на усмотрение самого поклоняющегося. Давид высказал очень важную мысль, сказав, что не стал бы отдавать Богу того, что ему самому ничего не стоило (2 Цар. 24:24).

Христианские приношения можно соотнести с приношениями в древнем Израиле. От нас требуется платить налоги для поддержки того правительства, под властью которого мы живем (Рим. 13:6), так же как израильтяне должны были отдавать десятину для поддержки власти, данной им свыше (Мат. 17:24-27; 22:15-21). И мы должны давать Господу то, что мы назначим в своих сердцах: "Каждый уделяй по расположению сердца, не с огорчением и не с принуждением; ибо доброохотно дающего любит Бог" (2 Кор. 9:7), в точности как израильтяне отдавали Господу от всего сердца. Господь всегда любил радостного и жертвенного дарителя.

В Новом Завете никогда не требовалось никакое конкретное количество пожертвований, никакая установленная доля. "Давайте, - сказал Иисус, - и дастся вам: мерою доброю, утрясенною, нагнетенною и переполненною отсыплют вам в лоно ваше; ибо, какою мерою мерите, такою же отмерится и вам" (Лук. 6:38). Тот же принцип выразил и Павел, говоря: "кто сеет скупо, тот скупо и пожнет; а кто сеет щедро, тот щедро и пожнет" (2 Кор. 9:6). Преимущества нашего охотного, радостного подаяния Господу принесут и духовные, и материальные благословения: "Бог же силен обогатить вас всякою благодатью, чтобы вы, всегда и во всем имея всякое довольство, были богаты на всякое доброе дело" (ст. 8).

Соблюдение сохранности собранного

"Когда же приду, то, которых вы изберете, тех отправлю с письмами, для доставления вашего подаяния в Иерусалим" (16:3).

3 Тот, кто отдает свои средства для Господнего дела, вправе ожидать, что его дары используются законно и мудро. Павел дает коринфской церкви указание назначить нескольких уважаемых человек, которых вы изберете, которые будут посланы Павлом с письмами, содержащими рекомендации и объяснения, к святым в Иерусалим.

Долг каждой церкви - доверять свое имущество и денежные средства благочестивым и ответственным людям. Дары первых христиан вначале доверялись апостолам (Деян. 4:35). Постепенно круг апостольских обязанностей расширился и их пришлось освободить от работы по распределению денежных средств для таких нужд, как питание для бедных вдов. Поэтому они, созвав "множество учеников", посоветовали им: "выберите из среды себя семь человек изведанных, исполненных Святого Духа и мудрости: их поставим на эту службу" (Деян. 6:2-3). Качества, необходимые для этой работы, относились не к финансовым или коммерческим способностям, а к моральным и духовным. Божьи денежные средства должны отдаваться в руки только самых благочестивых людей церкви, которые с молитвой и в силе Святого Духа станут надзирать за их использованием, как священники, которые представляют приношения народа Богу.

Перспективы подаяния

"А если прилично будет и мне отправиться, то они со мною пойдут" (16:4).

4 Я думаю, главное, что хотел выразить этими словами Павел, состоит в том, что он решил сопровождать несущих подаяние в Иерусалим только если приношение обнаружит истинное великодушие коринфян, так что ему не будет стыдно их сопровождать. Павел ободрял коринфян давать свободно и от всего сердца, в порыве любви и заботы.

Бог создал все Свои творения таким образом, чтобы они отдавали себя другим. Солнце и луна, звезды и облака, земля и растения, - все они существуют по этому принципу. Таким же Бог задумал и Свое наивысшее творение - человека. Но падший человек - самый неохотный даритель во всем Божьем творении.

Один из вернейших признаков человека возрожденного, спасенного и искупленного - это готовность отдавать. Вот что писал во втором столетии о христианской жизни афинский государственный деятель Аристид:

Они пребывают в смирении и доброте и фальши среди них не найдешь, - они любят друг друга. Они не презирают вдов и не огорчают сирот. Тот, кто имеет, свободно отдает неимущему. Если они видят чужестранца, они приводят его под свой кров и радуются ему, как если бы он был их братом. Ведь они называют друг друга братьями, - не по плоти, но по Духу и в Боге. И когда один из их бедняков уходит из мира, и кто-нибудь из них видит это, он платит за его похороны из своих средств. Если они слышат, что кто-нибудь из их числа в тюрьме или терпит притеснения за имя их Мессии, все они восполняют то, в чем такой человек нуждается, и, если возможно его освободить, они его освобождают. Если среди них есть человек, который беден и голодает, а у них нет излишка в необходимом, они будут поститься два или три дня, чтобы снабдить его необходимой пищей.

"А кто имеет достаток в мире, но, видя брата своего в нужде, затворяет от него сердце свое, - как пребывает в том любовь Божия?" (1 Иоан. 3:17).

Делать Божье дело по-Божьему (16:5-12)

"Я приду к вам, когда пройду Македонию; ибо я иду чрез Македонию. У вас же, может быть, поживу, или и перезимую, чтобы вы меня проводили, куда пойду. Ибо я не хочу видеться с вами теперь мимоходом, а надеюсь пробыть у вас несколько времени, если Господь позволит. В Ефесе же я пробуду до Пятидесятницы, Ибо для меня отверста великая и широкая дверь, и противников много. Если же придет к вам Тимофей, смотрите, чтоб он был у вас безопасен; ибо он делает дело Господне, как и я; Посему никто не пренебрегай его, но проводите его с миром, чтоб он пришел ко мне; ибо я жду его с братиями. А что до брата Аполлоса, я очень просил его, чтоб он с братиями пошел к вам; но он никак не хотел идти ныне, а придет, когда ему будет удобно" (16:5-12).

Этот отрывок не содержит в себе никакого конкретного учения или увещевания, если -не считать совета о том, как принять Тимофея (ст. 11). Восемь стихов его написаны скорее в форме объяснения; и все же мы можем многому из них научиться. То, о чем говорит здесь Павел, имеет отношение к делу Господню, в котором все христиане должны преуспевать (15:58), как Павел и Тимофей (16:10).

Дело Господне в основном состоит из евангелизации и назидания. Это были две главные черты служения Самого Иисуса, "ибо Сын Человеческий пришел взыскать и спасти погибшее" (Лук. 19:10). Кроме того, в течение трех лет Своего служения Иисус тщательно учил Своих учеников. Вплоть до самого Своего вознесения Он продолжал учить их "о Царствии Божием" (Деян. 1:3). Он проповедовал Евангелие тем, кто не знал его, и учил тех, кто знал Евангелие. В течение всего Своего служения Иисус переходил от проповедования потерянным к учению спасенных. Эти две задачи - сердце Великого Поручения: "Итак идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа (евангелизация), Уча их соблюдать все, что Я повелел вам (назидание)" (Матф. 28:19-20).

Как Павел ясно дал нам понять в конце предыдущей главы, когда мы воистину делаем дело Господне, "труд (наш) не тщетен" (1 Кор, 15:58). Он не окажется впустую, он не будет бесполезным или непродуктивным. Но тот "труд" (копос), о котором говорит Павел, это - не просто беспрестанная занятость; это - ревностная работа, пылкое усердие в труде, Г. Кэмпбэлл Морган комментирует: "Павел имеет в виду такой род труда, который несет в себе алую жертвенную кровь, такой род труда, который изнашивает и доводит до изнеможения по пути".

Очень может быть, что человек крутится, как белка в колесе, без того, чтобы выполнять многое из поистине Господнего дела. Если работа, которую мы делаем, имеет мало важности, сделана по плоти или в полсердца, она для Господа никогда не окажется плодотворной. Дело такого рода, хотя и во имя Господа, действительно тщетно".

Здание должно быть сконструировано согласно планам архитектора и на основании обязательных строительных законов. До того, как его можно будет использовать, оно должно пройти проверочную комиссию, которая рассмотрит, исполнены ли все необходимые предписания. Дело церкви для Господа делается таким же образом. Чтобы быть поистине Его работой, то, что мы делаем, должно делаться по Его плану и на основании кодекса, откровенного в Писании. Кроме того, оно должно постоянно подвергаться божественному надзору и проверке Святого Духа. Мы должны стараться "представить себя Богу, делателем неукоризненным" (2 Тим. 2:15). Делать Божье дело по Божески - это значит строить "из золота, серебра, драгоценных камней" (1 Кор. 3:12). Вот о такого рода посвященном, духовном служении и говорит Павел в этом отрывке, позволяя нам увидеть несколько принципов, которые подразумеваются за правильным выполнением дела Господня.

Мечта

"Я приду к вам, когда пройду Македонию; ибо я иду чрез . Македонию" (16:5).

5 Господень работник должен иметь мечту о будущем. Христианин, побуждающий и поглощающий Божьей любовью, будет видеть потребности, которые еще не удовлетворены, и возможности, которые еще не осуществлены. Он не может удержаться от того, чтобы не планировать наперед, отыскивая еще больше способов осуществлять служение, еще больше дверей, которые он мог бы открыть.

К концу своего трехлетнего пребывания в Ефесе Павел написал это послание и, возможно, отдал его Тимофею для доставки в Коринф (16:10). Поначалу апостол планировал вскоре после этого и самому последовать за Тимофеем (4:19), посетив Коринф на пути в Македонию (2 Кор. 1:15-16). Но ему пришлось изменить свои планы, и он решил посетить Коринф позднее: когда пройду Македонию. Следует отметить, что у Павла был этот план, который можно было менять. Даже будучи занятым в Ефесе, он планировал следующие шаги в своем служении, он думал о том, что он станет делать в Македонии, в Коринфе и, затем, в Иерусалиме.

Преданный Господень работник планирует и обдумывает стратегические приемы, он смотрит вперед, предвидя будущее и ожидая его. Один автор предположил, что Павлу часто являлись в мечтах дальние страны, что он не мог увидеть корабля, стоявшего на якоре, и не пожелать взойти на его борт, чтобы привезти добрые новости людям на другом берегу, или горную гряду - и не пожелать пересечь ее, чтобы принести назидание святым. В том, что касалось его собственного благополучия и удовольствия, он "научился быть довольным тем, что (у него) есть" (Фил. 4:11). Но он не удовлетворялся тем, чтобы почивать на лаврах, довольствуясь уже достигнутым. Он всегда видел, что, сколько бы он ни сделал, еще больше дел ждет, чтобы их сделали, больше душ ждут, чтобы их спасли, больше верующих ждут назидания и утешения.

Через несколько лет после первого послания к Коринфянам Павел написал послание к Римлянам. В этом послании он дважды упомянул, что после посещения Рима намеревался пойти в Испанию (Рим. 15:24, 28). Испания в те времена была цветущей и влиятельной провинцией Римской империи, из которой происходили три императора и знаменитый философ и государственный деятель Сенека. Но, насколько нам известно, Евангелие к тому времени еще не достигло Испании, и апостолу не терпелось начать проповедь в этой стране. Он написал письмо в Рим в то время, как он был в Коринфе, завершая сбор, о котором говорится в 1 Кор. 16:1-4. И снова мы видим, что, преданно работая там, где он был, он все-таки планировал то, что он будет делать дальше, и готовился к этой будущей работе. Как генерал, склонившийся над картой, чтобы определить, где будет вестись следующее сражение, Павел постоянно представлял себе страны, где он начнет новое служение для Господа.

Когда Неемия обратился к царю Артарксерксу за разрешением пойти в Иерусалим, у него был особый план на уме, он имел особую цель. Неемия серьезно и с раскаянием помолился о том, чтобы Господь позволил ему совершить эту работу, чтобы Он открыл сердце царя. Затем он объяснил царю, что городу крайне необходимо восстановить стены и ворота. Когда в ответ на первую просьбу Неемии ему было даровано разрешение, он обратился к царю с дополнительными просьбами о лесе и других строительных материалах, которые, как он знал понадобятся ему в его работе (Неем. 1:1-2:8). Поскольку у него была мечта и он тщательно планировал, его великий успех в деле восстановления Иерусалима начался задолго до того, как он покинул Персию.

Когда Уильям Карей работал сапожником в Англии, он не мог без волнения думать об огромной духовной нужде, существовавшей в других частях мира. Над своей рабочей скамьей он поместил карту мира, и, работая, он думал, молился и плакал о том, что было необходимо сделать и как бы Господь мог использовать его самого, чтобы удовлетворить эти потребности. Когда он в конце концов прибыл в Индию - место своего первого миссионерского назначения, он был готов начать работу. И Господь использовал его: он не только сам сделал выдающийся вклад в дело евангелизации Индии, но и помог подготовить пути для любой миссии, которая служила в этой стране с тех пор. Поскольку он молился, планировал и готовился, когда пробил час, он оказался подготовленным к этой работе.

Можно только гадать о том, сколько дел у Господа для верных Ему людей; но для этих дел не хватает людей, обладающих способностью мечтать и готовностью. Фактически наша истинная готовность работать для Господа может быть измерена тем, что мы делаем в настоящем для того, чтобы проанализировать существующие потребности и подготовиться, - даже если мы еще точно не знаем, что это может быть за работа или где мы сможем ее вести.

Гибкость

"У вас же, может быть, поживу, или и перезимую, чтобы вы меня проводили, куда пойду" (16:6)

6 Мы должны иметь мечту о будущем и планировать наперед; но в то же время мы не должны терять и гибкость. Наши планы всегда должны быть готовы подчиниться пересмотру со стороны Господа. Будущее не всегда оказывается таким, каким оно нам представляется заранее. Наше первоначальное понимание того, какова Божья воля о нас, может быть не совсем правильным или не полностью правильным; к тому же Его планы о нас могут измениться. В любом случае нам всегда следует расценивать свои намерения так, как советует Иаков: "если угодно будет Господу и живы будем, то сделаем то или другое" (Иак. 4:15).

Через рассмотрение своих духовных даров и талантов, а также и желаний, которые вызывает в нас Святой Дух, мы можем получить некоторое представление о том, какого рода работу имеет для нас Господь. Но Он может захотеть, чтобы мы применили свои дары такими способами, о которых мы еще не имеем представления. Если мы заранее накрепко убеждены в том, что Бог хочет от нас только такого-то дела и никакого больше, мы можем потерять чуткость к Его руководящей воле, мы можем оказаться глухими, когда придет зов к особому служению. Наша мечта, какой бы искренней и тщательно продуманной она ни была, не безошибочна. Негибкость может оказаться крупной преградой и для того, чтобы узнать, какой работы от нас хочет Бог, и для того, чтобы ее исполнять. Гибкость - это не признак слабости, но признак смирения.

Хотя у Павла на уме была хорошая цель и он лично имел сильное желание посетить Коринф после того, как пройдет Македонию (ст. 5), он, продолжая, говорит, что может быть он поживет с тамошними верующими, или и перезимует. Слова Павла может быть, и, а также выражения куда пойду и "если Господь позволит" (ст. 7) выражает его заботу о том, чтобы его собственные планы и мысли не стали предвзятыми и негибкими, узурпирующими верховное право Господа изменять их так, как это для Него подойдет (ср. Пр. 16:9).

Апостол не был непостоянным или нерешительным, в чем его позднее обвиняли Коринфяне. Просто он был реалистом и был смиренным. Он хорошо понимал, что никто не может быть "кузнецом своего собственного счастья" и "хозяином своей судьбы". В жизни слишком много такого, что мы никак не можем предусмотреть, такого, что находится вне нашего распоряжения. А смиренным он был потому, что он знал: Бог суверенен, Он обладает абсолютной властью и правом изменять планы любого человека, когда и как Ему будет угодно. "Имея такое намерение, легкомысленно ли я поступил? - объясняет он позже. - Или, что я предпринимаю, так что у меня то "да, да", то "нет, нет" (2 Кор. 1:17). Мы не всегда оказываемся в состоянии пойти туда, куда мы хотим, или делать то, что мы хотим делать, какими бы искренними, бескорыстными и духовными наши побуждения не были. И апостолы не были исключением из этого правила.

Изменение планов путешествия в Коринф было не первым случаем, когда Бог выверял планы Павла. Во время своего второго миссионерского путешествия Павел планировал: "пойдем опять, посетим братьев наших по всем городам, в которых проповедовали слово Господне, как они живут" (Деян. 15:36). Им удалось посетить большую часть мест, как было запланировано, но Святой Дух особо запретил им "проповедовать слово в Асии" или "идти в Вифанию" (16:6-7). Господня воля относительно Павла и Силы с их новым спутником Тимофеем состояла в том, чтобы они вновь посетили некоторые из церквей по первоначальному плану, но прежде, чем они могли посетить все эти церкви, Бог послал эту группу на совершенно новое поле, в Македонию (ст. 9-10), где они стали. первыми проповедниками Евангелия в Европе.

В течение всей своей жизни Давид Ливингстон хотел быть миссионером в Китае. Даже в старости он продолжал мечтать получить возможность поехать в Китай и служить там. Но Бог послал его не в Китай, а в Африку, где он работал и умер, открыв этот огромный континент для миссионерской работы, во многом как Карей в Индии. Он никогда не смог поехать туда, куда он лично хотел поехать, но он служил охотно, безоговорочно и плодотворно там, куда его поместил Бог. У него была великая мечта о Китае, но, поскольку он прежде всего хотел исполнить Господню волю, он не терял гибкости. Он был мягкой глиной в руках горшечника (Рим. 9:21), он был готовым к тому, чтобы его плавили и переплавляли, как угодно Богу.

Куда бы Павлу ни пришлось пойти, он искал поддержки коринфян. Фраза чтобы вы меня проводили подразумевает, что Павел хотел, чтобы они снабдили его всем необходимым для путешествия и ободрили его, куда бы Бог его ни послал.

Основательность в теперешнем служении

"Ибо я не хочу видеться с вами теперь мимоходом, а надеюсь пробыть у вас несколько времени, если Господь позволит. В Ефесе же я пробуду до Пятидесятницы" (16:7-8)

7-8 Чтобы делать Божье дело по Божески, необходима также основательность и доскональность в том деле, которое мы исполняем сейчас. Но о какой же основательности можно было бы говорить, если бы Павлу пришлось увидеться с коринфянами только мимоходом! За это время ничего ценного в Коринфе он совершить не смог бы. Итак, он надеялся пробыть у них несколько времени, если Господь позволит. Он глубоко предан основательности и тщательности. Поверхности и временности в его служении не было места. Он хотел, чтобы все, что он делает, было надежным и постоянным, ценным и долгосрочным.

Великое Поручение не может быть исполнено без доскональности. Евангелизация, стремящаяся "научить все народы", это только начало. Продолжать работу, "уча их соблюдать все, что (Иисус) повелел (им)" (Матф. 28:19-20), это долгий процесс, предъявляющий высокие требования к работникам. Эта работа не может быть сделана быстро, беззаботно или поверхностно.

Павел полтора года провел в Коринфе, устанавливая там церковь, а затем служа там пастором. Он знал, что письмо, которое он сейчас писал, только начнет помогать исправлять те серьезные трудности и заблуждения, которые имели коринфяне. Если бы это оказалось возможным, он хотел по меньшей мере "перезимовать" (ст. 6) с ними, прежде, чем он отправится в Иерусалим.

Павел хотел научить каждого христианина всему, чему он мог, при любой возможности, которая у него была, "вразумляя всякого человека и научая всякой премудрости, чтобы представить всякого человека совершенным во Христе Иисусе; для чего я и тружусь и подвизаюсь силою Его, действующею во мне могущественно" (Кол. 1:28-29). Фессалоникийцам он писал, что радуется за них, "ночь и день всеусердно молясь о том, чтобы видеть лице (их) и дополнить, чего недоставало вере (их)" (1 Фес. 3:10). Ефесским старейшинам, которые встретили его в Милите, он мог сказать: "я не упустил возвещать вам всю волю Божию" (Деян. 20:27).

Доскональность зависит не только от количества времени, которое мы проводим в определенном месте, исполняя определенное служение. Земное служение Самого Господа длилось всего три года, но к концу этого краткого времени Он мог сказать: "Я прославил Тебя на земле, совершил дело, которое Ты поручил Мне исполнить" (Иоан. 17:4). Павел провел около трех лет в Ефесе, менее двух лет в целом в Коринфе и только неделю - в Фессалонике. Но работа, которую он совершал в каждом месте, характеризовалась основательностью, тем, что он с такой пользой использовал время, которое у него было. Он всегда следовал собственному совету. То, что он сказал ефесянам, он, несомненно, говорил много раз самому себе: "смотрите, поступайте осторожно, не как неразумные, но как мудрые, дорожа временем, потому что дни лукавые" (Еф. 5:15-16).

Павел говорил о некоторых верующих в Фессалоникийской церкви, что они "ничего не делают" а суетятся" (2 Фес. 3:11). В греческом оригинале здесь игра слов, которую буквально можно было перевести как "занятые работники, но занятые тела". Эти конкретные суетливые "тела", кроме всего прочего, распространяли фантастические измышления о возвращении Христа (ср. 2:1-5). Они не только вводили в заблуждение и смущение других членов церкви, но и выкачивали из них деньги. Они отказывались от продуктивной работы любого рода и, конечно, не делали дело Господне, несмотря на теологический туман, окружавший их бурную деятельность.

Даже в том, что касается работы, о которой мы знаем, что она - Господня, мы никогда не должны брать на себя служение, к которому мы не можем основательно подготовиться и над осуществлением которого мы не готовы основательно работать. Нам не следует пытаться распространять такую весть или учить такому уроку, которые не были бы досконально основаны на Писании и о которых мы не помолились как следует. Нам не следует пытаться воспитывать человека, которому мы не готовы отдать необходимое для этого процесса время. Благие намерения и планы бессмысленны, если их не осуществляют преданно и верно.

Павел говорил: в Ефесе же я пробуду до Пятидесятницы, потому что ему было необходимо доделать ту работу, которую он начал там. Он не мог перейти к чему-нибудь другому, пока он не сделал всего, чего от него хотел Господь на том месте, где он в данный момент находился.

Почти каждый день я получаю письма или телефонные звонки от церквей или христианских организаций, запрашивающих имена будущих пасторов или других работников. И неизменно они уточняют, что хотели бы кого-нибудь, имеющего хорошую рекомендацию, кого-нибудь, имевшего успех в том деле, которое он уже делал. "Верный в малом и во многом верен" (Лук. 16:10). Такому человеку Господь говорит: "Хорошо, добрый и верный раб! в малом ты был верен, над многим тебя поставлю" (Матф. 25:23). Только тот христианин, который делает свое теперешнее дело для Господа основательно и преданно, может рассчитывать на то, что его служение вырастает и расширится, даже и до царствия нашего Господа. Пределы вечного служения Богу в небесах будут определяться силой и преданностью служения, исполняемого здесь и сейчас, как учит притча о талантах (Матф, 25:14-30).

Мы не должны ожидать, что Господь откроет нам двери большего служения, будь то во времени или в вечности, если мы не входим в те двери, которые Он уже раскрыл для нас. Поскольку Павел уже преданно вошел в дверь, которую Бог открыл для проповеди язычникам (Деян. 14:27), и в дверь, которую Он открыл к Троаде (2 Кор. 2:12) и к другим местам, он имел право просить своих братьев - колоссян помолиться о том, чтобы Бог открыл ему еще больше дверей, так, чтобы он мог продолжать "возвещать тайну Христову" (Кол. 4;3). Открывать и закрывать двери для служения - это целиком Божье дело (Отк. 3:7). Наше дело -войти в двери, и только в те двери, которые Он открыл для нас.

Один молодой студент семинарии, который был дорогим моему сердцу другом, открыл мне, что из-за мозговой опухоли, которую невозможно оперировать, ему осталось жить недолго: от шести месяцев до двух лет. Будучи студентом в УКЛА, он начал несколько курсов по изучению Библии и на занятиях отличался замечательными успехами. Те студенты, которых он воспитывал, начали вести курсы по изучению Библии и воспитывать других студентов. Некоторые из тех, кого он привел к Господу, стали учиться в семинарии, как и он сам. Узнав о своей болезни, он продолжал служить, работая для Господа так, как он мог. У него было много мечтаний и плацов о будущей миссионерской работе, и, хотя он был смертельно болен, он никогда не прекращал быть верным и основательным в тех делах, которые он исполнял. Он умер, не успев закончить семинарию, и ученая степень была присвоена ему посмертно. А позднее его юная вдова решила исполнить желание своего мужа достигать проповедью погибший мир и отправилась миссионером в одиночку.

Стефан и Филипп начали свое служение как диаконы, выполняя практическую работу по распределению пищи среди вдов в Иерусалимской церкви, чтобы освободить апостолов для "молитвы и служения слова" (Деян. 6:2-5). Начав с работы диаконов, оба они стали выдающимися евангелистами. Делая эту "меньшую" работу, Стефан и Филипп не только освобождали апостолов, позволяя им тем самым расширять свое служение, но и готовились сами к собственному проповедническому служению (см. Деян. 6:8-8:40). Могучую, исполненную Духом проповедь Стефана и его мученическую смерть Господь наверняка использовал для того, чтобы смягчить сердце Павла и привести его к обращению (см. 8:1). Филипп принес Евангелие во многие районы Самарии и через проповедь эфиопскому евнуху косвенно способствовал распространению Евангелия в Африке.

Верным слугой Господа начинают становиться не тогда, когда предоставляется какой-нибудь большой шаг, а тогда, когда как можно лучше исполняешь работу для Него в обычных делах. Если мы не отдаем Богу лучшее там, где мы есть, нет уверенности, что мы отдадим Ему свои лучшие силы на каком-нибудь другом месте. Единственная возможность, о которой можно твердо сказать, что она у нас есть, это та, которая есть у нас сейчас.

Принимать противостояние как вызов

"Ибо для меня отверста великая и широкая дверь, и противников много" (16:9)

9 В-четвертых, для того, чтобы делать Божье дело по-божески, надо принимать противостояние как вызов, а не как препятствие. В нашем веке подлинного служения без трудностей и противостояния того или иного рода не бывает. Сатана за этим проследит. Работа, вызывающая мало сопротивления со стороны антагонической системы сатаны, это работа, приносящая мало пользы для Господа. Г. Кэмпбэлл Морган сказал: "Если вы не встречаете сопротивления на том месте, где вы служите, вы служите не на том месте."

Павла сопротивление не запугивало. Он даже расцветал, встречаясь с сопротивлением, может быть потому, что понимал: наибольшее сопротивление дьявол оказывает величайшему делу для Господа. Тот факт, что противников много в Ефесе (ср. Еф. 6:12), для него просто означал, что его служению отверста великая и широкая дверь.

Вред, который сатана мог причинить Божьим людям, не оставлял Павла равнодушным: потому он решился "пробыть в Ефесе до Пятидесятницы" (ст. 8), чтобы помочь тамошней церкви бороться с противниками. Ефес имел большую систему организованного язычества, сконцентрированную в знаменитом храме Дианы, или Артемиды. К ритуальному блудодеянию и к половым извращениям не только относились терпимо, но и поощряли их во имя религии. Вдобавок там же было несколько еврейских экзорцистов, которые заявляли, что изгоняют злых духов во имя Иисуса (Деян. 19:13-14). Город был наводнен всякого рода оккультистами (ст. 17-19). Язычество, идолопоклонство, оккультизм, демонизм, суеверия, половые пороки, расизм, религиозная вражда язычников против христиан, евреев против христиан и язычников и евреев друг против друга были распространены и считались нормальными. Может быть, ни одна церковь во времена Нового Завета не имела столько противников, сколько ефесская.

Для Павла великое противостояние представляло собой великие возможности. По прибытии в Ефес он начал работу с укрепления теологической основы некоторых недавно обращенных (Деян. 19:1-7). Затем, продолжая свою работу, он проповедовал в синагоге в течение трех месяцев и в школе Тиранна в течение двух лет (стихи 8-10). Он совершал чудеса, изгонял злых духов и упрекал лжеизгонителей (стихи 11-19).

Позже Павел писал о том, что ему пришлось пережить в Ефесе: "ибо мы не хотим оставить вас, братия, в неведении о скорби нашей, бывшей с нами в Асии; потому что мы отягчены были чрезмерно и сверх силы, так что не надеялись остаться в живых. Но сами в себе имели приговор к смерти, для того, чтобы надеяться не на самих себя, но на Бога, воскрешающего мертвых, Который и избавил нас от столь близкой смерти, и избавляет, и на Которого надеемся, что и еще избавит" (2 Кор. 1:8-10).

И дело не в том, что Павел будто бы считал, что сопротивление не имеет последствий или не стоит внимания. Он был далек от наивности. Нельзя сказать, что он будто бы недооценивал или не принимал во внимание силы или потенциальной опасности противников. Почти ежедневно он лично и непосредственно принимал от них удары. "Мы отовсюду притесняемы, но не стеснены; мы в отчаянных обстоятельствах, но не отчаиваемся; Мы гонимы, но не оставлены; низлагаемы, но не погибаем; Всегда носим в теле мертвость Господа Иисуса, чтобы и жизнь Иисусова открылась в теле нашем. Ибо мы живые непрестанно предаемся на смерть ради Иисуса, чтобы и жизнь Иисусова открылась в смертной плоти нашей" (2 Кор. 4;8-11).

Несмотря на пылкое сопротивление, - а на самом деле частично из-за него и через него, - "с такой силою возрастало и возмогало слово Господне" в Ефесе (Деян. 19:20). Именно после этого испытания написал Павел первое послание в Коринф и решил посетить Коринф, расположенный в Ахаии, по пути в Иерусалим (ст. 21).

Однако, он еще не полностью завершил свои дела в Ефесе. Очевидно, возникли некоторые новые возможности или затруднения, которые он описывает как великую и широкую дверь. Некоторое время ефесяне все еще в нем нуждались, и он не хотел покинуть Ефес, не убедившись в том, что это для него была Господня воля - служить в каком-нибудь другом месте. Он вложил огромные силы в работу в Ефесе - и хотел закрепить это вложение.

Когда мы ищем места, где мы могли бы служить Господу, нам надо искать места, где много трудностей, церкви, павшие духом, те группы в нашем собрании, которые нуждаются в том, чтобы лучше понимать Божье Слово, и людей, которые никогда не слышали Божьего Слова или слышали его только в извращенной и несбалансированной форме. Вот где Господь может поистине использовать нас.

Когда Джон Пэтон был студентом университета в Шотландии, Бог призвал его к миссионерской работе в Новых Гибридах. После окончания университета он с его невестой отправились в юго-западную часть Тихого океана и начали работать среди первобытных людоедов на острове Танна. Через несколько месяцев его жена и сын-младенец умерли, и Пэтону пришлось несколько ночей спать на могилах, чтобы помешать людоедам выкопать их трупы и съесть их. После почти четырех лет преданной работы он покинул этот остров, так и не увидев ни одного обращенного. Много лет спустя его сын от другого брака возобновил работу на Танне, - и в конце концов увидел, что все жители острова пришли ко Христу. Когда старший Пэтон вновь посетил этот остров, вождь бывших людоедов спросил его: что это за великая армия окружала его хижину каждую ночь, когда он жил среди них впервые. Это были Божьи ангелы - они защищали его. Сообщают, что, когда он в последний раз покинул Новые Гибриды, послужив и на другом острове, он, благодаря своей верной работе и работе своего сына, мог со слезами сказать: "Я не знаю ни одного местного жителя на этих островах, который не исповедовал бы веры в Иисуса Христа".

Дух сотрудничества

"Если же придет к вам Тимофей, смотрите, чтоб он был у вас безопасен; ибо он делает дело Господне, как и я; Посему никто не пренебрегай его, но проводите его с миром, чтоб он пришел ко мне; ибо я жду его с братиями". (16:10-11)

10-11 Павел, хотя был апостолом и имел привилегию получать от Господа великие откровения, что бы он ни делал, он всегда работал вместе с другими христианами. Он никогда не был этаким "суперстар" среди "проповедников, "звездой", подавляющей тех, кто "ниже" его по должности.

Павел послал Тимофея и Эраста в Македонию (Деян. 19:22), и Тимофей должен был пойти потом в Коринф, возможно, с этим письмом, чтобы напомнить коринфянам "о путях (его) во Христе" (1 Кор. 4:17). Апостол был озабочен тем, что Тимофеем могли пренебречь или плохо к нему отнестись. Коринфяне были горды, самодовольны и упрямы. Если они так сильно сопротивлялись авторитету Павла, они, должно быть, обратят гораздо меньше внимания на Тимофея.

Павел призывает коринфян не давать Тимофею никакого повода почувствовать, что он не находится в безопасности. Тимофей был Господним работником, сотрудником Павла, которого Павел уважал и которому он доверял. Он делает дело Господа, как и я. Коринфяне должны были обращаться с ним с уважением, не запугивать его и не портить его работу среди них. Павел был апостолом и отцом Тимофея по вере, и все же он считал своего молодого друга верным слугой Господа, - как и я. В вере они были равны, и, поскольку Тимофей делал Господне дело, он был достоин чести и уважения, в точности как и сам Павел. Никто не должен был пренебрегать его, то есть считать его маловажной персоной. Наоборот, коринфяне должны были проводить Тимофея назад, к Павлу, с миром... с (назначенными) братьями, не одного. Павел хотел, чтобы со всеми слугами Господними обращались так же, как и с ним самим.

Даже когда Павел был брошен в темницу и группа руководителей Филиппской церкви стала издеваться над апостолом и стремиться к самовозвеличению, он отказывался предаваться возмущению или зависти. "Как бы ни проповедовали Христа, - писал он, - притворно или искренно, я и тому радуюсь и буду радоваться" (Фил. 1:15-18). Вот о чем он всегда заботился.

В записях о миссионерских путешествиях, содержащихся в книге Деяний, мы читаем о Павле и Варнаве, Павле и Силе, Павле и Луке, Павле и Аристархе, Павле и Марке, Павле и Тимофее. Павел всегда служил вместе с кем-нибудь, за исключением того времени, когда он пребывал в заключении. В послании к Римлянам - самой глубокой и самой теологической книге Павла, он посвящает последнюю главу перечислению своих сотрудников, упоминая четыре человека и два дома, которые отличились в работе для Господа. И каждый верующий, как и руководитель - Павел был тесно связан с другими христианами и отождествлял себя с ними. Он не стыдился называть мирских и плотских коринфских верующих своими братьями (1 Кор. 1:10; 2:1; 3:1 и т.п.), или называть юного и застенчивого Тимофея служителем Господнего дела, как и я. Он ставил Тимофея на один уровень с самим собой - таким славным для него было то дело, которое они оба делали.

Павел признавал свою зависимость не только от Господа, но и от других христиан. Никоим образом он не считал себя самодостаточным. Епофрат был для Павла "братом и сотрудником и сподвижником... а (их) посланником и служителем в нужде (его)" (Фил. 2:25). Иоанн Марк, в котором Павел однажды очень разочаровался (Деян. 15:37-39), позже стал для Павла возлюбленным другом, которого Павел считал особенно полезным "для служения" ему (2 Тим. 4:11). Даже беглый раб Онисим, которого Павел приобрел для Христа, будучи в тюрьме, стал "годен тебе (Филимону, хозяину раба) и мне (Павлу)". Онисим стал настолько дорог Павлу, что Павел, по его словам, посылая Филимону этого раба, посылает свое "сердце" (Фил. 12-13).

Некоторых Бог призывает служить руководителями, а некоторых - служить руководителям. Иногда те, кто служат руководителям, делают это всю свою жизнь. Однако часто Бог готовит их к тому, чтобы самим стать руководителями. Но, какой бы ни была роль работника, когда Господне дело делается по Божески, оно всегда будет делаться в духе сотрудничества, единства и взаимозависимости.

Чуткость к тому, как Дух ведет других

12 "А что до брата Аполлоса, я очень просил его, чтоб он с братиями пошел к. вам; но он никак не хотел идти ныне, а придет, когда ему будет угодно" (16:12).

И последнее, необходимое для того, чтобы делать Божье дело по Божески, - это чуткость к тому, как Святой Дух руководит другими верующими.

Павел был убежден, что Аполлосу (см. Деян. 18:24-28) следовало сопровождать других братьев, Тимофея и Ераста, в Коринф. Павел очень просил Аполлоса об этом. Для себя самого апостол был убежден, что Аполлос должен был поступить именно так. Ведь у него были способности руководителя, которых не хватало Тимофею, и, казалось, он был именно тем человеком, который мог бы дополнить эту группу. Павел, как и некоторые из коринфян думал, что Аполлос - тот, кто нужен в Коринфе. Но сам Аполлос, однако, был убежден, что Господь велел ему оставаться в Ефесе еще некоторое время, - в точности так же, как и сам Павел был убежден, что он должен оставаться (ст. 8). Итак, когда Аполлос возразил (никак не хотел идти ныне), Павел с уважением отнесся к этому. Он знал, что даже апостол не посредник между Богом и другими христианами. Бог может использовать многих людей для того, чтобы показать нам Свою волю, но в основном Он руководит нами всегда непосредственно.

Когда придет пора (когда ему будет удобно) Аполлос пойдет в Коринф, если на то будет воля Божья. А пока он продолжит служить там, где Господь хотел, чтобы он служил сейчас. Аполлос, несомненно, очень доверял мудрости и суждению Павла, но, прежде всего, он доверял Самому Господу и Его прямому руководству. И Павел был бы последним, кто стал бы мешать этому доверию.

Совершенно необходимо, чтобы Божьи работники трудились сообща. Это и есть единство. Если мы едины во Христе, мы едины и друг в Друге. И если истинная работа церкви - это дело Господне, тогда мы должны работать в Нем вместе.

Принципы плодотворной жизни (16:13-14)

"Бодрствуйте, стойте в вере, будьте мужественны, тверды; Все у вас да будет с любовью" (16:13-14).

13-14 Большая часть первого послания к Коринфянам написана в форме обличения и критики. Первые четырнадцать глав рассматривают, прежде всего, неправильное поведение коринфян, а глава 15 - их неверные теологические убеждения. Даже глава 13 - прекрасный трактат о любви - приведена для того, чтобы обличить Коринфян в отсутствии любви, что было так характерно для их церкви. Но эти обличения проистекали из глубокой любви. Павел был пропитан любовью Бога и его упреки, как и упреки Самого Господа, обращенные к Его детям, всегда были сделаны с любовью. "Ибо Господь, кого любит, того наказывает; бьет же всякого сына, которого принимает" (Евр. 12:6).

В заключение, в стихах 16:13-14, Павел дает коринфянам пять повелений. Коринфяне должны были всегда быть начеку, быть твердыми, духовно зрелыми, сильными и полными любви. Каждая из этих заповедей может служить исходной точкой для того, чтобы перечитать и вновь обдумать все послание.

Бодрствовать

Слово грегорео, употребленное здесь Павлом, может иметь значение "наблюдать", "быть разбуженным", "быть бодрым" и, метафорически, "быть живым" (как в 1 Фес. 5:10, где фраза "бодрствуем ли, или спим" означает "живы ли мы, или мертвы"). Этот термин употребляется в Новом Завете около двадцати двух раз, часто в значении духовной жизни и бодрости, в противоположность духовному равнодушию и апатии.

Кажется, что для коринфян нормальным состоянием было моральное, и духовное оцепенение, а иногда и физическое, как, например, когда они напивались во время Господней Вечери (1 Кор. 11:21). Они не бодрствовали ни в каком смысле, который мог бы иметь ценность. Они позволяли языческим идеям и привычкам своего прошлого возвращаться в их теперешнюю жизнь, нарушая верность Господу и дружбу друг с другом. Они подставляли человеческую мудрость на место Божьего Слова (1:18-2:6), разбивались на группки (1:10-17; 3:9 и т.п.), были безнравственны (5:1-13), таскали друг друга по судам (6:1-8), извратили представления о браке и безбрачии (7:1-40), потворствовали всем своим прихотям (10:1-13) и были безразличны к благополучию других (10:23-33); они неправильно понимали и использовали свои духовные дары (12-14), и, что всего важнее, не имели любви (13:1-6).

В Новом Завете говорится, что мы должны бодрствовать, не упуская из виду по меньшей мере шесть важных опасностей. Во-первых, мы должны быть начеку против сатаны. "Трезвитесь, бодрствуйте, потому что противник ваш диавол ходит, как рыкающий лев, ища кого поглотить. Противостойте ему твердою верою" (1 Пет. 5:8-9). Нам следует изучать стратегические приемы сатаны, которые, хотя и непрямыми путями, основываются на трех принципах: "похоть плоти, похоть очей и гордость житейская" (1 Иоан. 2:16).

Во-вторых, мы должны беречься искушений. "Бодрствуйте и молитесь, - сказал Иисус, - чтобы не впасть в искушение" (Марк. 14:38). Если мы не бодрствуем и не ищем Божьей помощи в молитве, мы, зачастую, даже и не заметим искушения. Когда наши духовные глаза закрыты или слипаются, нам легче впасть в грех.

В-третьих, нам надо беречься апатии и равнодушия. Сама природа этих грехов позаботилась о том, чтобы их трудно было заметить. Уже по самому своему определению тот человек, который апатичен и равнодушен, бесчувственен и поэтому не может быть начеку. Церковь в Сардисе считала, что имеет духовную жизнь, она "носила имя, будто жива", но на самом деле была так равнодушна к Божьей воле, что даже не осознавала того, что она "мертва". "Бодрствуй, -сказал этой церкви Господь, - и утверждай прочее близкое к смерти; ибо Я не нахожу, чтобы дела твои были совершенны пред Богом Моим. Вспомни, что ты принял и слышал, и храни и покайся. Если же не будешь бодрствовать, то Я найду на тебя, как тать, и ты не узнаешь, в который час найду на тебя" (Откр. 3:1-3).

Христиане не могут, без вреда для себя, пренебрегать Божьим Словом. Не обращать внимания на Писание - значит не уважать его и обращаться с ним так, словно бы оно ничего не значило. Еще немного - и мы не вспомним, что получили и услышали, Господень путь становится для нас все смутнее и неопределеннее. Когда это происходит, и мы превращаемся в безразличных, нам следует "покаяться". Если мы этого не сделаем, Божья воля накажет нас с любовью, - в такое время и, возможно, таким образом, как мы вовсе не ожидаем.

В-четвертых, христианам надо быть начеку, опасаясь ложных учителей, о которых Новый Завет дает много предостережений. "У вас будут лжеучители, которые введут пагубные ереси и, отвергаясь искупившего их Господа, навлекут сами на себя скорую погибель" (2 Пет. 2:1). Многие люди, даже в церкви, действительно хотят приглашать в свою среду лжеучителей. "По своим прихотям будут избирать себе учителей", потому что их перестанет удовлетворять истина, и они "от истины отвратят слух и обратятся к басням". Поэтому словами "будь бдителен во всем" Павел предостерегает быть начеку против любого учения, которое не совпадает с Писанием (2 Тим. 4:3-5).

Четыре первые предостережения указывают на опасности, за которыми надо постоянно следить, чтобы вовремя от них уклониться, так как они принесут нам вред. Но в то же время нужно не упустить то положительное, что будет укреплять нас и помогать нам. Как уже отмечалось выше, Иисус велел нам бодрствовать и молиться, чтобы не впасть в искушение (Марк. 14:38). Молитва укрепляет нас идти Божьим путем, не менее, чем она предохраняет нас против путей сатаны. Молитва - это не просто случайный ритуал, в котором преданным христианам надо принимать участие по обязанности. Это - главное в духовной жизни, ее пульс, ее сердцебиение. "Всякою молитвою и прошением молитесь во всякое время духом; и старайтесь о сем самом со всяким постоянством" (Еф. 6:18).

Кроме того, христианам надо бодрствовать, ожидая возвращения Господа. У нас есть два огромных побуждения преданно жить для Христа: вспомнить то, что Он для нас сделал на кресте, и ожидать, что Он вернется снова. "Итак бодрствуйте, потому что не знаете, в который час Господь ваш придет" (Матф. 24:42; ср. 25:13). "Придет же день Господень, как тать ночью, - говорит Петр, - поэтому "какими должно быть в святой жизни и благочестии вам, Ожидающим и желающим пришествия дня Божия" (2 Пет. 3:10-12).

Быть стойким

Кроме того, для плодотворной жизни необходимо оставаться стойкими, стоять в вере. Как говорит великий богослов Чарльз Ходж, мы не должны сомневаться ни в одном из пунктов церковной доктрины. Коринфяне, как и ефесяне, увлекались "всяким ветром учения" (Еф. 4:14). Во многих вопросах они не оставались твердыми. Мало что было прочным и абсолютным для них; многое казалось им относительным, пробным.

Вера, о которой говорит здесь Павел, была не верой доверия, но верой в ту истину, которая содержится в Евангелие. Это - вера, о которой Иуда увещевал "подвизаться за веру, однажды преданную святым" (Иуда 3), это "Евангелие, которое я благовествовал вам, которое вы и приняли, в котором и утвердились" (1 Кор. 15:1). Это - та правда, в которой мы должны подвизаться "добрым подвигом веры" (1 Тим. 6:12). Павел говорил Филиппийцам, что он ожидал услышать, "что вы стоите в одном духе, подвизаясь единодушно за веру евангельскую" (Фил. 1:27). Здесь имеется в виду учение.

Сатана не может отнять у нас спасающую веру, но он может затмить содержание нашей веры, здравое учение Божьего Слова, - и часто он делает это. Если мы не крепко придерживаемся правильного толкования Писания, мы наверняка соскользнем в колею неверного понимания, неверного верования и неверного поведения. Многие из коринфян, испорченные влиянием своих неверующих друзей и соседей, очевидно, дошли до того, что стали смотреть на саму истину о Боге как на безумие (1 Кор. 1:18-21). Человеческая философия и мудрость почти лишила их способности воспринимать Божье Слово. Пытаясь сочетать человеческую мудрость с Божьей мудростью, они подорвали тем самым уникальность и авторитет Божьей истины. Павел предостерегал их: "Никто не обольщай самого себя: если кто из вас думает быть мудрым в веке сем, тот будь безумным, чтоб быть мудрым" (1 Кор. 3:18-19). Подобно многим людям в наши дни, считающим себя христианами, они полагали, что Писание всего лишь человеческий документ, содержащий толкование мнений о Боге, которые были распространены во время его написания. Если Божью истину вообще возможно узнать, - думали они, - так только через фильтр человеческого знания и мудрости.

Не только в своем мнении о Писании коринфяне не были стойкими. Они спотыкались и в том, что касается мнения о Господе Иисусе Христе. Язычество до того стало вновь омрачать их мышление, что некоторые из них, претендуя на то, что говорят "Духом Божиим", произносили "анафему" на Иисуса (12:3). Нестойкость в Божьем Слове привела их к такой степени испорченности и извращенности, что они стали нападать на самое сердце Евангелия, отрекаясь от Христа и называя Его проклятым. Они отвергали "искупившего их Господа" (2 Пет. 2:1).

Поэтому апостол говорит им, что они должны стоять твердо в вере. Как и фессалоникийцам, апостол мог бы им сказать: "стойте и держите предания, которым вы научены" (2 Фес. 2:15). Если мы собираемся быть стойкими в вере, мы должны быть хорошо наученными в Слове, мы должны смотреть на все и судить все с точки зрения Божьих норм и Божьей истины. Нам следует молиться за себя и за современную церковь так же, как Епафрас молился за колоссян, чтобы мы "пребыли совершенны и исполнены всем, что угодно Богу" (Кол. 4:12).

Быть духовно зрелым

Третий принцип, которому надо следовать, чтобы вести плодотворную христианскую жизнь, это принцип духовной зрелости, который Павел выразил здесь словами будьте мужественны. Основная идея здесь - идея смелости, основанной на духовной зрелости. Для духовно зрелого человека характерны самообладание, уверенность в своих силах и смелость, которых не хватает незрелому человеку или тому, кто не стал духовно взрослым.

Павел уже умолял их: "Братия! не будьте дети умом: на злое будьте младенцы, а по уму будьте совершеннолетни" (14:20). Коринфянам надо было вырасти, стать взрослыми. Даже когда апостол служил среди них, он был не в состоянии говорить с ними "как с духовными, но как с плотскими, как с младенцами во Христе. "Я питал вас молоком, а не твердою пищею, ибо вы были еще не в силах..." С тех пор, как он покинул Коринф, они все еще не повзрослели. "Да и теперь, - продолжает он, - не в силах" (1 Кор. 3:1-2). Ему приходилось грозить им наказанием, как родителям приходится грозить непослушному ребенку: "Чего вы хотите? с жезлом придти к вам...?" (4:21).

Зрелость - это один из признаков любви (1 Кор. 13:11), которой коринфянам особенно не хватало. Любовь устремляет к зрелости во всех добрых начинаниях, она помогает нам взрослеть и в учении, и в духовной проницательности, и в эмоциональной устойчивости и самообладании, и в личных отношениях, и в моральной чистоте и во всех плодах Духа (Гал. 5:22-23). Прежде всего нам следует возрастать "в благодати и познании Господа нашего и Спасителя Иисуса Христа" (2 Пет. 3:18), "доколе все придем в единство веры и познания Сына Божия, в мужа совершенного, в меру полного возраста Христова... но истинною любовью все возращали в Того, Который есть глава Христос" (Еф. 4:13, 15).

Как может верующий добиться, чтобы расти и взрослеть? Возлюбив "чистое словесное молоко, дабы от него возрасти (нам) во спасение" (1 Пет. 2:2). Библия обеспечивает нас духовным и моральным питанием. "Все Писание богодухновенно и полезно для научения, для обличения, для исправления, для наставления в праведности, Да будет совершен Божий человек, ко всякому доброму делу приготовлен" (2 Тим. 3:16-17).

Быть твердым

Будьте тверды - это четвертая заповедь относительно христианской жизни, которую дает здесь Павел. Как в данном случае, в Новом Завете греческое слово (кратаиоо) часто использовалось, чтобы отметить внутреннее, духовное качество. Этот глагол находится в страдательном залоге и буквально означает "быть укрепленным". Мы не можем сами себя укрепить; это - дело Господа. Наше дело -подчиниться Ему, чтобы Он мог укрепить нас. Мы можем только укрепляться "Господом и могуществом силы Его", укрепляться "в благодати Христом Иисусом" (2 Тим. 2:1).

Только сильный дух может успешно бороться и побеждать плоть. И, снова, именно в этом пункте у коринфян и была слабость, "потому что вы еще плотские", - говорил им Павел. "Ибо если между вами зависть, споры, разногласия, то не плотские ли вы? и не по человеческому ли обычаю поступаете?" (1 Кор. 3:3). И все же они обманывали себя, помышляя о себе, будто они были мудры и сильны. "Если кто из вас думает быть мудрым в веке сем, тот будь безумным, чтобы быть мудрым" (3:18). Апостол говорит о них с сарказмом: "мы безумны Христа ради, а вы мудры во Христе; мы немощны, а вы крепки" (4:10). Их духовная слабость доводила их до того, что они презирали и оскверняли даже самое священное - в том числе и Господню Вечерю. Из-за этого богохульства "многие из (них) немощны и больны и не мало умирает" (11:30).

Человек, который думает, что он силен сам по себе, находится в огромной опасности (10:12). Однажды во время своего служения Павел столкнулся с этой самой опасностью. Он был "восхищен в рай и слышал неизреченные слова, которых человеку нельзя пересказать... И чтобы я не превозносился чрезвычайностью откровений, дано мне жало в плоть, ангел сатаны, удручать меня, чтобы я не превозносился". Урок, который апостол получил от Самого Господа, был: "довольно для тебя благодати Моей; ибо сила Моя совершается в немощи". И потому я гораздо охотнее буду хвалиться своими немощами, чтобы обитала во мне сила Христова" (2 Кор. 12:4, 7, 9).

Без самодисциплины силы в духовном отношении можно добиться не больше, чем в физическом. "Все подвижники воздерживаются от всего: те для получения венца тленного, а мы - нетленного" (1 Кор. 9:25). Духовная сила приходит благодаря самоотверженности, самоотдаче и самодисциплине.

Наши силы возрастают тогда, когда мы используем свою силу. Когда мы поступаем "достойно Бога, во всем угождая Ему, принося плод во всяком деле благом и возрастая в познании Бога", мы тем самым укрепляемся "всякою силою по могуществу славы Его" (Кол. 1:10-11).

Главный источник всякой духовной силы - это, конечно, Сам Христос. "Все могу в укрепляющем меня Иисусе Христе", - заявлял Павел (Фил. 4:13). "Благодарю давшего мне силу, Христа Иисуса, Господа нашего, что Он признал меня верным, определив на служение" (1 Тим. 1:12). Я могу себе представить, что Павел часто вспоминал псалом 27:14: "Надейся на Господа, мужайся; и да укрепится сердце твое, и надейся на Господа".

Надеясь на Господа, покоряя свой дух Его Духу, мы можем "крепко утвердиться Духом Его во внутреннем человеке" (Еф. 3:16).

Исполниться любовью

Пятый принцип, необходимый для плодотворной жизни -самый исчерпывающий, и без него все остальные могут сделать нас резкими, воинствующими, жесткими. Поэтому Павел говорит: Все у вас да будет с любовью. Любовь дополняет и уравновешивает все остальное. Это - прекрасный, смягчающий принцип. Он удерживает нашу твердость от того, чтобы превратиться в жесткость, и нашу силу - от того, чтобы начать подавлять других. Она сохраняет нашу взрослость мягкой и деликатной, внимательной к другим. Она не дает нашему правильному учению превратиться в упорный догматизм и нашему образу жизни - в самодовольное, ограниченное фарисейство.

Любовь - это то, что было нужнее всего коринфянам.

"Более же всего имейте усердную любовь друг ко другу, -говорит Петр, - потому что любовь покрывает множество грехов" (1 Пет. 4:8). Любовь, как духовная сила, приходит от Господа "Возлюбленные! будем любить друг друга, потому что любовь от Бога; и всякий любящий рожден от Бога и знает Бога" (1 Иоан. 4:7). Мы способны любить друг друга, "потому что Он прежде возлюбил нас" (ст. 19).

Признаки любви в христианской общине (16:15-24)

"Прошу вас, братия: вы знаете семейство Стефаново, что оно есть начаток Ахаии и что они посвятили себя на служение святым; Будьте и вы почтительны к таковым и ко всякому содействующему и трудящемуся. Я рад прибытию Стефана, Фортуната и Ахаика: они восполнили для меня отсутствие ваше, Ибо они мой и ваш дух успокоили. Почитайте таковых. Приветствуют вас церкви Асийские; приветствуют вас усердно в Господе Акила и Прискилла с домашнею их церковью. Приветствуют вас все братия. Приветствуйте друг другу святым целованием. Мое Павлово приветствие собственноручно. Кто не любит Господа Иисуса Христа, анафема, маранафа. Благодать Господа (нашего) Иисуса Христа с вами, И любовь моя со всеми вами во Христе Иисусе. Аминь" (16:15-24).

Во многих отношениях стихи 15-24 иллюстрируют содержащуюся в стихе 14 заповедь: "Все у вас да будет с любовью", логическим следствием которой они являются. Заключительные слова Павла - это не просто любезности, которые он расточает под конец своего послания по обычаю или из вежливости. Не меньше, чем любая другая часть Писания, эти слова - часть Божьего Слова и даны с божественным умыслом.

В этих стихах Павел, либо прямо, либо косвенно, говорит о любви в церковном собрании. Поскольку именно любви коринфянам более всего не хватало, - это последний призыв Павла к ним. Этот отрывок вводится заповедью, обращенной к ним, во всем поступать с любовью (ст. 14), и заключается заверением, что сами они любимы (ст. 24).

Под поверхностью этих заключительных приветствий можно разглядеть семь признаков любви в христианском содружестве: распространение Евангелия, служение друг другу, покорность благочестивым верующим, товарищество, уважение к преданным работникам, гостеприимство и нежная привязанность. Таким образом, эти последние слова, которые кажутся небрежными "свободными концами", составляют гармоничную тему, демонстрирующую то, каким должно быть отношение любви между коринфянами, по мысли Павла.

Распространение Евангелия

"Прошу вас, братия: вы знаете семейство Стефаново, что оно есть начаток Ахаии" (16:15а)

15 Члены семейства Стефанова были не только одними из первых обращенных в Коринфе, они были одними из тех, кого Павел называл начатком своего труда по распространению Евангелия по всей Ахаии, - южной провинции Греции, где находились Афины и Коринф.

Хотя большинство афинян, которым проповедовал Павел, остались скептичными и отвергли Евангелие, некоторые из них поверили (Деян. 17:34). Из Афин апостол отправился в Коринф, где первые несколько недель потратил на то, чтобы проповедовать, в первую очередь, евреям. Но "как они противились и злословили, то он, отрясши одежды свои, сказал к ним: кровь ваша на главах ваших; я чист; отныне иду к язычникам" (18:6). Несколько евреев, таких как Крисп (ст. 8), поверили в Христа, но большинство из коринфских обращенных было язычниками, среди которых был и сам Стефан, и его семейство. Павел никогда не прекращал проповедовать ни евреям, ни язычникам, потому что любовь никогда не перестает достигать погибших.

Стефан был одним из немногих коринфских верующих, которых Павел крестил собственноручно (1 Кор. 1:16). Он навещал Павла в Ефесе в то время, когда писалось это письмо (16:17), и, возможно, вместе с Фортунатом и Ахаиком доставил Павлу то письмо из Коринфа, которое было упомянуто в 7:1. Его семейство, видимо, состояло не только из членов его семьи, но и из всех его слуг и рабов.

Начатки были частью урожая, они сеялись первыми и потому во время жатвы созревали первыми, Их появление было для крестьянина символом, что и остальной урожай скоро поспеет к жатве. Обращение Стефана и его семейства было знаком, что Бог был готов снять жертву еще большего урожая душ в Коринфе и в остальной Ахаии. Те верующие, которым Павел писал это письмо, все были частью этого урожая.

Через распространение Евангелия ранняя церковь выражала свою любовь. Из-за того, что фессалоникийцы делали "дело веры и труд любви" и имели "терпение упования на Господа нашего Иисуса Христа... от (них) пронеслось слово Господне не только в Македонии и Ахаии, но и во всяком месте прошла слава о вере (их) в Бога" (1 Фес. 1:3, 8). Хотя Павел служил среди них всего лишь в течение "трех суббот" (Деян. 17:2), свидетельство этой церкви стало известным по всему римскому миру. Если мы любим так, как любит Бог, так, как любил Павел и любила ранняя церковь, мы тоже будем приходить с Евангелием к тем, кто не знает Христа.

Любовь, с которой мы живем и свидетельствуем, наша только потому, что Бог дал ее нам (1 Иоан. 4:19). Павел любил потому, что им руководила Христова любовь (2 Кор. 5:14). Любовь, распространяющая Евангелие, как и всякое другое проявление христианской любви, не может вызываться плотью, нашей человеческой стороной. Это - дело Духа: вызывать и направлять нашу любовь и через нее приносить плод Богу.

До того, как Павел обратился, он был главным среди еврейских преследователей христианской церкви. После своего обращения он стал сам мишенью еврейских преследователей. Когда он был еще в Дамаске, "Иудеи согласились убить его... они день и ночь стерегли у ворот, чтобы убить его" (Деян. 9:23-24). Поэтому для Павла было особенно трудно убедить кого бы то ни было, что он любил неверующих евреев. Стараясь убедить в этом римлян, он дал заверение своим словам: "Истину говорю во Христе, не лгу, свидетельствует мне совесть моя в Духе Святом" (Рим. 9:1). И, продолжая, он заявил: "великая для меня печаль и непрестанное мучение сердцу моему: я желал бы сам быть отлученным от Христа за братьев моих, родных мне по плоти" (ст. 2-3). Это - наивысшая степень любви, стремящейся к распространению Евангелия.

Кто-то сказал: "Распространение Евангелия - это рыдание Бога. Евангелизация - душераздирающий плач Христа над осуждением Иерусалима. Евангелизация - это вопль Моисея: "О, этот народ согрешил, но ныне, если есть на то Твоя воля, прости им; а не так, то вычеркни меня из Твоей книги". Евангелизация - это крик убитого горем Павла: "я желал бы сам быть отлученным". Евангелизация -это восклицание Джона Кнокса: "Дай мне Шотландию для Христа - или я умру". Евангелизация - это плач родителей, не смыкающих глаз по ночам из-за того, что их ребенок не принял спасительной веры". Нам нужно просить Бога о такого рода любви.

Мы часто слишком быстро сдаемся, когда те, кому мы свидетельствуем, отвергают Евангелие; тем самым мы предаем боль и нежность своей любви.

Служение друг другу

"они посвятили себя на служение святым" (16:15б)

Второй признак любви - это та забота, которую Стефан и его семейство проявляли по отношению к единоверцам: они посвятили себя на служение святым.

Основное значение тассо (посвятили) - "поставить для". Часто оно употреблялось, когда говорили о том, что надо назначить, поручить, предназначить или послать конкретно человека или группу людей на конкретную работу или должность. Оно использовано в 13:1 послания к Римлянам, чтобы указать, что человеческие "власти от Бога установлены". В Деяниях (13:48) оно употребляется, чтобы научить, что все, уверовавшие в Иисуса Христа, "предустановлены к вечной жизни".

Посвятили себя - по-гречески здесь употребляется усиленная форма глагола, подчеркивающая, что Стефан и его семейство служили святым полностью по своей собственной инициативе. Нет ничего неуместного в том, чтобы церковь назначала служителей и распространяла обязанности среди своих членов, как это делала, например, ранняя церковь в Иерусалиме. Апостолы указали Иерусалимской церкви, что надо назначить несколько способных людей диаконами, которые будут заведовать раздачей пропитания нуждающимся вдовам в собрании, чтобы они сами могли больше времени посвящать молитве и проповеди Слова Божьего (Деян. 6:2-4).

Но Стефан и его семейство решили не ждать того, чтобы их кто-нибудь назначил. Они сами назначили себя на служение собратьям-верующим - помогать утолять всякую нужду, которую они видели среди святых. Их служение было самомотивированным и самоназначенным. Хотя в земной церкви иногда было необходимо поручать исполнение некоторых заданий, как это было с вышеупомянутым назначением диаконов, большая часть работы делалась и все еще делается теми, кто просто видит нужду - и утоляет ее.

Уильям Барклай пишет: "В ранней церкви охотное и непосредственное служение было началом официальной службы. Человек становился руководителем церкви не столько потому, что его назначали на эту должность какие-нибудь люди, сколько потому, что вся его жизнь и работа отмечали его среди других как человека, которого все остальные должны уважать. Все, участвующие в работе и труде Евангелия, достойны уважения - не потому, что они были назначены человеком на некую должность, но потому, что они делают дело Христа".

Слово служение происходит от слова диакониа, что означает служба, услуга, обслуживание. Тот, кто исполняет такую работу, это диаконос - то слово, от которого мы произвели слово дьякон. Исходно этот термин употреблялся по отношению к официантам за столами и к другого рода домашним слугам. Обязанностью первых христианских дьяконов было в буквальном смысле этого слова обслуживать столы (Деян. 6:2), но слово "диакон" скоро стало связываться с любой службой церкви или для церкви, и поэтому оно часто уважительно переводиться как "служение" или "служитель". В основе своей оба эти слова всегда означали смиренное, покорное личное служение, а не просто должность или конкретную функцию.

12:5 из первого послания к Коринфянам говорит о "служениях" (диакониа) использования наших духовных даров. Деяния 11:29 ("пособие") и 2 Коринфянам 8:4 ("дар и участие") говорят о диаконии финансового подаяния (ср. Рим. 15:31). Первые дьяконы были назначены "пещись (диаконео) о столах" (Деян. 6:2), для того, чтобы апостолы могли посвятить себя "служению (диакониа) слова" (ст. 4). Онисифор приносил Павлу большое утешение тем, "сколько он служил" (диакониа) ему в Ефесе (2 Тим. 1:16, 18). Иисус сказал: "Кто Мне служит (диаконео), Мне да последует; и где Я, там и слуга (диаконос) Мой будет. И кто Мне служит (диаконео), того почтит Отец Мой" (Иоан. 12:26). То, что Павел велел передать Архиппу, можно сказать и по отношению ко всем нам: "смотри, чтобы тебе исполнить служение, которое ты принял в Господе" (Кол. 4:17). Любой христианин призван его Господом к служению, и один из самых верных способов, как мы можем служить Христу, это служить святым ради Него (Матф. 25:34-40).

Один из выразительных переводов слова тассо (посвятили), это - "предались", как это передано в Версии Короля Джеймса. Семейство Стефана "предалось служению святым". Они были непрестанно служащими верующими, которых автор послания к Евреям хвалит, говоря: "Ибо не неправеден Бог, чтобы забыл дело ваше и труд любви, которую вы оказали во имя Его, послуживши и служа святым" (Евр. 6:10).

Наркомания характеризуется тремя симптомами. Первый, это - привычка, сильное желание, побуждающее принимать данный наркотик. Второй - растущая привыкаемость - чтобы добиться желанного результата, с каждым разом приходится принимать все большую и большую дозу. Третий симптом - это зависимость: такое состояние, при котором наркоман должен принимать наркотик, чтобы функционировать. Из-за того, что термин предаваться ассоциируется с наркотиками, он в наши дни имеет неблагоприятное дополнительное значение. Но это слово подходит к тому типу служения, о котором говорит здесь Павел. Апостол и сам предавался Господней работе, и он очень старался побудить других верующих быть таким же, как он. У Павла была привычка делать Господне дело, его подталкивало к этому могучее, непреодолимое принуждение. Чем больше он служил, тем больше ему хотелось служить. Его привыкаемость к благочестивой работе заставляла Павла никогда не удовлетворяться тем, что он делал, и еще меньше - тем, что он уже сделал. Он стал зависимым от Господнего дела до такой степени, что оно стало необходимым для него, без него он не мог существовать. Он не мог нормально жить, если не был занят каким-нибудь служением, необходимым его Господу, Господним людям или неспасенным. Я уверен, что если бы он попытался "смотреть на вещи проще" и хоть немного отдохнуть, его замучили бы такие же симптомы, которые мучают наркоманов тогда, когда от них отнимают их наркотик. Он не был "работоманом", предающимся работе как наркотикам, работе ради работы. Он предавался служению ради любви.

Подчинение

"Будьте и вы почтительны к таковым и ко всякому содействующему и трудящемуся" (16:16)

16 Третьим признаком любви в христианском содружестве является подчинение. Мы должны подчиняться в церкви не только назначенным руководителям, но и всем тем, кто преданно делает Господне дело. Всех благочестивых людей надо уважать, и всем им надо подчиняться.

Правильное подчинение - это ключевая тема жизни, исполненной Духом. Все верующие должны подчиняться друг другу (Еф. 5:21). Жены должны подчиняться своим мужьям (Еф. 5:22). Дети должны подчиняться своим родителям (Еф. 6:1-3). Верующие должны подчиняться законам и предписаниям государства (Рим. 13:1; 1 Пет. 2:13). Младшие должны подчиняться старшим (1 Пет. 5:5а). Каждый верующий должен покоряться путям, предписанным Богом.

В том, что касается покорности, прежде всего нас должно заботить не то, над кем мы должны властвовать, но то, под чьей властью мы должны находиться. Смирение защитит подчиняющегося от того, чтобы чувствовать себя отягощенным, и подчиняющего - от того, чтобы подавлять подчиненного. "Все же, подчиняясь друг другу, облекитесь смиренномудрием, потому что Бог гордым противится, а смиренным дает благодать" (1 Пет. 5:5б). Когда мы смиренны, Божья благодать дает нам милосердие и тогда, когда мы руководим, и тогда, когда мы следуем руководству.

Говоря от тех, кто принадлежит Ему, Иисус сказал: "кто хочет между вами быть большим, да будет вам слугою; И кто хочет между вами быть первым, да будет вам рабом; Так как Сын Человеческий не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих" (Матф. 20:26-28). В отношениях с другими верующими прежде всего нам надо заботиться о том, как мы можем правильно подчиниться.

Практически это означает, что нам следует найти благочестивого человека, мужчину или женщину, который или которая были бы преданы Господней воле или Господней работе, и сделать этого человека образцом для себя. Подчиняясь, учась, возрастая и созревая духовно, мы постепенно сами станем такими людьми, которым другие смогут подражать. Павел мог сказать Коринфянам: "Будьте подражателями мне, как я - Христу" (1 Кор. 11:1; ср. 4:16). Фессалоникийцам он мог сказать: "Наше благовествование у вас было не в слове только, но и в силе и во Святом Духе, и со многим удостоверением, как вы сами знаете, каковы были мы для вас между вами. И вы сделались подражателями нам и Господу, принявши слово при многих скорбях с радостью Духа Святого" (1 Фес. 1:5-6). Автор послания к Евреям говорит: "Поминайте наставников ваших, которые проповедовали вам слово Божие, и, взирая на кончину их жизни, подражайте вере их" (Евр. 13:7). Вот тот цикл ученичества, который Бог предназначил для Своей церкви: "Ученик не бывает выше своего учителя; но, и усовершенствовавшись, будет всякий, как учитель его" (Лук. 6:40).

Павел хотел, чтобы эгоистичные, непокорные коринфяне последовали его примеру, и, в точности как он сам, постоянно покорялись примеру Христа. Мы все призваны покоряться тем, кто, в свою очередь, доказал свою покорность Христу. Кто же тот человек, которому нам следует покоряться? Это - любой, преданно отображающий и провозглашающий Слово Божие или служащий в Его служении; мы должны быть почтительны ко всякому содействующему и трудящемуся.

Люди Христовы не должны бороться за свои собственные права, привилегии и за то, чтобы другие их почитали. Они должны искать таких верующих, которым они могли бы подчиниться во Христе, кто мог бы быть для них учителем и образцом - и следовать этим людям. Истинная любовь приводит к истинной покорности, а истинная покорность сама собою разрешит бесчисленные конфликты, перебранки и жесткие, обидные чувства внутри Божьей семьи. Она сделает Его детей счастливее, а их работу для Отца - более продуктивной.

Товарищество

"Я рад прибытию Стефана, Фортуната и Ахаика: они восполнили для меня отсутствие ваше, Ибо они мой и ваш дух успокоили" (16:17-18а)

17-18 Другой чудесный признак любящей общины - товарищество. Это не то, что мы непосредственно делаем или даем, а "побочный продукт", возникающий, когда мы совершаем нечто, например, совсем простое, остаемся с другом, который в беде, или навещаем больного. Главное в товариществе, что его переживают вместе, сообща; это то, что нельзя испытывать на расстоянии или из вторых рук.

Павел был благодарен, что три его друга Стефан, Фортунат и Ахаик пришли из Коринфа, чтобы побыть с ним. Они оказывали апостолу особую службу: восполняли для него отсутствие их товарищей-коринфян. Более того, они отнеслись к Павлу поистине по-дружески, оставаясь с ним, утешая его и отождествляя себя с Его служением. Тем самым освежили и успокоили дух Павла и дух коринфской церкви, которая их послала.

Один из тончайших комплиментов, которые нам могут сделать наши друзья-христиане: сказать, что их освежает наше присутствие. Это - признак истинного товарищества, в точности как товарищество - признак истинной любви. Товарищество может помочь исцелить наши раны - даже прежде, чем наши товарищи узнают о том, что мы ранены; оно может утешить нас даже тогда, когда те, кто вокруг нас, не знают о нашем горе; оно может подбодрить нас даже тогда, когда мы едва осознаем, что упали духом.

Товарищество может также предохранить нас от беды Одно только присутствие любящих друзей-христиан может уберечь нас от того, чтобы обидеться, впасть в грех или потерять мужество. Один из самых верных путей к духовному поражению - это начать пренебрегать дружбой с единоверцами. Коринфяне своими группками, своими тяжбами, своими половыми пороками, своим надменным злоупотреблением духовными дарами, своим осквернением основы христианского товарищества - Господней Вечери, нарушили эту дружбу.

Бог создал нас не только для Себя, но и друг для друга. Три друга из Коринфа сделали для Павла то же самое, что Иисус пообещал делать для Своих последователей-. Павел в этом отрывке использовал то же самое греческое слово (анапауо, успокоили), что употребил и Иисус, обещая "успокоить" тех, кто верит в Него: "Придите ко Мне, все труждающие и обремененные, и Я успокою вас" (Матф. 11:28). Друзья помогли апостолу, находившемуся в трудном положении, найти отдых и освежение. Они помогли облегчить его бремена просто тем, что были с ним. Поскольку они пришли из церкви, которая не была известна своей любовью или духом товарищества, эти трое, несомненно, дали Павлу особую духовную поддержку. "Что холодная вода для истомленной жаждой души, то добрая весть из дальней страны" (Пр. 25:25). Стефан и Фортунат и Ахаик сами были для Павла добрыми вестями из Коринфа, прохладной водой для его истомленного жаждой духа.

Бог может утешить нас непосредственно, но часто Он выбирает другой способ и утешает нас через других людей. "Но Бог, утешает смиренных, - писал Павел, - утешил нас прибытием Тита" (2 Кор. 7:6). Незадолго до конца своей жизни, которую он самоотверженно отдал на служение и утешение других, Павел сам остро нуждался в утешении и помощи. Он просил Тимофея: "Постарайся придти ко мне скоро... Марка возьми и приведи с собою; ибо он мне нужен для служения". Димас оставил апостола, а Тихик был послан в Ефес. Только Лука оставался при нем; и, каким бы дорогим и полезным ни был этот друг, Павел чувствовал потребность иметь вокруг себя больше товарищей.

Товарищество такого рода, которое давали эти люди, освежает всех участников. Приход трех друзей из Коринфа освежил и успокоил не только Павла, но и самих коринфян: мой и ваш дух. Когда Тит лично принес Павлу добрые вести о том, что коринфская церковь покаялась, что в ней произошло изменение сердец, Павел, обращаясь к этой церкви, писал, что теперь они освежают своей дружбой и других: "Посему мы утешились утешением вашим; а еще более обрадованы мы радостью Тита, что вы все успокоили дух его" (2 Кор. 7:13).

Уважение к верным работникам

"Почитайте таковых" (16:18б)

Коринфянам дается указание почитать таковых людей, как Стефан, Фортунат и Ахаик (ст. 15). Слово апигиноско (почитать) означает признание чего-либо существующего на самом деле. В 14:37 Павел использует. это слово, когда пишет коринфянам: "... тот да разумеет, что я пишу вам; ибо это заповеди Господни". Теперь он говорит им, что они должны признавать верных, благочестивых работников теми, кем они и были на самом деле.

Павел говорит не о том, чтобы устанавливать витиеватые таблички с именами таких людей или же скульптурные изображения. Он просто призывал оказывать им уважение и признание, иногда - публично, а иногда - частным образом. В признании и одобрении заслуженных людей в церкви не только нет ничего неправильного; оно угодно Богу.

Коринфяне не испытывали ни уважения, ни признательности. Каждый член этой церкви был слишком озабочен своим собственным престижем и признанием. Они были гораздо более склонны критиковать друг друга, чем хвалить. Они были скоры на заявления вроде: "я Павлов"; "я Аполлосов"; "я Кифин"; "а я Христов" (1 Кор. 1:12), но произносили эти имена из гордости, а не из признательности. Павел не был уважаем многими коринфянами, о которых он писал: "Как не иду к вам, то некоторые у вас возгордились" (4:18). Очевидно, некоторые из коринфян ставили под сомнение его апостольство и его авторитетное право учить или получать от них поддержку (9:1-6). По меньшей мере четыре раза в этом послании Павел говорит или подразумевает, что коринфяне возгордились" (4:6, 18; 8:1; 13:4). "

Коринфская церковь имела членов, вроде Диотрефа, руководителя, о котором Иоанн писал: "любящий первенствовать у них Диотреф не принимает нас" (3 Иоан. 9). Диотреф завидовал даже нежному, полному любви апостолу Иоанну! Он насмехался и издевался не только над самим Иоанном, но и над теми братьями, которых послал в эту церковь Иоанн (ст. 10). Такой руководитель не благочестив, какими бы человеческими талантами и способностями он ни обладал, и подражать ему не следует (ст. 11). А "о Димитрии", наоборот, "засвидетельствовано всеми и самою истиною" (ст. 12). Он из того рода христиан, которым нам надо подражать, которых следует уважать и поддерживать: "мы должны принимать таковых, чтобы сделаться споспешниками истине" (ст. 8).

По Божьему замыслу о руководстве церковью благочестивые люди должны подниматься наверх благодаря добродетели своего благочестия: своей правильной веры, правильной жизни и любящей заботы о других. Таких людей надо почитать и уважать, таким людям надо подражать. Когда мы выбираем руководителей просто из-за того, что они имеют деньги, престиж, образование, влияние или таланты, мы следуем мирским меркам, а не Божьим. Божьи мерки, на основание которых надо выбирать руководство -это чистота и духовная зрелость. Когда церковь следует благочестивым и зрелым руководителям и уважает их, тело Христово укрепляется в дружбе, служении и любви.

Одним из благочестивых людей, достойных подражания и уважения, был Епафродит. "Примите же его в Господе со всякою радостью, - говорит о нем Павел филиппийцам, -и таких имейте в уважении" (Фил. 2:29). Епафродит был живым воплощением бескорыстного жертвенного служения. Он служил Павлу от филиппийской церкви, в точности так же, как Стефан, Фортунат и Ахаик от церкви коринфской. Епафродит "за дело Христово был близок к смерти, подвергая опасности жизнь" (ст. 30).

Слово параболеуомаи в только что процитированном отрывке, переведенное как "подвергать опасности", означает "выбросить" оставить, бросить игральные кости, поставить все на карту". В ранней церкви была определенная группа верных христиан, которые постоянно находились на передней линии в свидетельстве и служении; их называли Параболани, - "Рискующие". Кроме всего прочего, они подвергали себя опасности смертельно заболеть, ухаживая за больными и хороня мертвых. Они всегда ставили на карту свою жизнь ради Господней работы.

Найдя кого-нибудь, кто верен Слову Бога и кто отдает свою жизнь работе Иисуса Христа, мы должны сделать все, чтобы подражать этому человеку. Мы должны оказывать ему уважение. Когда так поступают, христианская церковь функционирует как организм, как живое тело, а не просто как организация.

Достойные уважения, не стремятся к нему. Что делает их почтительными - так это их смирение перед Господом в службе Ему. Но, хотя они и не желают почета, те, кого они учат и кому служат, должны стремиться к тому, чтобы оказывать им почтение. Это угодно Богу. "Просим же вас, братия, уважать трудящихся у вас, и предстоятелей ваших в Господе, и вразумляющих вас, И почитать их преимущественно с любовью за дело их" (1 Фес. 5:12-13). В своем послании к Тимофею Павел говорит: "Достойно начальствующим пресвитерам должно оказывать сугубую честь, особенно тем, которые трудятся в слове и учении" (1 Тим. 5:17). Божий замысел о церкви прост. Благочестивые должны быть в руководстве. Они правят, они учат, они увещевают, они служат примером. Они избраны, потому что они особенно покорны Господу. Остальные в церкви должны подчиняться им, в уважении, чести и любви. Руководители подотчетны Господу за то, как они руководят, остальные же подотчетны Господу за то, как они подчиняются этому руководству и уважают его. "Повинуйтесь наставникам вашим и будьте покорны, ибо они неусыпно пекутся о душах ваших, как обязанные дать отчет; чтоб они делали это с радостью, а не воздыхая, ибо это для вас не полезно" (Евр. 13:17). Если мы не следуем тем, кто осуществляет правильное руководство в церкви, и не почитаем таких людей, мы сокрушаем и подрываем плодотворность не только их работы, но и своей собственной. Мы не можем служить Господу должным образом, если не уважаем должным образом своих руководителей.

Радушие

"Приветствуют вас церкви Асийские; приветствуют вас усердно в Господе Акилла и Прискилла с домашнею их церковью. Приветствуют вас все братия" (16:19-20а).

19-20 Как подразумевается в этих стихах, любовь всегда приводит к радушию, к гостеприимству, любви к чужестранцам. Павел не делает напрасный комментарий, тем более он не преувеличивает правду, чтобы произвести впечатление на читателей. Нет, церкви Асии не по обязанности слали формальные приветствия церкви в Коринфе, - Павел передавал подлинные приветы. Эти церкви искренне заботились о своих единоверцах в Коринфе, и их руководители попросили Павла передать им приветы, когда у него появилась такая возможность. Большинство из тех, о ком здесь идет речь, были незнакомы друг с другом, но выражаемая любовь не становилась от этого менее подлинной.

Когда Божьи люди преданы учению и чистой жизни, они связаны друг с другом любовью, - и отдельные личности, и церковные общины, - даже тогда, когда их разделяют большие расстояния, когда они сильно отличаются по культурной среде и обстоятельствам. Дух радушия и гостеприимства не гаснет среди любящих христиан, даже когда нет непосредственной возможности быть гостеприимными Мы можем поддерживать наших братьев во Христе молитвой и утешением, даже если у вас никогда не 6удет возможности принимать их у себя дома.

Акилла и Прискилла стали добрыми друзьями Павла, когда он жил у них дома, во время его первого служения и Коринфе (Деян. 18:1-3). Возможно, он провел с ними все эти полтора года. Они тоже делали палатки, были христианами, высокоуважаемыми апостолом и ценными в его служении. Они сопровождали Павла в Ефес, и вскоре после прибытия в этот город показали свое доскональное понимание Евангелия: приняв одаренного Аполлоса они "точнее объясняли ему путь Господень" (Деян. 18:18-19, 24-26). А из данного текста мы узнаем и о том, что они также установили у себя дома церковное собрание - домашнюю церковь.

В ранней церкви дома верующих использовались почти для всех типов христианской деятельности: для совместных трапез (Деян. 2:46); для учения и проповеди (5:42); для предевангелизации и евангелизации (10:23, 27-48); для богослужений и проповеди (20:7); для свидетельствования и дискуссий (28:23). Часто дом верующего был постоянным местом встреч, где происходили богослужения и где единоверцы собирались для дружеского общения. И от Акиллы и Прискиллы с домашнею их церковью Павел слал приветы и Коринф.

Когда в новозаветные времена христиане путешествовали, переезжая с места на место, они могли почти без исключения ожидать, что товарищи-христиане примут их с большой заботой и любовью. Среди верующих не было чужих (Деян. 2:42-46). Гостеприимство было второй натурой христиан, оно естественно проистекало из ил любви ко Христу и ко всем, кто принадлежит Ему. И сегодня каждый христианский дом должен быть открытой, прозрачной и любящей гаванью для тех, кто нуждается в гостеприимстве.

С самых ранних пор (см. Деян. 6:1) в церкви было множество вдов. Для того, чтобы быть внесенной в официальный церковный список, вдова должна была быть не моложе шестидесяти лет, известная своими добрыми делами, она должна была быть хорошей матерью и принимать "странников". Павел продолжает приводить примеры того, какого рода гостеприимство он имеет в виду. Женщина, достойная называться истинной вдовицей, была такая, которая "умывала ноги святым", "помогала бедствующим" и "была усердна ко всякому доброму делу" (1 Тим. 5:9-10). Гостеприимство для христиан - не случайная добродетель и не такая, которую они могут выбрать или не выбрать.

Главным свойством доброго самаритянина было гостеприимство, радушие. И непосредственно, и косвенно он сделал все для того, чтобы поддержать избитого и ограбленного. Поскольку он "сжалился" и, "подойдя, перевязал ему раны, возливая масло и вино; и, посадив его на своего осла, привез его в гостиницу, и позаботился о нем. А на другой день, отъезжая, вынул два динария, дал содержателю гостиницы и сказал ему: "позаботься о нем; и если издержишь что более, я, когда возвращусь, отдам тебе" (Лук. 10:33-35). Главный признак соседа-христианина -это гостеприимство, а гостеприимство - это важный признак христианской любви.

Нежная привязанность

"Приветствуйте друг друга святым целованием" (16:20б)

И в заключение, любовь в общине отмечается внешними, видимыми знаками нежности.

В Писании поцелуи в романтическом смысле этого слова, поцелуи между мужчинами и женщинами, упомянуты только дважды в Притчах (7:13) и в Песни Песней (4:11). Все другие упоминания имеют отношение к выражению нежности между мужчинами и мужчинами или женщинами и женщинами. Они целовали друг друга в щеку или в лоб и по сути поцелуй для них был тем же самым, чем в наше время является теплое объятие. Из-за того, что мы более изолированы друг от друга, такого рода проявления нежности в наше время, к сожалению, не приняты.

Несмотря на то, что в ранней церкви обычай святого целования был прекрасным, чистым и важным выражением братской любви (ср. Рим. 16:16; 2 Кор. 13:2; 1 Фес. 5:26; 1 Пет. 5:14), в более поздние времена им стали злоупотреблять. К нему прибегали до того неизбирательно, что церковному собору в шестом веке пришлось объявить вне закона целование мертвых тел.

Павел говорил о подлинном и непосредственном выражении братской или сестринской любви, которую в те дни часто выражали поцелуем. Теплое, нежное пожатие руки или прикосновение к плечу может выразить такую же нежность. В большинстве церквей в наши дни опасность состоит в том, что верующие проявляют слишком мало нежности друг к другу, а не слишком много.

Один из недостатков больших церквей состоит в том, что они с легкостью позволяют чужим оставаться чужими. Застенчивых людей часто не замечают. А некоторые христиане, к сожалению, не хотят принимать участия в дружеском общении собрания верующих. Но там, где есть подлинная любовь, там христиане найдут способ подружиться с чужими и проявить нежность к братьям и сестрам во Христе.

Заключительные замечания

"Мое Павлова приветствие собственноручно. Кто не любит Господа Иисуса Христа, анафема, маранафа. Благодать Господа (нашего) Иисуса Христа с вами, И любовь моя со всеми вами во Христе Иисусе. Аминь" (16:21-24).

21-24 Послание, главная часть которого была продиктована писцу, подписано его собственной рукой - собственноручно, и закончено самим Павлом. Заключительные замечания - этот короткий постскриптум, возможно, написанный его собственным почерком, чтобы недвусмысленно удостоверить подлинность письма.

Заключение состоит из двух отличительных друг от друга частей: из предостережения и из нежного заверения в любви.

Предостерегает Павел против всякого, кто не любит Господа. Такой человек, несомненно, тем самым доказывает, что он не принадлежит Господу и поэтому не принадлежит к сотрудничеству народа Божьего. Когда Павел пишет в этом отрывке о любви, он использует термин филео, который означает "испытывать нежную привязанность". Это -не такое сильное слово, как агапе (превосходная любовь), а нигде нет заповеди такою любовью любить Бога. Однако этот стих подразумевает, что такая минимальная нежность -один из элементов той любви, которая приемлема для Бога. Когда Иисус в третий раз спросил Петра, любит ли тот Его, Он употребил слово филео. И, когда Петр ответил да, Иисус принял эту любовь. Петр не утверждал, что он любит любовью агапе, но даже и его теплая нежность свидетельствовала о том, что он доверял Христу. Павел в этом отрывке выбирает именно это слово потому, что он подчеркивает нежность.

Если человек не любит Господа с нежностью, очевидно, что он не имеет к Нему превосходной любви и, таким образом, вообще не имеет в Нем доли. Такой человек "преступающий учение Христово и не пребывающий в нем, не имеет "Бога", и его не следует принимать в христианскую общину (2 Иоан. 9-10). Его не следует даже и приветствовать, потому что, приветствуя его, мы участвуем в его "злых делах" (ст. II). Такой человек должен считаться проклятым, преданным анафеме.

Эти две части заключительных слов Павла, которые кажутся несвязанными между собой, относятся к одной и той же истине, к теме самого послания: к любви. Предостережение - против тех, чей недостаток любви к Господу доказывает, что они потеряны. Добрая нежность выражается по отношению к тем, кто, вместе с Павлом, любят Господа и друг друга.

Я думаю, что слово маранафа (арамейский термин, означающий "Наш Господь, приходи") в этом контексте является обращенным к Господу призывом придти и забрать прочь тех, кто прокляты, номинальных лжехристиан, которые всегда являются большой угрозой для истинной церкви. Идея тут такая: "Боже, приди и забери их", прежде, чем они причинят еще больше вреда". Таким образом, выражение маранафа содержит подразумеваемое приглашение к этим потерянным членам церкви, принять Христа прежде, чем Бог уберет их самих и возможность спасения для них будет навсегда утрачена.

Заключает свое послание апостол словами благодати и любви к тем, кто любит Господа. В этих двух словах -квинтэссенция того, что Павел хочет передать Коринфским верующим, и Господь - всем, верующим в Него.