Библия Комментарий Культурно-исторический

Переводы: (скрыть)(показать)
LXX Darby GRBP NRT IBSNT UBY NIV Jub GRBN EN_KA NGB GNT_TR Tanah Th_Ef MDR UKH Bible_UA_Kulish Комментарий Далласской БС LOP ITL Barkly NA28 GURF GR_STR SCH2000NEU New Russian Translation VANI LB CAS PodStr BibCH UKDER UK_WBTC SLR PRBT KZB NT_HEB MLD TORA TR_Stephanus GBB NT_OdBel 22_Macartur_1Cor_Ef VL_78 UBT SLAV BHS_UTF8 JNT UKR KJV-Str LXX_BS BFW_FAH DONV FIN1938 EKKL_DYAK BB_WS NTJS EEB FR-BLS UNT KJV NTOB NCB McArturNT Makarij3 BibST FIN1776 NT-CSL RST Mc Artur NT BBS ElbFld RBSOT GTNT ACV INTL ITAL NA27 AEB BARC NZUZ שRCCV TORA - SOCH LOGIC VCT LXX_Rahlfs-Hanhart DRB TanahGurf KYB DallasComment GERM1951 Dallas Jantzen-NT BRUX LXX_AB LANT JNT2 NVT
Книги: (скрыть)(показать)
. 00PredOT. 00Pyaty. Быт. Исх. Лев. Чис. Втор. Истор. Иис. Суд. Руф. 1Цар. 2Цар. 3Цар. 4Цар. 1Пар. 2Пар. Ездр. Неем. Есф. премуд. Иов. Пс. Прит. Еккл. Песн. пророч. Ис. Иер. Плач. Иез. Дан. Ос. Иоил. Ам. Авд. Ион. Мих. Наум. Авв. Соф. Агг. Зах. Мал. слов. библио. Пред. еванг. Матф. Мар. Лук. Иоан. Деян. Посл. Иак. 1Пет. 2Пет. 1Иоан. 2Иоан. 3Иоан. Иуд. Рим. 1Кор. 2Кор. Гал. Еф. Фил. Кол. 1Фесс. 2Фесс. 1Тим. 2Тим. Тит. Флм. Евр. Откр. слов. слов. услов.
Главы: (скрыть)(показать)
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

Библия Комментарий Культурно-исторический

1 Коринфянам 1

1:1–9 Вступительные приветствия

Эти стихи — традиционные приветствия, которыми было принято начинать письма в древности; см. введение к коммент. к новозаветным посланиям и коммент. к Рим. 1:1,7.

1:1. В древности письма обычно писались одним человеком, без соавторов; таким образом, Павел мог, как автор послания, просто привлечь Сосфена в качестве писца (ср.: 16:21); возможно также, что Сосфен внес свой вклад в содержание послания или (что более вероятно) просто высказал свое согласие с вестью Павла.

1:2. «Святым», или «освященным», в *Ветхом Завете обычно именовался Израиль; это означало, что Бог отделил Израиль для Себя, когда искупил его, и потому израильтяне должны были жить для Бога, а не так, как соседние народы.

1:3. «Благодать» — типичное греческое приветствие, а «мир» — еврейское. Называя Иисуса наряду с Богом–Отцом источником благодати и мира в своей молитве–пожелании (такие молитвы были характерны для начала письма), Павел заявляет тем самым о божественной природе Иисуса.

1:4. Благодарения обычны для писем. Как и в речах, в посланиях вначале высказывались комплименты в адрес читателя, чтобы заслужить его благосклонное внимание в дальнейшем. В обличительных речах и посланиях обличения также перемежались с хвалой, чтобы слушателям и читателям было легче принять советы и нравоучения.

1:5. Во вступительной части посланий обычно назывались темы, которые будут рассматриваться далее. Для коринфян понятия «слово» и «познание» говорили о многом. Проводившиеся близ Коринфа Истмийские игры (см. коммент. к 9:24,25) включали и состязания в красноречии, а познание ассоциировалось с философской мудростью или способностью говорить экспромтом на любую тему (искусство, которому обучались профессиональные ораторы). Здесь Павел говорит о духовных, а не просто о природных дарах, но коринфяне преуспели в слове и познании именно потому, что эти способности высоко ценились в их культуре.

1:6—8. «День Господа нашего Иисуса Христа» играет здесь роль, отводившуюся «дню Господа Бога» в еврейской традиции. Некоторые иудаистские круги, особенно в *диаспоре, придавали все меньшее значение библейскому упованию на грядущее, и Павел хочет пресечь эту тенденцию среди коринфских христиан.

1:9. Древние философы часто говорили о человеческом «братстве». Хотя, возможно, Павел имеет в виду братские отношения друг с другом во Христе, он говорит о чем–то весьма необычном для Древнего мира: об общении с Самим Господом. Для греко–римской религии характерно преувеличенное внимание к ритуалу (или, в некоторых культах, — к не имеющим прямого отношения к ритуалу экстатическим проявлениям). Те, кто исповедовал иудаизм, мыслили Бога как пребывающего в тесных взаимоотношениях со Своим народом, но никогда не утверждали, что Бог пребывает в верующем и общается с ним посредством *Духа, как это утверждает в другом месте Павел.

1:10–17 Христос неделим

Древние *риторы отнесли бы 1 Кор. 1:10–4:21 (где речь идет о единстве церкви), а возможно и все послание, к разряду наставлений. Павел не защищается от обвинений своих оппонентов (как во Втором послании к Коринфянам), а сосредоточивает внимание на заблуждениях коринфян. Из контекста явствует, что коринфяне оказывают предпочтение тому из учителей (а именно Павлу или Аполлосу), который лучше владеет искусством риторики или знанием философии (1:18 — 4:21).

1:10. В первые три столетия существования *Церкви ее члены встречались главным образом на дому; более состоятельные члены общины, естественно, могли собирать у себя больше людей (см. коммент. к 11:17—34). Поскольку в доме могло поместиться ограниченное число верующих, христианам приходилось встречаться в разных местах, и это приводило к их разобщению и разделению. По мере прочтения послания, однако, становится ясно, что главной причиной разделения служило социальное расслоение внутри общины. Правила построения одного из видов древних типовых речей (homonoia) предписывали сокрушаться по поводу раскола и призывать к единству; читатели Павла, несомненно, сразу распознали первооснову его рассуждений.

1:11. Возможно, вестники были доверенными лицами Хлои, богатой деловой женщины из Коринфа или Эфеса (16:8), которые курсировали между этими двумя городами по делам торговли. В таком случае это были либо занимавшие высокое положение рабы, либо *вольноотпущенники, принадлежавшие ее дому. Как члены коринфской *церкви, они принесли Павлу эти известия; новости и послания чаще всего доставлялись людьми, которые поддерживали деловые контакты в разных частях страны. (Если бы они были ее детьми, а не слугами, то были бы названы по имени своего отца, даже если он уже умер.)

1:12. Люди обычно оказывали предпочтение определенным учителям. Философы поощряли эмоциональную привязанность учеников к себе, считая это неотъемлемым элементом их нравственного и интеллектуального возрастания. *Раввины имели собственные школы, и ученики обычно распространяли идеи своих учителей. Павел, вероятно, упоминает «Кифу» и «Христа» чисто гипотетически (ср.: 3:5,6); суть его упрека в том, что любое разделение вредно, даже если верующий утверждает, что предан одному Христу и отвергает на этом основании приверженцев Павла и Аполлоса.

1:13. Павел использует здесь прием, известный как reductio ad absurdum, позволяющий свести позицию оппонента к естественному, но нелепому выводу.

1:14,15. Известно, что в некоторых греческих *мистериальных культах посвященный называл того, кто ввел его в этот культ, «отцом». «Крисп» и «Гаий» — латинские имена, и их носители могли занимать высокое положение в общине.

1:16. «Дом», т. е. члены семьи и слуги, обычно исповедовали религию главы дома; из 16:15 явствует, что Стефан был верующим и располагал определенными средствами.

1:17. В иудаизме «крещение» было заключительным актом обращения *язычников, и ранние христиане следовали этому образцу. Но Павел не придает слишком большого значения акту крещения как таковому; его главная цель — донести весть Христа, о вере в Которого крещение всего лишь несет свидетельство. Моралисты обычно отрицали, что используют для убеждения своих слушателей сложные риторические приемы, и утверждали, что просто взывают к истине.

1:18–25 Божья премудрость на кресте

В учении иудаизма важнейшая роль отводилась Божьей премудрости, которую Бог явил в Своем слове; иногда премудрость персонифицировалась (1:30). Учитывая популярность у греков философии и *риторики, можно предположить, что некоторые образованные члены *церкви питали особое пристрастие к «мудрым речам». Вероятно, Аполлос больше удовлетворял их представлениям о красноречии, чем Павел (1:12; см. коммент. к Деян. 18:24).

1:18. Греки верили, что некоторые боги умирали и возрождались (обычно это были боги плодородия, которые возрождались ежегодно), но они связывали происхождения этих поверий с древними мифами, а иногда даже воспринимали их как аллегорию. Римляне рассматривали распятие как казнь, предназначенную для рабов; иудеи также считали распятие позорной смертью (Втор. 21:23). Те, в ком видели «спасителей», обычно были богами, царями, богатыми покровителями или чудотворцами. Римское общество зиждилось на власти и высоко ценило социальный статус; власть была сосредоточена в руках главы дома, в богатых и аристократических семьях и т. д. Связывать силу и власть с распятым человеком — олицетворением слабости — в этом для древнего человека было не больше смысла, чем для современных людей вне Христа.

1:19. Здесь Павел цитирует Ис. 29:14, показывая, что мудрость живущих по человеческим заповедям (Ис. 29:13,14), а не по Божьему откровению (Ис. 29:9—12), приведет их к гибели; о том же ср.: Иер. 8:9.

1:20. Комментаторы справедливо отмечают, что Павел опирается здесь на такие тексты, как Ис. 19:12; 33:18 и Иов. 12:17 (ср. также: Прит. 21:30; Ис. 29:14; 44:25; 47:10; Иер. 8:8,9; 9:12,23). «Совопросник века сего» — вероятно, профессиональный *ритор, которого философы презирали за пустословие и отсутствие мысли. Но Павел бросает вызов и самим философам («мудрецам»).

1:21. В греческой комедии герой притворялся простаком, но в конце его мудрость становилась очевидной для всех; в отличие от этого героя, глупцом был тот, кто заявлял о своей мудрости и, предвкушая грядущий триумф, неожиданно для себя терпел неудачу. * Платон говорил, что человеческая мудрость ничтожна и что люди должны искать божественную мудрость.

1:22,23. Греки были известны своей любовью к познанию. И греки, и иудеи одинаково жаждали чудес, но Павел отделяет здесь греков от иудеев ради риторического эффекта. О «безумии» креста для тех и других см. в коммент. к 1:18.

1:24,25. В древности божественная сила обычно связывалась с чудотворцами. Павел использует выражения «немудрое Божие» и «немощное Божие» в ироническом смысле: самая малая крупица Божественной мудрости превосходит наивысшую человеческую мудрость. Ирония была характерным риторическим приемом.

1:26–31 Изменение статуса

1:26—29. У римлян социальное положение определялось происхождением («благородством»), а не богатством; но большинство коринфских христиан происходили из низших слоев общества, которые составляли его костяк. Тем не менее из осторожно сказанного Павлом «не много» можно предположить, что были среди них и люди более высокого положения, в том числе владельцы домов, в которых проводились церковные собрания. Этот отрывок, отражая мысль Иеремии (9:23), дает Павлу возможность процитировать текст из Иер. 9:24 в ст. 31.

1:30. В еврейской и греческой литературе мудрость иногда персонифицировалась. Христос, будучи воплощением Божьей премудрости (8:6; ср.: Ин. 1:1—18), воздействует на человека как праведность, освящение и искупление, полностью преобразуя его для Бога. *3акон рассматривался одновременно и как мудрость (Втор. 4:6), и как праведность (Втор. 6:25).